7 янв. 2018 г.

Система образования vs. Система обучения

Пара слов для рассуждений, которые показалось полезным сохранить.

Слова «образование» и «обучение» для меня означают принципиально разные стороны традиционного образовательного процесса, без различения смыслов которых невозможно продуктивно строить современный учебный процесс.

  • Образование– это внутренний процесс ученика, саморазвитие в познании мира, постоянный процесс построения своей картины мира.
  • Обучение– это внешний процесс, при котором носитель знаний, компетенций пытается поделиться ими с учеником.
  • Самообучение– это инициативный поиск источника желаемых знаний, компетенций и последующей передачи (обучения).

Система– это совокупность взаимосвязанных в логике решаемой задачи элементов (активных/пассивных, субъектов/объектов) и совокупность правил этого взаимодействия.

Соответственно,

  • «система образования»– это связанные взаимодействием различные объекты и субъекты с целью создания условий для образования, или ресурс для развития картины мира каждым участвующим субъектом. Чем легче мне найти в ней место для своих образовательных потребностей, тем лучше система.
  • «система обучения»– это связанные взаимодействием различные объекты и субъекты с целью создания условий для обучения, или ресурс для передачи знаний, формирования у учеников компетенций. Чем выше эффективность передачи знаний, формирования компетенций, тем лучше система.

Это разные системы? В чем их различие?

  • Во-первых, могут быть разные масштабы: образование как глобальное понятие влечет глобальное позиционирование системы образования, а обучение может рассматриваться от чего-то простого и конкретного до весьма масштабного типа подготовки к профессиональной квалификации.
  • Во-вторых, при сопоставимых масштабах налицо разная направленность указанных систем. Но, с другой стороны, суть процессов в них обоих одна и та же– развитие человека, его компетенций и знаний о мире.

Отсюда, терминологически «система обучения» менее четкое по позиционированию понятие, поскольку оставляет место для трактовки в зависимости от масштаба обучения. Традиционно, оно применяется для сравнительно простых и обобщенных задач, обозначающих процессуально разные подходы (лекционно-семинарская система обучения, проектная, деятельностная...).

Говоря о «системе образования», традиционно не используется субъектная модель понятия– подразумевают управленческую модель построения обучения в стране.

Если же абстрагироваться от практики и постараться терминологически строго подойти к этим понятиям (при сопоставимых масштабах постановки задачи), можно считать обе системы одним реальным объектом, который может рассматриваться под разными углами зрения:

  • с позиции ученика как субъекта образования
  • с позиции управленца как субъекта функционирования системы.

Это рассуждение мне показалось важным именно для того, чтобы констатировать наличие разных углов зрения и необходимость двойственной оценки системы для согласования и своевременной подстройки системы в современном быстро меняющемся мире.

5 янв. 2018 г.

Не словом, а делом

На фоне красивых заявлений Ольги Васильевой на старте ее пути как министра о борьбе с бюрократией и «о 3-х документах» (13.09.2016 в Чувашии), интересно выглядит нормативное письмо (docx) МОН Белоруссии от 27.12.2017 №164.

Оно об исчерпывающем перечне документов, с которыми должен работать учитель в нескольких базовых вариантах своего статуса:

  • С одной стороны, перечень Васильевой компактнее.
  • С другой стороны, в Беларуссии теперь это имеет нормативную силу и учитывает специфику несколько разных должностных статусов учителя.

Второй тезис безупречен и выглядит откровенным упреком российскому МОН после всей PR-мишуры обещаний. Зато первый в сочетании со вторым дает основания для моего занудства (вдруг бросятся вдогонку со стыда?):

  1. Кому и зачем нужно поурочное планирование (ежедневное для воспитателя)?
  2. Зачем регламентировать дневник?
  3. Зачем личные карточки под барабаны «цифровой экономики» и под внедрение систем типа Контингент?

Про КТП

Есть учителя-аккуратисты, которые работают строго по заранее составленным планам. Но даже у них при работе на нескольких параллелях возникают сложности синхронизации. От формальных (работа в разные дни в разных параллелях, хотя в логике последовательности все соблюдается) до содержательных (разные классы по разному воспринимают). Но есть и менее педантичные учителя, которые с разными классами занимаются по разному, хотя проходят одну программу и на одном материале. Писать же для каждой параллели отдельный поурочный план– сомнительный вариант регламентации, если бороться с бюрократией.

За свои 25 лет в школе я 2-3 раза провел уроки строго по плану. Специально, из принципа. Это было на заре моей учительской деятельности и это были худшие уроки в моей жизни. Я при подготовке прорабатываю тему в целом, а двигаюсь по ней с каждым классом так, как более органично для учеников. Это позволяет лучше учесть интересы учеников. Причем, если один класс застревает на чем-то дольше другого, почти наверняка у другого класса возникают те же самые затыки, но их Жанна д'Арк или их Александр Матросов в тот момент витали по другим орбитам. Или подняли другие проблемы, которые, скорее всего, интересны другому классу тоже, но они иссякли на своих проблемах. Или я не слишком удачно смог отреагировать на одно– им не захотелось говорить о другом (или не успели).

В общем, поурочное планирование должно быть личным инструментом учителя, а не отчетным и регламентированным извне документом. Если его исключить из белорусского перечня документов, остается сопоставить календарно-тематическое планирование (в логике белорусов) и программу (в логике Васильевой). Боюсь, это не одно и то же.

Слово «программа» ближе к более фундаментальному документу с надежными ассоциациями к ФГОС, а календарно-тематическое планирование ближе к практическому плану реализации программы. И тут стоит углубиться: является ли программа продуктом работы учителя? Реализация– безусловно, его работа. А программа– труд методический. Не каждый учитель может и хочет писать программу. При этом КТП должно опираться в реализации на конкретную программу– иначе, что планировать содержательно?

Отсюда, я бы регламентировал для учителя обязательность КТП, в котором должна быть ссылка на программу. Адекватность программы может быть оценена либо завучем, либо предметным координатором в школе, либо иным уполномоченным лицом. Если же учитель обладает компетенциями и амбициями на создание своей авторской программы, это песня за скобками обязательного перечня документов учителя.

Про дневник

Даже в суперзарегламентированные советские годы приснопамятный (а нонче отмененный) приказ Минпрос от 1974 года №167 про школьную документацию не трогал школьный дневник. Он был за скобками всех регламентов и жил исключительно в логике своей формы. Это способ коммуникации школы, ученика и его родителей. В здравом уме и твердой памяти никому не должно прийти в голову браться за его регламентацию выше уровня школы. Белорусы явно погорячились. Не мудрено– все с ним так сроднились! Его и Васильева упомянула, но более осторожно («автоматически входит в электронный журнал»). Вероятно, на упоминании вся регламентация и закончится, если они совсем не сбрендили. Но я бы его и не упоминал.

Школа должна по закону информировать ученика и родителей об учебном процессе– пусть сами школы в согласии со своими родителями находят оптимальный способ коммуникации: от старого доброго бумажного дневника до супер модерновых цифровых коммуникаций.

Про личные карточки

Я понимаю, что эта сущность тоже в крови всех образованцев, но, выходя в процесс обновления нормативного поля, нельзя слепо двигаться по инерции. Во времена бурного обсуждения цифрового образования, во времена создания цифровой образовательной среды, в эпоху действия идиотского и весьма затратного закона о защите персональных данных стоит избегать регламентации рискованных традиций. Сегодня нужно вести дело к разделу учета между людьми и информационными системами. Коли мы хотим внедрять поголовные централизованные реестры учета учеников, родителей, учителей, нужно выносить этот учет из зоны ответственности (и, соответственно, отчетности) школы. Участвовать в выверке в процессе сопоставления данных автоматического учета и реальной жизни– да. Но сам учет– долой из школы! Иначе, зачем внедрять эти дорогостоящие и сложные информационные системы?

К чему это все написано?

Как всегда, в надежде на здравый смысл и более мудрый шаг нашего МОН, догоняющего белорусов.