20 июн. 2021 г.

Сплав за будущим

Сегодня многие и довольно часто стали говорить о будущем. Это не удивительно на фоне признания нашего мира непредсказуемо изменчивым: хочется компенсировать турбулентность заклинаниями, которые успокоят стресс неведения и неуверенности в себе.

Это развитие уже традиционной мечты об управлении временем, вплоть до путешествий во времени. После описания 4-мерного пространства-времени, почему бы по оси времени не поползать в разные стороны? Как из Москвы в Киев и обратно? Впрочем, даже это уже проблематично– уже это позволяет взглянуть на устоявшиеся представления более критично.

Время– важная сущность для бытия человека. Само переживание времени занимает заметное место в психологии. Можно прочитать, например, мнение Дмитрия Леонтева об этом. Кант даже в сущностных рассуждениях увязывал время с чувственностью человека.

Я хочу уйти от психологического восприятия совсем. Тогда времени нет– это психологическая абстракция, выражаемая в математических моделях как производная от скорости. Первичным вижу происходящие в природе процессы. У них разная динамика, скорость. И это перекликается с базовым условием теории относительности о предельной скорости. Время– это окно из своего купе, из своей системы отсчета с видом на происходящее в природе, где наше купе– один из равноправных процессов.

Некоторые процессы происходят в нас и зависят от других процессов. Мы просто вынуждены соотносить скорости разных процессов (привет, Кант). Но делаем это с ориентацией на некие конкретные проявления и соотносимся с этими проявлениями с опорой на проявления каких-то других важных для себя процессов. Например, фазы Солнца и Луны, день и ночь, зима и лето, жизнь поколения.

В таком контексте, будущего не существует. Оно будет когда-то и непредсказуемо как. Мы можем, глядя на происходящее сейчас и опираясь на опыт похожих ранее событий, предположить возможный ход событий в будущем. Но это всегда «пальцем в небо».

Если у нас есть несколько прогнозов, почти наверняка один из них сбудется. Причем, почему окажется верным именно тот, а не другой, мы не знаем достоверно, хотя очень любим с умным видом «махать кулаками после драки». Процессов много, они все взаимодействуют– легко не учесть какие-то из влияющих или учесть неудачно. Да и не бывает в точности одинаковых стартовых условий, поэтому даже похожие наложения разных процессов приводят к разным результатам.

Управление будущим как сплав

Я заметный отрезок своей жизни посвятил водным походам, поэтому мне ближе всего аналогия с потоками воды и поведение при сплаве по ней.

  • Когда река течет медленно и неторопливо, одним руслом, поведение плывущего по нему тела предсказать не очень сложно. Но даже на такой реке прогноз не гарантирован.
  • Когда неторопливая река делится на рукава, прогноз усложняется. С большей вероятностью плывущее по левой стороне тело попадет в левую протоку, но никаких гарантий– может оказаться и в другой.
  • Когда поток ускоряется, прогнозировать становится сложнее, потому что появляются сильные турбулентности. Но и там можно предсказывать, особенно если заметить цикличность образующихся и исчезающих турбулентностей. Хотя достоверность прогноза намного ниже, чем на неторопливой реке.
  • Удивляет, как с мощного потока тело оказывается в маленьком улове за небольшим уступом, где может болтаться довольно долго. Но стоит решить, что оно там и останется, как оно вдруг выплывает на струю.

Попытки предсказания будущего напоминают мне сплав по более или менее бурной реке. В моем опыте, есть два наиболее выраженных способа сплава:

  • преодолевая струю
  • максимально используя ее силу.

Первый рассчитан на силу и удаль. Второй– на искусство угадать характер струи и всех ее особенностей, чтобы, маневрируя своим судном, использовать силу струи в своих целях.

Самые распространенные версии «работы с будущим» ориентированы на силовой вариант сплава по времени: «вижу цель-не вижу препятствий». Мне ближе неторопливый сплав с учетом своего «судна» и характера «струи времени»– всех происходящих вокруг меня процессов. Такой «сплав по времени» доставляет удовольствие сам по себе и не требует жестко ставить цели, хотя некоторые ориентиры бывают нужны и делать их нужно.

Какой вариант сплава результативнее?

Результативность зависит от представления о результате. Если под результатом понимать комфортное состояние при сплаве, то оно совсем не обязательно совпадет с представлениями о желаемой скорости сплава или о достижении конкретного места на берегу. Но на конкретных участках представления о желаемом варианте сплава у людей с разными представлениями о его результате могут совпадать.

Когда говорят о «проектировании из будущего», на самом деле, говорят о желаемом себе в настоящем, но для реализации этого желания чего-то не хватает. Добор недостающего– тоже процесс со своей скоростью и со своей точностью предсказаний. Раньше, когда окружающие процессы текли небыстро, даже медленно спланированный добор позволял неплохо спрогнозировать окружающее состояние к моменту окончания добора.

Сегодня обстоятельное планирование и неторопливый добор такого не позволяют. Отсюда вывод о приоритетности малых итераций с короткими этапами прогноза перед долгосрочными статегиями, привычными из медленного «вчера». Важнее знать себя, что получается и что требует меньших усилий, а что не получается и стоит ли тратить усилия на медленное развитие. Чем медленнее процесс добора, тем меньше точность прогноза желаемого разультата.

Итак

Будущего нет– это психологическая абстрация. Есть только сущее и опыт прошлого, есть разные стратегии выбора действий здесь и сейчас. Опыт прошлого позволяет с большей или меньшей глубиной оценить происходящее и выбрать то или иное действие сейчас и только сейчас.

В итоге либо вынесло не туда и не так, либо желания изменились, пока доплыл. Поэтому жить не скучно. Короче, «читайте струю», «крутите судном» в меру своих способностей и возможностей. А вынесет, как повезет.

9 июн. 2021 г.

Конференции шепчут цифрам

Попытка сжато изложить логику переосмысления конференций, изложенной ранее.

Цели конференции

  1. Заявить о себе и/или своей работе
  2. Увидеть новости, зоны внимания и лидеров по интересующей тематике
  3. Найти материалы и/или партнеров по работе
  4. Вступить в тематическую дискуссию, повлиять на общественное мнение

Все перечисленное в современном цифровом перенасыщенном информацией мире можно сделать без конференции. Формат конференции ценен концентрацией, которую создают организаторы конференции своей экспертностью и авторитетом. Вне конференции все перечисленные задачи решаются с существенно большими затратами времени и сил.

Если бы между конференциями не существовало конкуренции, они были бы редкими и более ценными для участников. Пассивное участие в них стоило бы больших денег. Но наукометрия как KPI людей и организаций, связанных с претензиями на науку, вынуждает создавать множество самых разных конференций-близнецов, которые для собственной конкурентоспособности проводят щадящую политику к участникам. А это негативно сказывается на качестве конференций и на желании в них участвовать.

Логика конференций на заре их создания — встреча единомышленников как наилучших формат коммуникации в условиях медленных информационных потоков почтовыми дилижансами. Редкие коллективные встречи — бурные дискуссии в свое удовольствие. Низкая совместимость бумажных информационных технологий тоже в пользу очного общения.

Сегодня проще и удобнее дискутировать не на конференции. Конференция стала маркетинговым мероприятием, а не содержательным событием:

  • состав ключевых спикеров — реклама амбиций организаторов;
  • название и краткие тезисы в программе — текстовая реклама доклада;
  • доклад — медиа-реклама работы докладчика в жестком регламенте, повод для встречи в кулуарах;
  • встреча в кулуарах — развернутая реклама работы и возможностей докладчика для встречи после конференции;
  • тезисы доклада в сборнике — кладбище наукометрической отчетности, хотя изредка используется по сути.

Если предположить, что научные и административные силы согласятся пересмотреть наукометрические KPI и из них исчезнут классические конференции и доклады на них (в современном смысле), то можно пофантазировать об иных форматах работы для эффективного решения упомянутых задач. Сохраняя преимущества конференций, преумножая их разумным сочетанием современных коммуникационных ресурсов.

  • Офлайн идеален для спокойного знакомства с чужими материалами без отрыва от текущих дел.
  • Онлайн идеален для коротких совместных обсуждений/уточнений с минимальным отрывом от текущих дел.
  • Очное общение незаменимо для спорных ситуаций и для глубоких обсуждений, для знакомств и партнерств.

Наиболее ценно очное общение, поэтому очень обидно, когда выделенное на него время оставляет ощущение неудовлетворенности. Забота об эффективности очных встреч и об удовлетворенности от участия в них должны стать главным вектором проектирования новых форматов/ сочетания форматов.

Издержки онлайн общения чуть менее критичны, чем очного, потому что оно позволяет уклоняться от непроизводительной траты времени, если оказывается неинтересно, вплоть до полного отключения под предлогом сбоев в сети или даже без предлогов.

Офлайн наименее уязвим эмоционально, поскольку регулируется лично: что захотел и как захотел, так с материалами и знакомишься. Именно поэтому стоит вносить в культуру взаимодействия работу с акцентом на офлайн. Это пока сложно, потому что сталкивается с неспособностью людей своевременно выделять время на эту работу. Синхронный формат дисциплинирует своей обязательностью по месту/времени.

Это главный вызов новым форматам, который можно преодолеть только сообща, внося жесткость в условия синхронных этапов мероприятий. Стоит подкреплять жесткие условия подталкивающими стимулами типа напоминаний, вопросов для подготовки, графиками ознакомления участников с материалами на подготовительной стадии и др. Думаю, фантазии подобных способов удержания внимание на офлайн этапах работы перед синхронными этапами станут «фишкой» ближайшего времени.

Другой темой, если культура офлайн-работы будет развиваться (а ей некуда деваться), будет появление новых форматов цифровых материалов. В этом контексте, я не могу не напомнить про продвигаемый мною формат ConCast как жанровое ответвление подкастов.

Я вижу продуктивной альтернативой клонируемым конференциям постоянные цифровые площадки под бдительным контролем известных спецов, авторитет и знания которых позволят вести на ней продуктивные обсуждения, привлекающие специалистов соответствующей квалификации. Эти площадки ориентированы на офлайн размещение материалов и офлайн-обсуждения в логике форумов и соцсетей. Они постоянно действующие и поэтому поглощают в себя не только конференции, но и регулярные семинары.

По мере появления вопросов и уточнений, которые неудобно разрешать в «телеграфном» стиле офлайн, могут назначаться онлайн-обсуждения с участием заинтересовавшихся лиц. Для еще более острых и глубоких тем обсуждения и дискуссий назначаются очные встречи.

Главным препятствием подобного развития событий, кроме психологических барьеров к незнакомым форматам, вижу формальности межведомственных/межорганизационных барьеров, конфликта их бюрократических интересов. Потому что не получится иметь несколько однотипных платформ, как происходит с однотипными конференциями. Это будет неудобно участникам. Одно дело– разовые конференции. Совсем другое дело– постоянное участие с примерно одними и теми же позициями одновременно на разных цифровых платформах.

Тем не менее, кто меньше связан с формальными причинами и стремится к эффективности своих форматов работ, могут начать разработку и подготовку экспериментов с новыми подходами к организации коммуникации. Кто связан с формальными требованиями, но окажется более продуктивным в организации своих мероприятий, может оттеснить отстающих в динамике трансформации коллег.

«Мое дело прокукарекать, а там — хоть не вставай».

22 мая 2021 г.

«Долой ЕГЭ-2021»

По следам очередных популизмов в ГосДуме.

Готовность двигаться от проблем назад, а не вперёд—мечта идиота и прекрасный инструмент манипулятора, готового продвинуться на восторженных идиотах. Начало избирательной гонки на примере больной темы отмены ЕГЭ налицо.

ЕГЭ был недостижимой мечтой в эпоху разгула самоуправства и на выпускных, и на вступительных экзаменах. На выпускных это было менее заметно, ибо 10 лет притирки позволяли заранее ожидать все прелести процесса. Неожиданности были редки и поэтому их обсуждать смысла не было. Тем не менее, и эта странность— «сам учу—сам проверяю»— тоже обсуждалась. Основная критика была связана с художествами на вступительных, где все неподготовленно и ставки высоки. СМИ истекали скандалами и жаждали единого независимого процесса.

Критики утверждают, что именно ЕГЭ стал причиной натаскивания. Это либо глупость, либо преднамеренная ложь. Он сделал очевидным, что вся школа, как институт, включая всех участников его, нацелена на результат экзамена, а не на знания. Отдельные исключения отдельных идеалистов на личном опыте ничтожны своей несоизмеримостью. Просто, когда все экзамены разные, это не так очевидно. Когда экзамен стал единым для всех, это ударило в глаза. Но не все хотят это признавать. Легче снова размазать этот признак по разным экзаменам.

Сейчас радикально новая ситуация, отличная от советской школы. Собственно, даже в советской школе на излете Союза она была иной, но это не видели и даже сейчас не хотят видеть— слишком глубоких изменений потребует признание отличий.

А лозунг «мама, роди меня обратно» в отношении ЕГЭ, считаю, как минимум, инфантильным. Всех, кто считает ЕГЭ оценкой знаний, надо самих исключать из обсуждения. Это единая рейтинговая система по способности решать представленные в процессе задачи. Это связано с уровнем знаний, но не измеряет его. Об этом не раз открыто говорилось, но каждый «умник» всегда святее папы римского. Особенно, если он в Думе.

Какой смысл слушать тех, кто не понимает смысла процедуры?

Обсуждать судьбу ЕГЭ нужно под углом зрения: кому, зачем и какая процедура нужна на переходе из школы в другое образовательное учреждение?

ЕГЭ родился из образовательного конвейера, когда надо было штамповать стандартных выпускников. Кто не отвечает стандарту—на доработку. Отвечающих стандарту два типа, по уровням— годится/нет для вуза. Универсальная стандартизация заведомо лучше, чем кто во что горазд. Сейчас давно не конвейер, пересортица гораздо более богатая—а все под примитивный грохот их гоним. Зачем???

Ну, проверить «на вшивость» минимально допустимого порога я ещё с трудом понимаю, хотя тоже сомнительно. Зачем и кому этот рейтинг? Пусть учатся все, кто может и хочет. Если вуз будет получать деньги от самих студентов, он сам будет хватать побольше и честно отсеивать халтурщиков. Чем больше человек учится, тем он полезнее всем, включая государство. Туча народа работает и учится.

Надо всем давать ежегодный сертификат на учение, пусть небольшой. И при успешном прохождении в качестве поощрения давать ещё. Макраме и вышивку крестиком можно поощрять существенно меньше, чем сопромат или машинное обучение.

Если умники из Цифровой экономики переформатируют в цифровой профиль банальную школьную программу, которая пока практически единая для всех, ЕГЭ можно превратить в доброльный внешний институт– подтверждать любые темы и уровни этого школьного профиля. Тупо: предмет/ тема/ важная сущность/ уровень освоения. Сквозным образом через все классы с отметкой уровней для разных классов.

Последним жестом могикан из Минпрос– утвердить «красную линию» минимально приемлемого для государства школьного профиля.

И пусть все жужжат в своём темпе, наращивая свой личный профиль. Освоил—сдал, освоил—сдал. Где/как захотел—там/так и освоил. Школа в помощь. Есть примерный график заполнения профиля. За его заполнение отвечают по Конституции родители. Пока сильных отставаний от примерного графика нет—нет вопросов к родителям. Когда и если есть заметные опережения—повод помочь с творческими реализациями.

21 мая 2021 г.

Грамотность как владение языком

По следам экспертной лекции П.Щедровицкого на тему «Разработка содержания открытого/дополнительного образования: методологический и предметный аспект» (ролик на 1,5 часа)

Мне давно нравится логика ПЩ, что обучение– это освоение языка, понимая язык в широком смысле как семиотическую систему. И тогда грамотность– от владение языком.

Язык описывает специфические сущности и инструменты/способы работы с ними. Таким образом, освоение языка неизбежно означает узнавание этих сущностей и технологий работы с ними, т.е. развивает картину мира. А формирование картины мира– это уже образование.

Отдельно ПЩ выделяет подготовку, цель и смысл которой– освоение инструментария для использования языка в практических целях. Часто это процедурно похоже на обучение, но цель совершенно иная, поэтому важно разделять.

В этой логике я пытаюсь развивать модель ISPEC, которая появилась во взаимодействии с другими коллегами. Поэтому я зацепился за детализацию языков, представленных в этой лекции, и уточнил некоторые нюансы– уже в цепочке обсуждения на ФБ.

  • То, что Вы назвали «языком», объединяет группы разных языков. Ведь, чертежи зданий и чертежи электрических схем—это разные языки.
  • Да. Вы можете «нарезать» их так, как Вам удобнее. Эти 14+ результат моих размышлений 40 лет. Важно что любой язык есть, с одной стороны, совокупность средств и правил их использования, а с другой стороны, он содержит в себе мощную интенциональную составляющую - определённый класс объектов и принципов объективации.

Заодно появился шанс узнать мнение П.Щедровицкого про модные сегодня в профессиональной среде «цифровые компетенции/грамотности»

  • Правильно ли я понял, что эта популярная лексика про «цифровую грамотность» несовместима с Вашим пониманием грамотности?
  • Да. То, что многие называют «цифровой грамотностью», я рассматриваю как несколько разных семиотических систем, которые сегодня разворачиваются на одной технологической платформе. Поэтому я разделяю «цифровые технологии» [как] средства особого рода и эти семиотические системы.

17 мая 2021 г.

«Не стреляйте пианиста» (учителя)

Прочитал умную заметку про низкий психологический профессионализм учителей и разозлился. Не потому, что это неправда— правда. А потому, что это увязали с причиной агрессии учеников, вплоть до стрельбы (по следам казанской истории). Вправе ли мы винить учителя за подобное?

Вправе винить, но не за это. За отсутствие культуры коммуникации в классе, в школе— да. Ровно про то же, что и про популярную тему «буллинг». Одного поля проблема.

Даже вполне грамотный и психологически уравновешенный учитель работает в условиях, когда он вынужден «включать» психологическое подавление. Потому что он бесправен. Школа бесправна. Она обязана принимать всех и учить всех. Как детей из семей с нормальным психологическим климатом, так и пограничных. Ещё Юнг писал, что «психологические проблемы детей надо лечить у их родителей». А школа, не будучи готовой лечить, вынуждена их учить. Причём «родитель всегда прав». А когда неправ— это проблема школы. И никто не может проблемных детей направить специалистам, вопреки готовности и желанию их родителей.

И, вот, сидят перед наученным учить по утверждённой программе учителем 30—40 гавриков, среди которых как минимум 2, которые человеческого русского языка не понимают и вести урок в психологически комфортном режиме не дают, все время тянут внимание на себя. Учитель мог бы с ними персонально все изучить в соответствии с их способностями и психологическими особенностями. Но что в это время будут делать остальные?

И учитель включает режим подавления. Но работа фронтальная в классе, поэтому под подавление попадают все. В том числе, которым это противно и избыточно. Но они вынуждены терпеть, не всегда понимая по возрасту причину. А дальше—от квалификации учителя. Кто пограмотнее, может управлять и ограничиваться минимумом. Кто потупее—прут на режиме подавления все время. Иные администраторы в школах так строят отношения даже с учителями— чтобы минимизировать споры. Это профдеформация фронтального учителя: «Если в транспорте кто-то кого-то воспитывает, один из них учитель».

Это оборотная сторона всеобщего права на обучение в государственной школе без права школы на решения проблем, в которых школа некомпетентна. Не хватает учителям школ психологической культуры и образования— это правда и это надо менять. Но даже грамотный психологически учитель не должен выполнять одновременно две совершенно разные функции— учебный процесс и психологическую диагностику, и тем более коррекцию.

Мы говорим о праве на индивидуальную образовательную траекторию— это право на выбор учебной программы и учителя. Но право— это и обязанность. Если слепой хочет научиться на Робин Гуда, он должен иначе учиться с другим учителем, чем зрячие, и осознавать возможности/риски. Умный это понимает сам. Инфантильный будет ломиться в ту же группу. А родители часто хуже ребёнка осознают ситуацию.

Пока мы не научимся различать услугу и обслугу, мы будем путать обучение и «сделайте мне красиво».

PS. Это репост из ФБ, который оказался популярным. После этого было устное обсуждение с Еленой Миркиной и Павлом Максименко (1 час).

28 апр. 2021 г.

Умные «компетенции» или «новое умение»

После очередной дискуссии с очень умными людьми про компетенции очередной раз убедился, что нет принципиальной разницы между ними и словом «умение». Если, конечно, не ужимать смыслы «умения» до вдолбленной годами ущербной модели ЗУН, легкомысленно и неудачно скопированной с западной HR-модели KSA. Эта модель отлично работает для своих рекрутинговых целей, но портирование ее на образование было ошибкой. Пока образование было больше похоже на натаскивание, она сильно не мешала и даже могла быть полезной. Но когда стало ясно, что цели образования выходят за рамки этой искусственной редукции смысла хороших русских слов, возникла потребность в новых понятиях. И новое понятие породили из очередной HR-модели– теперь «компетенции».

Очень внимательно слушал доклад Бориса Островского и следил за его логикой понятия. Он сам явно декларирует, что в стабильных системах нет необходимости в понятии «компетенции»– их вполне покрывают «умения/навыки». Они нужны ему только для ситуаций нового знания, нового умения. Но мне так и осталось непонятным, почему оно нужно и почему нельзя обойтись прилагательным «новое/новый»? Ответ на мой прямой вопрос получился неоднозначным– «и да, и нет». Что я косвенно отношу в свою пользу. Все остальное выглядит предельно логично, полезно и понятно– о развитии умения, его уровнях.

Ответ Александра Попова содержал много словесных построений, но ключевое отличие, что компетенция– это капитализация умения, мне понятно. Я это отношение выражаю еще жестче, чтобы убрать красивости– это монетизированное умение. Слово «умение», если его не зажимать в рамки модели ЗУН, подразумевает способность сделать что-то полезное людям. Но не всегда полезное монетизируется. Не за все, что человек умеет делать, готовы платить. В том и состоит предпринимательство, чтобы полезность переупаковать в продукт, за который готовы платить. И тут даже неважно, каким образом удалось обеспечить ликвидность пользы– важны факт и размер ликвидности. И именно здесь уместно говорить о компетенции, раз уж она прижилась в сфере HR.

Именно поэтому я высказал в дискуссии и повторяю очередной раз тезис, что не нужно втягивать в сферу образования сущности и понятия из бизнеса. Система образования призвана помочь в построении картины мира, а картина мира– консервативное образование, развиваемое всю жизнь. Компетенции, как и ликвидность,– сущности суетные, сиюминутные.

Сам лично ощущаю полезность «компетенции» только в тех случаях, когда необходимо интегрально обозначить готовность/способность к неким задачам. Когда неважно, за счет чего именно человек достигает нужного результата– когда важен сам результат. А это предельно бизнесовая постановка задачи– не образовательная. И отсюда пока остаюсь в сомнениях относительно необходимости измерять компетенции: размер результата и есть измерение компетенции как интегрального параметра.

Попытка развести «компетенции» и «компетентности» понятна, привычна и к основному для меня вопросу обсуждение не приблизила. Хотя обозначила и тут разночтения у разных авторов. Мне понятно и близко привычное в русском языке с 18 века употребление «компетентности» в логике «грамотности», «осведомленности», «владения темой». Заход на смыслы Александра Асмолова через отрицание– некомпетентность– кажется полезным, но остается в той же логике понятия из 18 века, что и закрепляет меня в консервативном отношении к этим понятиям.

20 апр. 2021 г.

Принципы приватности

Об обеспечении приватности и изменении закона 152-ФЗ «О персональных данных», в развитие прошлых постов о цифровом паспорте и о «цифровом ангеле»,– сформулировал некоторые принципы

Архитектурные принципы:

  1. Не подлежат сокрытию «общегражданские данные»: уникальный идентификатор, фото, ФИО, дата рождения, город проживания (районный центр для небольших населенных пунктов). Эти данные нужны для обеспечения гражданской ответственности как идентификационный признак и традиционно известны многим по реальной жизни. Но подлежит особой защите надежность и достоверность этих данных как основа всех иных персональных данных.
  2. Существует открытый общедоступный государственный сервис подтверждения идентификации персоны. В этом качестве может быть использован, например, ЕБС.
  3. Государство в лице госпочты и МВД гарантирует доставку официальных обращений любому и каждому, находящемуся на территории России. При наличии соответствующих международных соглашений— также и за рубежом. Это исключает необходимость детализации в гражданско-правовых отношениях любых иных персональных данных, кроме общегражданских и представляющих предмет этих отношений.
  4. Каждый сервис, в том числе для реализации государственных услуг, включает только те данные, без которых он невозможен. Дополнительные возможности сервиса на основании обработки дополнительных данных рассматриваются как отдельный сервис, требующий интегральной выборки данных с базовым сервисом.
  5. Каждый сервис, в том числе для реализации государственных услуг, имеет собственную уникальную идентификацию в цифровом формате, который сохраняется на стороне клиента для автоматизации каждого нового доступа. Для интеграции данных из разных сервисов нужно иметь таблицы соответствия идентификаторов разных баз, которые есть у владельца данных и у уполномоченных государственных регуляторов в рамках их компетенций. Доступ к каждому сервису пользователь хранит в зашифрованной базе данных на личных устройствах (можно задачи доступа реализовать в логике работы «цифрового ангела» либо иметь на нем резервную копию данных авторизации, находящихся на личном мобильном устройстве).
  6. На основании идентификации для каждой сессии генерируется уникальный токен. Любые транзакции осуществляются обезличенно только по уникальному токену. Это позволяет в большинстве случаев открыто передавать обезличенные данные с уникальным для сессии токеном, и тем самым создать удобные условия для общедоступного статистического анализа.
  7. Права доступа к каждому полю баз данных регулируются отдельно. Это позволяет избежать несанкционированной выборки данных, кроме допустимых для каждой регулируемой роли.

Принципы обработки:

  1. Интеграция данных из разных баз, как правило, запрещена. Осуществляется при наличии явно выраженного запроса от дееспособного владельца данных либо его ответственного представителя на законных основаниях. Выборки с интегрированными данными должны надежно уничтожаться оператором, исключая возможность несанкционированной повторной выборки, сразу после передачи заказчику.
  2. Обработка интегральных данных без запроса владельца данных возможна для ситуаций предотвращения угроз жизни или здоровью людей, чьи данные собираются. Помимо владельца данных, возможны запросы на обработку интегральных данных при следственных действиях и для решения иных задач, непосредственно предусмотренных законом.
  3. Недопустимо требовать от пользователя согласия на избыточные выборки как условие использования сервиса. Недопустим отказ в реализации части доступных функций под предлогом отказа пользователя от запроса на иные виды обработки данных.
  4. Владение несколькими сервисами не дает права делать агрегированные выборки или синхронизацию данных между ними без явно выраженного желания пользователя.
  5. Работа любых сервисов, прежде всего социальных сетей, должна быть ограничена правом владельца сервиса обрабатывать хранимые там данные.
  6. Владелец сервиса может выступать посредником для адресной доставки рекламы или иной информации на основании совпадения ключевых признаков, в том числе на основании интеллектуальной машинной обработки. Но он не вправе передавать идентификационные данные и обеспечивать доступ сторонним сервисам для сборки данных на основании их отношения к идентифицированным пользователям, даже если сам идентификатор обезличивается.
  7. Все акты обращения к данным должны протоколироваться и предоставляться владельцу данных виде, удобном для хранения и анализа. Могут временно защищаться от владельца факты доступа к его данным для скрытных следственных действий на основании санкции уполномоченных органов.