22 янв. 2018 г.

Принципы «Цифровой школы»

По мотивам госпроекта «Цифровая школа»:
  1. Цифровая школа– это институт. Не конкретная школа №2, №45, №57, хотя любая из них или все они могут быть в ее составе.
  2. Цифровая школа– это среда для индивидуальной образовательной деятельности, в смысле возможности выбора индивидуальных образовательных курсов, программ, в смысле построения на базе индивидуальных выборов образовательной траектории «под себя».
  3. Цифровая школа– это среда без границ, как в смысле отсутствия границ для выбора учебного курса, так и в смысле отсутствия любых барьеров для поступления, кроме содержательного (ученик должен быть готов к изучению в соответствии с критериями курса).
  4. Цифровая школа– это цифровой контакт, как в смысле необязательности очного присутствия, так и в смысле подтверждения образовательного ценза без бумаги. Выбор способа контакта за учителем и учеником– среда готова поддержать любой вариант. Технологические ограничения для обеспечения процедур контроля достоверности неизбежны, но временны и вторичны относительно принципа.
  5. Цифровая школа– это цифровой контент, в смысле способа представления материала. Это не исключает работы с неоцифрованным материалом, когда это удобнее и обоснованнее с точки зрения процесса. Но всегда, когда это оправдано и удобно, должен быть в доступе цифровой вариант.
  6. Цифровая школа– это цифровой инструментарий, в смысле способа работы с контентом, с документацией.
  7. Цифровая школа– это цифровая образовательная среда как гибкое многообразие открыто взаимодействующих конкурентных инструментов и ресурсов, свобода выбора любой комбинации из которых доступна любым пользователям. (см. подробнее «Сборка по ЦОС»)
  8. Цифровая школа– это удобная среда навигации по широкому разнообразию ресурсов, адаптирующаяся к каждому пользователю в соответствии с его особенностями и предпочтениями.
  9. Цифровая школа– это открытый сервис, в смысле возможности получения из него информации для создания своей собственной цифровой оболочки для любых полезных целей и, наоборот, для внесения в нее информации (при условии верификации). Например, официальное подтверждение образовательного ценза, формирование личного органайзера или портфолио на личный вкус, формирования резюме для поиска работы и др.
  10. Цифровая школа– это цифровая бюрократия, в смысле отсутствия ручной работы там, где есть малейший шанс автоматизации, и избегание ручной бюрократии там, где ее можно избежать. Цифровая среда должна органично содержать в себе инструменты агрегации процессов и результатов как измерители отчетных показателей своей работы. Процессы в среде должны изначально учитывать задачи мониторинга как элементы цифровой бюрократии.

Вариант KPI цифровой образовательной среды в логике обеспечения принципов построения ЦОС (из статьи «Цифровые фантазии бюрократов»):

Принцип ЦОСОписаниеИзмеряемый параметр
ПолезностьЛюбая информационная система в составе ЦОС должна создавать новые возможности для пользователей и/или снижать их трудозатраты.Количество/доля организаций, не затративших ручного труда на формирование отчетности
ДостаточностьСостав и функциональность ЦОС должны отвечать целям, для которых она создавалась, избегая избыточных функций и структур данных, требующих неоправданных издержек на сопровождение, а также отвечать полномочиям и возможностям пользователей.Объём/доля трафика разных информационных систем в рамках ЦОС
ОткрытостьЦОС должна обеспечивать свободу обмена данными и расширения новыми технологиями, в том числе подключая внешние системы. Количество/доля цифровых образовательных сред с открыто опубликованными протоколами обмена данными, регламентами подключения сторонних систем
ДоступностьВсе информационные системы и данные в составе ЦОС должны быть доступны пользователю, как правило посредством Интернет, и не могут быть ограничены, кроме соблюдения лицензионных условий и согласованной приватности данных.Количество пользователей системы/ доля внешних пользователей по отношению к базовой организации
ЕдинствоРабота всех информационных систем должна быть согласована в единой образовательной и технологической логике, позволяющей решать в разных частях ЦОС разные специализированные задачи на основе опубликованных протоколов. Количество/доля информационных систем, участвующих в автоматическом сборе отчетных данных
КонкурентностьЛюбые части ЦОС, кроме регламентируемых правительством страны государственных информационных систем, не могут быть ограничены для полной или частичной замены конкурирующими технологиями.Количество/доля разных информационных систем одного типа
ОтветственностьПраво и возможность формирования ЦОС из различных технологий, в том числе согласование задач по обмену данными со смежными информационными системами, предоставляются тому, на кого возлагается обязанность решать соответствующие задачи.Количество/доля цифровых образовательных сред, построенных на альтернативных продуктах по отношению к централизованным информационным системам
ИзмеримостьМониторинг происходящих в ЦОС событий формируется самой логикой цифровых процессов, исключая необходимость специальных дополнительных акций по контролю.Количество измеряемых параметров/количество агрегированных параметров

Программа мероприятий по формированию Цифровой школы в этой логике:

  1. Нормативное описание Цифровой школы как института на основе принципов ЦОС, которые ограничат диктат современных региональных решений в этом сегменте в пользу гибких открытых конкурентных подходов.
  2. Кардинальный пересмотр параметров отчетности под углом зрения минимализма ручного труда (тоже нормативная база)
  3. Формирование инфраструктуры ЦОС как архитектуры цифрового остова на основе множества узкоспециализированных взаимосвязанных государственных информационных систем (описано в моем тексте требований для иного варианта построения системы Контингент), разгружающих школу от ряда задач учета (в частности по защите персональных данных), и инструментов подключения к ним множества иных образовательных информационных систем.
  4. Формирование и поддержание в актуальном состоянии протоколов обмена данными (комиссии из состава разработчиков+платформы для отладки) как утвержденных стандартов
  5. Интегратор сетевых ресурсов (аналогично или совместно с проектом СЦОС)
  6. Распределенное финансирование цифровых инструментов и контента через школы и учеников (типа ваучеров)
  7. Экспертные оценки как инструмент косвенного влияния на выбор пользователей.

PS.

7 янв. 2018 г.

Система образования vs. Система обучения

Пара слов для рассуждений, которые показалось полезным сохранить.

Слова «образование» и «обучение» для меня означают принципиально разные стороны традиционного образовательного процесса, без различения смыслов которых невозможно продуктивно строить современный учебный процесс.

  • Образование– это внутренний процесс ученика, саморазвитие в познании мира, постоянный процесс построения своей картины мира.
  • Обучение– это внешний процесс, при котором носитель знаний, компетенций пытается поделиться ими с учеником.
  • Самообучение– это инициативный поиск источника желаемых знаний, компетенций и последующей передачи (обучения).

Система– это совокупность взаимосвязанных в логике решаемой задачи элементов (активных/пассивных, субъектов/объектов) и совокупность правил этого взаимодействия.

Соответственно,

  • «система образования»– это связанные взаимодействием различные объекты и субъекты с целью создания условий для образования, или ресурс для развития картины мира каждым участвующим субъектом. Чем легче мне найти в ней место для своих образовательных потребностей, тем лучше система.
  • «система обучения»– это связанные взаимодействием различные объекты и субъекты с целью создания условий для обучения, или ресурс для передачи знаний, формирования у учеников компетенций. Чем выше эффективность передачи знаний, формирования компетенций, тем лучше система.

Это разные системы? В чем их различие?

  • Во-первых, могут быть разные масштабы: образование как глобальное понятие влечет глобальное позиционирование системы образования, а обучение может рассматриваться от чего-то простого и конкретного до весьма масштабного типа подготовки к профессиональной квалификации.
  • Во-вторых, при сопоставимых масштабах налицо разная направленность указанных систем. Но, с другой стороны, суть процессов в них обоих одна и та же– развитие человека, его компетенций и знаний о мире.

Отсюда, терминологически «система обучения» менее четкое по позиционированию понятие, поскольку оставляет место для трактовки в зависимости от масштаба обучения. Традиционно, оно применяется для сравнительно простых и обобщенных задач, обозначающих процессуально разные подходы (лекционно-семинарская система обучения, проектная, деятельностная...).

Говоря о «системе образования», традиционно не используется субъектная модель понятия– подразумевают управленческую модель построения обучения в стране.

Если же абстрагироваться от практики и постараться терминологически строго подойти к этим понятиям (при сопоставимых масштабах постановки задачи), можно считать обе системы одним реальным объектом, который может рассматриваться под разными углами зрения:

  • с позиции ученика как субъекта образования
  • с позиции управленца как субъекта функционирования системы.

Это рассуждение мне показалось важным именно для того, чтобы констатировать наличие разных углов зрения и необходимость двойственной оценки системы для согласования и своевременной подстройки системы в современном быстро меняющемся мире.

5 янв. 2018 г.

Не словом, а делом

На фоне красивых заявлений Ольги Васильевой на старте ее пути как министра о борьбе с бюрократией и «о 3-х документах» (13.09.2016 в Чувашии), интересно выглядит нормативное письмо (docx) МОН Белоруссии от 27.12.2017 №164.

Оно об исчерпывающем перечне документов, с которыми должен работать учитель в нескольких базовых вариантах своего статуса:

  • С одной стороны, перечень Васильевой компактнее.
  • С другой стороны, в Беларуссии теперь это имеет нормативную силу и учитывает специфику несколько разных должностных статусов учителя.

Второй тезис безупречен и выглядит откровенным упреком российскому МОН после всей PR-мишуры обещаний. Зато первый в сочетании со вторым дает основания для моего занудства (вдруг бросятся вдогонку со стыда?):

  1. Кому и зачем нужно поурочное планирование (ежедневное для воспитателя)?
  2. Зачем регламентировать дневник?
  3. Зачем личные карточки под барабаны «цифровой экономики» и под внедрение систем типа Контингент?

Про КТП

Есть учителя-аккуратисты, которые работают строго по заранее составленным планам. Но даже у них при работе на нескольких параллелях возникают сложности синхронизации. От формальных (работа в разные дни в разных параллелях, хотя в логике последовательности все соблюдается) до содержательных (разные классы по разному воспринимают). Но есть и менее педантичные учителя, которые с разными классами занимаются по разному, хотя проходят одну программу и на одном материале. Писать же для каждой параллели отдельный поурочный план– сомнительный вариант регламентации, если бороться с бюрократией.

За свои 25 лет в школе я 2-3 раза провел уроки строго по плану. Специально, из принципа. Это было на заре моей учительской деятельности и это были худшие уроки в моей жизни. Я при подготовке прорабатываю тему в целом, а двигаюсь по ней с каждым классом так, как более органично для учеников. Это позволяет лучше учесть интересы учеников. Причем, если один класс застревает на чем-то дольше другого, почти наверняка у другого класса возникают те же самые затыки, но их Жанна д'Арк или их Александр Матросов в тот момент витали по другим орбитам. Или подняли другие проблемы, которые, скорее всего, интересны другому классу тоже, но они иссякли на своих проблемах. Или я не слишком удачно смог отреагировать на одно– им не захотелось говорить о другом (или не успели).

В общем, поурочное планирование должно быть личным инструментом учителя, а не отчетным и регламентированным извне документом. Если его исключить из белорусского перечня документов, остается сопоставить календарно-тематическое планирование (в логике белорусов) и программу (в логике Васильевой). Боюсь, это не одно и то же.

Слово «программа» ближе к более фундаментальному документу с надежными ассоциациями к ФГОС, а календарно-тематическое планирование ближе к практическому плану реализации программы. И тут стоит углубиться: является ли программа продуктом работы учителя? Реализация– безусловно, его работа. А программа– труд методический. Не каждый учитель может и хочет писать программу. При этом КТП должно опираться в реализации на конкретную программу– иначе, что планировать содержательно?

Отсюда, я бы регламентировал для учителя обязательность КТП, в котором должна быть ссылка на программу. Адекватность программы может быть оценена либо завучем, либо предметным координатором в школе, либо иным уполномоченным лицом. Если же учитель обладает компетенциями и амбициями на создание своей авторской программы, это песня за скобками обязательного перечня документов учителя.

Про дневник

Даже в суперзарегламентированные советские годы приснопамятный (а нонче отмененный) приказ Минпрос от 1974 года №167 про школьную документацию не трогал школьный дневник. Он был за скобками всех регламентов и жил исключительно в логике своей формы. Это способ коммуникации школы, ученика и его родителей. В здравом уме и твердой памяти никому не должно прийти в голову браться за его регламентацию выше уровня школы. Белорусы явно погорячились. Не мудрено– все с ним так сроднились! Его и Васильева упомянула, но более осторожно («автоматически входит в электронный журнал»). Вероятно, на упоминании вся регламентация и закончится, если они совсем не сбрендили. Но я бы его и не упоминал.

Школа должна по закону информировать ученика и родителей об учебном процессе– пусть сами школы в согласии со своими родителями находят оптимальный способ коммуникации: от старого доброго бумажного дневника до супер модерновых цифровых коммуникаций.

Про личные карточки

Я понимаю, что эта сущность тоже в крови всех образованцев, но, выходя в процесс обновления нормативного поля, нельзя слепо двигаться по инерции. Во времена бурного обсуждения цифрового образования, во времена создания цифровой образовательной среды, в эпоху действия идиотского и весьма затратного закона о защите персональных данных стоит избегать регламентации рискованных традиций. Сегодня нужно вести дело к разделу учета между людьми и информационными системами. Коли мы хотим внедрять поголовные централизованные реестры учета учеников, родителей, учителей, нужно выносить этот учет из зоны ответственности (и, соответственно, отчетности) школы. Участвовать в выверке в процессе сопоставления данных автоматического учета и реальной жизни– да. Но сам учет– долой из школы! Иначе, зачем внедрять эти дорогостоящие и сложные информационные системы?

К чему это все написано?

Как всегда, в надежде на здравый смысл и более мудрый шаг нашего МОН, догоняющего белорусов.