21 мая 2017 г.

Без тормозов в борьбе

Вокруг нас сплошная борьба за:

  • за права человека, животных, осужденных, жителей 5-этажек...
  • за равные права женщин, геев, верующих, неверующих...
  • за законность,
  • за границы,
  • за право народов на самоопределение...

Появились персонажи, для которых борьба становится фетишем, смыслом жизни и способом нормального функционирования. Сам объект борьбы уходит из целевого прицела, а процесс борьбы превращается в самоцель. Мне даже эмоционально это понятно: вступив в борьбу за право школ выбирать свой журнал, я стал заложником этой идеи. Я не жалею, ибо, благодаря моей активности, намного больше коллег узнало о нормативных условиях ведения журналов. Но удержание фокуса здравого смысла (журнал– не самое значимое в образовании) требовало отдельных усилий.

Есть множество представлений о возможных проявлениях культуры. Дискуссия идет о разделе их на приемлемые и неприемлемые. Борьба идет о позиционировании границы приемлемости. Ее либо согласованно двигают до момента достижения консенсуса, либо воюют за право установить ее по собственному разумению. Борьба является индикатором появления заметной группы людей, для которых существующая граница стала неприемлемой.

  • Борьба за равные права женщин появилась тогда, когда появилась идея о неправомерности существующих общественных норм– общество дозрело до их пересмотра.
  • Борьба за права человека появилась тогда, когда появилась возможность и желание с ними считаться, а не только подавлять. 
  • Борьба за права проявления нетрадиционных сексуальных влечений началась тогда, когда появился шанс не подавлять их столь жестко, как это было принято ранее.

С появлением запроса на новые границы допустимого, вроде, ясно. Не ясно с борьбой, когда главные источники ее появления уже разрешены. Общество осознало новые запросы и расширило нормативную базу, чтобы ключевые источники проблем были разрешены и ощущающие себя ущемленными почувствовали облегчение. В том, где общество сочло, что такая возможность у него есть. Но, похоже, кроме осознания новых запросов и здравой реакции на них, общество приобрело комплекс вины за ущемление прав тех групп, которые сочли себя ущемленными. А те, на радостях, решили сесть на шею и погонять. Отсюда черный юмор про ущемленность белых гетеросексуальных мужчин в США.

Утрата здравого смысла при учете озабоченностей ограничением прав меньшинств приводит к не меньшим проблемам, чем исходное состояние. А подчас и к большим. Никогда психологические комплексы не способствовали успешному решению проблем. А когда они становятся массовыми, тем более. Западное общество явно больно комплексом вины. Считая себя лидером цивилизованного развития, оно стремится расповсюдить и свои комплексы. Более того, именно психологические комплексы люди стараются распространить, ибо иначе они вынуждены будут их осознать как комплексы– а это очень болезненно.

  • Зашли далеко в расширении прав женщин– появились идиотские иски о сексуальном насилии взглядом, отрицании объективных гендерных различий.
  • В принятии сексуальных меньшинств– начали появляться ограничения на традиционные сексуальные роли в самых разных формах, вплоть до языковых. Признаки однополой любви стали целенаправленно вставлять в детские сказки.
  • В семейном насилии– начали изымать детей из семьи по чужим наветам, за политическую активность, за традиционные воспитательные шлепки.

Для меня триггером стало обсуждение позиции Зорькина. Он противопоставил проблемы прав человека и прав общества. В сети его массово подвергли остракизму за покушение на «права человека». Для меня возведение прав человека в абсолют является проявлением близорукости и увлечения борьбой вопреки здравому смыслу. Не человек является единицей цивилизации, а общество. Борьба за права человека важна и актуальна до тех пор, пока эти права игнорируются обществом.

Появление в Конституции тезисов о правах человека важно констатацией ценности для государства учета разных интересов. Но не могут права человека быть выше прав общества. Можно спорить о государстве и обществе, о абстрактности самого понятия «общество», но атомизация общества в угоду прав человека– это нонсенс. Как минимум, потому что права одного человека должны заканчиваться на границе прав другого человека. А это уже общество. И соблюдение этого правила– право общества.

Само понятие «права человека» неотъемлемо от борьбы (с учетом всех предыдущих этапов этой борьбы с другими названиями). Оно является целевым объектом борьбы за изменение существующих общественных норм в пользу новых потребностей. Без борьбы понятие не имеет смысла. «Права человека» не самостоятельная сущность, а маркер существования борьбы, существования несбалансированной потребности между интересами разных представителей общества.

Чтобы избежать неоправданных ущемлений одной части общества и комплекса вины у другой, нужно холодным умом удерживать суть проблемы, обоснованность чувства ущемленности, высказанной частью общества, а также здраво оценивать готовность остальной части общества пойти навстречу, готовность принять последствия. Пусть шлепки непедагогичны на уровне современной педагогики, но это еще есть в общественной культуре. Ребенку будет лучше без шлепков и без родной семьи? Наказание за наказания– единственный инструмент новой культуры?

Самое огорчительное из общественных процессов «можно/нельзя»– массовое непонимание, что закон– это форма общественного договора о способах решения типичных проблем, с которыми сталкивается общество при столкновении разных интересов. И нет в этом подходе абсолютов. Есть конкретное общество с его исторически сформированной культурой, в рамках которой оно и решает любые проблемы. Общество развивается, культура меняется, поэтому и договоренности-законы меняются. Но не наоборот!

Главная задача при создании закона– типизация проблем, чтобы типичная ситуация при очередном разрешении не требовала снова и снова ломать голову: она уже описана в законе. Попытки проективного законотворчества– вредительство. Попытки подогнать нетипичную ситуацию под статью закона по внешним признакам– преступление, ибо это извращает смысл закона. Возникла нетипичная ситуация– надо ее решать нетипично. Повторяется 1-2-3 раза– повод внести ситуацию в закон.

Кровавый украинский конфликт, который личностно для меня значим, тоже в этом ряду и тоже повлиял на осознание, что формальные правила становятся важнее сущностных проблем, ради упрощения которых эти правила создавались.

Нет добра и зла– это оценочные категории, налагающие эмоционально значимые маркеры на события. Яркая иллюстрация– граница размежевания противоборствующих сил на востоке Украины: оценки одного и того же с разных сторон диаметрально противоположны, хотя их носители с обеих сторон– представители одной общественной культуры, с едиными корнями, традициями, историей, языком...

15 мая 2017 г.

Сборка #принестиЧебурашку

После внутрисетевого селектора 20.4.2016, посвященного 8-му разбору записей домашнего задания в централизованном электронном журнале Москвы, сеть взорвалась.

Оказывается, городской методический центр, пользуясь возможностью доступа ко всем данным журнала, начал делать тематические выборки по записям домашних заданий по слову «принести». Из этой выборки вызывали на публичный разбор по 6 директоров, в журнале которых встречались наиболее сомнительные, на их взгляд, записи.

Наиболее одиозной оказалась выволочка про Чебурашку. Она и переполнила чашу терпения: была вынесена на всеобщее обозрение в виде ернического ролика со вставками из мультфильмов.

Ролики опубликованы в Youtube, обсуждения шли в сети и даже выплеснулись в печатную прессу. Здесь выношу некоторые ссылки, к которым имел отношение, чтобы не потерялись:

PS. Говорят, диапазон поиска расширили: теперь слово «выучить» тоже под надзором.

13 мая 2017 г.

Сборка по ЦОС

Цифровая образовательная среда (ЦОС)– это открытая совокупность информационных систем, предназначенных для обеспечения различных задач образовательного процесса.

Слово «открытая» означает возможность и право любого пользователя использовать разные информационные системы в составе ЦОС, заменять их или добавлять новые. Для этого в логике ЦОС должны быть предусмотрены условия и открыто опубликованные правила.

Среда принципиально отличается от системы тем, что она включает в себя совершенно разные элементы: как согласованные между собой, так и дублирующие, конкурирующие и даже антагонистичные. Это позволяет среде более динамично развиваться. Никогда невозможно предугадать, какие из элементов среды окажутся более живучими, какие отомрут, какие с какими образуют новые согласованные альянсы, а какие, наоборот, разделятся.

Система, в отличие от среды, создается под конкретные цели и в согласованном единстве. Ее живучесть определяется диапазоном соответствия реальных внешних условий предусмотренным в проекте изначально. Чем быстрее меняются условия, тем короче жизнь систем.

Главная проблема современных информационных систем в образовании именно в том, что их, избегая согласований, создают централизованно в виде единых универсальных продуктов, подавляя инициативу образовательных организаций по использованию своих систем. Стремительное изменение внешних условий и самих технологий приводит к крайне низкой эффективности вложений в создание этих систем. Поскольку оправдание бюджетных затрат демонстрируется практикой использования, образовательные организации заставляют использовать эти системы. Это приводит к отторжению педагогов от использования навязанных систем и пассивному противодействию. В результате новые информационные системы не только не улучшают образовательный процесс, но и приводят к повышению бюрократической нагрузки, вместо, казалось бы, ожидаемого облегчения ее.

Чтобы справиться со стремительными изменениями, в сфере информационных технологий сначала переходили на «платформы», а теперь все больше говорят об экосистемах.

Платформа– такое построение информационной системы, которое позволяет сторонним разработчиками, используя предусмотренные платформой открытые инструменты, строить собственные продукты, которые смогут работать и взаимодействовать с другими продуктами на той же платформе.

Экосистема– такое построение информационных систем, которое не требует от сторонних разработчиков использовать специфические инструменты для своих продуктов: достаточно реализовать согласованный потокол обмена данными. Это позволяет обеспечить взаимодействие любых информационных систем в случае реализации этого протокола.

Организационные принципы построения ЦОС*:

  • Единство – согласованное использование в единой образовательной и технологической логике различных цифровых технологий, решающих в разных частях ЦОС разные специализированные задачи.
  • Открытость – свобода расширения ЦОС новыми технологиями, в том числе подключая внешние системы и включая взаимный обмен данными на основе опубликованных протоколов.
  • Доступность – неограниченная функциональность как коммерческих, так и некоммерческих элементов ЦОС в соответствии с лицензионными условиями каждого из них для конкретного пользователя, как правило посредством Интернет, независимо от способа подключения.
  • Конкурентность – свобода полной или частичной замены ЦОС конкурирующими технологиями.
  • Ответственность – право, обязанность и возможность каждого субъекта по собственному разумению решать задачи информатизации в зоне своей ответственности, в том числе участвовать в согласовании задач по обмену данными со смежными информационными системами.
  • Достаточность – соответствие состава информационной системы целям, полномочиям и возможностям субъекта, для которого она создавалась, без избыточных функций и структур данных, требующих неоправданных издержек на сопровождение.
  • Полезность – формирование новых возможностей и/или снижение трудозатрат пользователя за счет введения ЦОС.

*Формулировки приведены с учетом предложений-поправок коллег-экспертов ИРИ

Что нужно сделать в образовании для продуктивного и эффективного применения цифровых технологий?

Прежде всего, запретить насильственное внедрение централизованных региональных инструментов, кроме государственных систем, как нарушающих ряд законов и разъяснения Минобрнауки России,– взять курс на построение открытой экосистемы, настоящей ЦОС, на основе минималистичных центральных государственных систем. Предложение о переформатировании в этом контексте федеральной системы учета обучающихся Контингент описано ранее.

Ключевой принцип информатизации образования– снижение бюрократической нагрузки за счет средств автоматизации, искусственного интеллекта в пользу сосредоточенности педагогов, образовательных организаций непосредственно на задачах образовательного процесса.

Ключевой инструмент формирования экосистемы– стандарты на протоколы обмена данными между различными информационными системами.

Цели ЦОС:

  • для ученика
    • расширение возможностей построения образовательной траектории
    • доступ к самым современным образовательным ресурсам
    • растворение рамок образовательных организаций до масштабов всего мира
  • для родителя
    • расширение образовательных возможностей для ребенка
    • снижение издержек за счет повышения конкуренции на рынке образования
    • повышение прозрачности образовательного процесса
    • облегчение коммуникации со всеми участниками образовательного процесса
  • для учителя
    • снижение бюрократической нагрузки за счет ее автоматизации
    • снижение рутинной нагрузки по контролю выполнения заданий учениками за счет автоматизации
    • повышение удобства мониторинга за образовательным процессом
    • формирование новых возможностей организации образовательного процесса
    • формирование новых условий для мотивации учеников при создании и выполнении заданий
    • формирование новых условий для переноса активности образовательного процесса на ученика
    • облегчение условий формирования индивидуальной образовательной траектории ученика
  • для школы
    • повышение эффективности использования ресурсов за счет переноса части нагрузки на ИТ
    • расширение возможностей образовательного предложения за счет сетевой организации процесса
    • снижение бюрократической нагрузки за счет автоматизации
    • расширение возможностей коммуникации со всеми участниками образовательного процесса
  • для региона
    • автоматизация мониторинга за образовательным процессом
    • оптимизиция коммуникации со всеми участниками
    • оптимизация образовательных ресурсов региона за счет формирования сетевых структур
    • повышение возможностей региона по выбору вариантов обучения за счет сетевого взаимодействия
    • возможность снижения образовательной эмиграции лучших учеников за счет сетевого взаимодействия
    • сокращение бюрократического аппарата и личных коммуникаций за счет автоматизации документооборота
  • для государства
    • рост образовательного разнообразия в стране и удовлетворение населения по выбору
    • рост мотивации к обучению на основе индивидуальных образовательных траекторий
    • снижение образовательной миграции за счет доступа к различным образовательным ресурсам по сети
    • повышения удовлетворенности населения в связи с балансом образовательного запроса и возможностей по его реализации
    • повышение эффективности имеющихся образовательных ресурсов
    • повышение прозрачности образовательного процесса
    • оперативность мониторинга за результами

Задачи:

  • разработать новые регламенты и принципы обработки данных с учетом требований по защите персональной информации в условиях переноса документооборота в цифровой формат с учетом принципа неизбыточности на всех уровнях управления процессом (это требует глубокой проработки и переосмысления многих стереотипов из бумажной эпохи),
  • составить список необходимых для обмена данных, используемых в сфере образования,
  • разработать архитектуру ЦОС, позволяющую гибко заменять системы в ее составе и расширять их состав
  • разработать протоколы обмена данными и утвердить их в качестве отраслевого стандарта,
  • разработать регламент работы комиссий по протоколам, чтобы они могли своевременно вносить изменения в ранее утвержденные протоколы/стандарты,
  • разработать и ввести в эксплуатацию тестовые системы для отладки протоколов обмена данными, чтобы разработчики могли успешно конкурировать,
  • пересмотреть подходы к формированию ЦОС в образовательных организациях в сторону логики BYOD на основе мобильных устройств и возможности самостоятельно расходовать средства на ИТ-инфраструктуру,
  • пересмотреть нормативную базу документооборота и организации образовательного процесса для исключения конфликтов старых норм бумажной эпохи с современным электронным документооборотом.

Описание и оценка эффективности

Речь идет о создании условий для формирования ЦОС на всех уровнях организации образовательного процесса и его управления. Это не требует существенных финансовых вложений. Это невыгодный для подрядчиков проект– в нем нет «железа» и монстроидальной программной разработки, на которые можно запросить космические суммы типа Контингента или РЭШ/МЭШ. Это будничная чиновная работа по подготовке новой нормативной базы. Оценить ее эффективность можно только позже– по происходящим изменениям и повышению активности использования ЦОС, потому что эти нормы должны создать условия для свободного и бурного развития ЦОС всех уровней.

Важнейшим критерием успеха по созданию таких условий считаю последующее

  • сокращение бюрократического аппарата,
  • снижение интенсивности документооборота, созданного руками сотрудников образовательных организаций,
  • рост трафика использования ЦОС, прежде всего учениками.

Публикации по теме

12 мая 2017 г.

Ленточная индикация

ВопросОтвет
Как Вы относитесь к ленточкам разных расцветок?
Каким ленточкам?
Ну, красным, белым, разноцветным, которые с разными смыслами носят.
Как к индикатору. Показывает уровень архаичности языческого начала.
Вы об инициаторах или кто использует?
Инициаторы– ребята творческие, способные учитывать разные смыслы и культуры.
Значит, про тех, кто носит или кто на это реагирует?
Больше про тех, кто бурно реагирует. Хотя есть и бурно носящие.
Как это?
Когда человек знает о наличии буйно реагирующих, но все равно носит– дразнит.
А, может, он не дразнит, а отстаивает что-то?
Если иного способа отстаивать у него нет, то согласен. Хотя, смотря что отстаивает.
Какая разница?
Ну, да: это уже вопрос не столько к ленточке, сколько к самой идее. Ленточка все равно только индикатор этой идеи.
И что, нет разницы между отстаивающими и бурно реагирующими?
Про отстаивающего, как мы обсудили, сложнее. А с настаивающим не вижу большой разницы. Хотя агрессивно реагирующий мне кажется более пещерным.
Почему?
Если мы признаем свободу слова и совести, то признаем право людей на мнение. В том числе, на право заявить о нем. Если это не нарушает закона (например, пропаганда запрещенных партий или движений), то нет оснований на него набрасываться.
Но у людей другого мнения тоже есть свобода слова и совести?!
Пусть ее выражают, но в рамках закона и приличий. Не надо уподобляться папуасам, занимаясь фетишизацией ленточек и погремушек. Но не все дозрели до адекватных реакций. Недостаток образования, культуры публичного поведения.
О каком поведении речь?
Прежде всего, бытовом и подсознательно образцовом. Этика в СМИ– главный шаг к культуре общества.
А запрет носить ленточки ниже пояса, на сумках...?
Никогда не думал, что до уровня папуасов опустится государственная машина в 21 веке.
А Вы носите ленточки?
Когда понял, что папуасов слишком много и их это сильно возбуждает, больше не ношу.
А какие Вы раньше носили, если не секрет?
Разные. На День Победы – красные, потом гвардейские. На марши протеста – белые.
А зачем придумали это виртуальное интервью?
Наболело, особенно после Дня Победы. Торжество Папуасии в 21 веке очень гнетет. Хочется выплеснуть, чтобы прочитали. В идеале, чтобы поддержали.
И почему интервью, а не простой пост?
Как утверждают умные люди, в формате чата даже такое занудство могут прочитать. Иначе многие не станут: вменяемым это очевидно, а невменяемые на то и невменяемые.

(картинка с сайта cliparts.co)

26 апр. 2017 г.

Манипуляция и инфантилизм

Показалась любопытной мысль о взаимосвязи манипуляции и инфантилизма. Захотелось ее развернуть подробнее.

  • Манипуляция– попытка навязать неявным образом желательное для себя поведение.
  • Инфантилизм– недозрелость. Проявляется в разных сферах, известен в медицине в отношении недоразвитых органов. Меня интересует социальная недозрелость, «детское», невзрослое, поведение.

Оба определения нестрогие, оба регулярно вызывают ожесточенные дискуссии. Наверняка, моя логика их связи спорна. Но мне она показалась важной, по крайней мере, для обсуждения.

Прежде всего, важно различение взрослого и детского поведения. Тогда инфантильным можно назвать поведение взрослого в детском способе проявления. Проще всего, опереться на ролевую модель Эрика Берна «родитель-взрослый-ребенок».

  • Взрослый– кто адекватно реагирует на реальные обстоятельства и ожидает того же от партнера.
  • Родитель авторитарно контролирует ребенка, который свои интересы вынужден подстраивать под его диктат и не несет ответственности за контролируемые родителем действия.

Ребенок может быть наказан родителем в любой момент, но это не всегда зависит от адекватности детского поведения– больше от настроения родителя.

Устойчивыми коммуникациями Берн считает комплементарные транзакции: «взрослый-взрослый» и «родитель-ребенок». Попытка реакции взрослому из позиции родителя или ребенка вызовет недоумение. Придется или начавшему коммуникацию взрослому менять ее на комплементарную относительно позиции собеседника, или его оппоненту все же становиться на взрослую ролевую позицию.

По собственному жизненному опыту могу констатировать, что взрослую позицию многие собеседники терпеть не могут. Ни дети, ни взрослые. Я практически всегда общаюсь из взрослой позиции, требуя от собеседника занимать такую же. В итоге выяснилось, что меня многие боятся, хотя я еще никого в жизни не загрыз.

Таким образом, взрослым поведением считаю то, которое принимает действительность, как она есть. С поправкой на индивидуальность восприятия: мы не ясновидящие и внешние проявления преломляются в нашем сознании в соответствии с нашей картиной мира, через наши органы чувств. Реакция на действительность подразумевает понимание возможных последствий и готовность их принять. Другими словами, я склонен называть взрослое поведение ответственным поведением: непредвзятое восприятие, здравый анализ, честная реакция, готовность нести ответ за последствия.

Отдельная тема про ответственность.

Ответственность– это не наказание за неправильный поступок, а внутреннее ощущение, что ты сделал так, как считал правильным. Для ответственного поведения внешнее наказание может оказаться менее значимым внутренних переживаний, что поступил не лучшим образом. Я не знаю, как это описать. Это внутренняя зрелость, ощущение себя богом в конкретном действии: я за это отвечаю и должен сделать правильно. Если я ошибся, мое ощущение горечи важнее любого наказания.

  • Наказание для наказуемого– способ расслабиться не испытывать муки совести.
  • Наказание для судьи– неверие в совесть.

В свете этих выводов, можно под другим углом посмотреть на манипуляцию и на инфантильное поведение:

  • Инфантильное поведение– способ жизни, ориентированный на избежание наказаний без угрызений совести.
  • Манипуляция– способ получения желаемого независимо от реальных условий и, следовательно, без угрызений совести. Возможно, даже наоборот: чем в более неадекватной ситуации удалось заполучить желаемое, тем больше удовольствия.

Хотелось выйти на вывод, что манипуляции– инфантильное поведение. Но все не менее сложно, чем с ответственностью.

Чем плохо правило Карнеги «если тебе нужна виза чиновника, не стоит указывать ему на грязные ботинки»? Если мое естественное поведение проявляется в указании людям на грязную обувь, следование этому правилу есть манипуляция. Невинная: никто не просит, я и умолчал. А если не молчать? Если похвалить его/ее костюм или карту на стене? Ведь, в добром настроении скорее подпишет мою бумагу? Чем плохо? А картинно упасть в обморок или...? Где грань допустимого? Или любая манипуляция грех? Если у меня на весах грех манипуляции и ремонт крыши детского дома или еще что-то социально значимое, за что я себя считаю ответственным? Опять критерием становится что-то эфемерное– совесть.

Трудно быть богом. Видимо, поэтому вокруг нас огромное количество инфантильных, манипулирующих. Поэтому и закон, ориентированный на поиск виноватых и их наказание. И где проводить границу зрелости поведения и инфантильности?

14 апр. 2017 г.

Нужен новый Контингент

Оптимистичное предложение на фоне пессимистичного обсуждения в Общественной палате.

Главный конфликт обсуждаемой системы проходит между

  • важным смыслом системы как центральной во всей совокупности информационных систем в сфере образования
  • и страхами последствий ее реализации.

Главный страх опирается на богатый опыт: нет в государственной машине ни одной информационной системы, которая бы была сделана аккуратно и удобно. Все изначально неуклюжи, да и потом они не столько становятся заметно лучше, сколько к их неуклюжести люди начинают привыкать, не имея альтернативы.

В обсуждаемую систему Контингент правительственным положением внесли почти всю информационную структуру всего образования. Если грохнется, то сразу все. А оно точно грохнется– в этом ни малейших сомнений нет. История создания текущей версии системы, ручейками слухов просачивающаяся из-за кулис, только подтверждает худшие опасения. Есть циничное предположение, что такой огромный кусок бюджетного пирога ни одному игроку не позволят конкуренты. Сам факт предусмотренных в системе функций неподъемен и неприличен для устоявшейся на рынке ситуации. Но аргументы должны исходить из добропорядочных аргументов, даже если эта гипотеза верна:

  • Самый главный упрек обсуждаемой системе– слишком обширна.

    Даже упоминание возможности ее модульного построения не исключает итоговой монстрообразности результата: главный подрядчик в данных требованиях все подомнет под себя. Мое твердое убеждение– нужно много РАЗНЫХ самодостаточных информационных систем, решающих узкоспециальные задачи в разных сферах образования.

  • Второй упрек– обтекаемые требования.

    Должны быть жесткие требования, исключающие избыточность для конкретных задач конкретной информационной системы. Для этого нужно очень жестко поработать с каждой системой, чтобы привычные для бумажного документооборота приемы работы были критически проанализированы заказчиками из системы образования под придирчивым контролем ИТшников.

  • Третье– необходимы требования по обмену данными.

    Помимо упрека президента по непроработанности обработки персональных данных, сегодня все информационные системы должны уметь взаимодействовать с разными внешними системами в тех формах и масштабах, которые необходимы для решения задач.

Мое предложение

  1. Забыть о существующей системе и начать проектирование снова с учетом накопленных шишек и приобретенного понимания. Потраченные средства считать оплатой здравого смысла, неучтенного на предыдущем этапе. Если бы учли, дешевле бы обошлось бюджету. Зато исполнители не в обиде.

  2. Жестко ограничить новые требования к системе Контингент исключительно учетом факта образовательных отношений:

    • кого учат (и где),
    • кого не учат.

    Причем, задачу учета всех персональных данных на нее не возлагать– эти данные уже существуют в других государственных системах. В ней должны сводиться ссылки и связки в логике образовательных отношений: стороны отношений и необходимые для обмена информацией данные.

  3. Специфические задачи учета собственно образовательных отношений должны вестись в других специализированных системах в логике этих отношений:

    • Есть журналы учета успеваемости– это откровенно школьные системы.
    • Есть системы записи в организации дополнительного образования.
    • Есть (или должны быть) системы проведения образовательных мероприятий (олимпиады, конкурсы, соревнования...).
    • Есть системы подтверждения документов об образовании.
    • Есть системы дистанционного обучения.
    • Есть системы учета и повышения квалификации педагогических кадров.

    Цифровая образовательная среда может включать много самых разных информационных систем. Они должны быть информационно совместимы благодаря единому идентификатору обучающегося из системы Контингент и другим унифицированным идентификаторам. Этого достаточно для синхронизации информации между разными системами и для формирования агрегированных (статистических) данных в целях анализа.

  4. Должны быть разработаны и в дальнейшем поддерживаться в актуальном состоянии стандарты (протоколы) обмена данными между этими разными системами. И должны быть в доступе тестовые системы отладки обмена данными, чтобы множество конкурирующих разработчиков могли эффективно предлагать альтернативные способы работы без ущерба для всей совокупности систем. Отдельная независимая аналитическая система может строиться на единой логике сбора статистических данных из всей совокупности систем без ущерба для их работы и рисков для персональных данных.

  5. Персональная информация должна быть доступна только непосредственным участникам образовательных отношений, причем только в том объеме, который необходим. Например, школе не нужны для обучения персональные данные ученика и его родителей в полном объеме– достаточно удобного для общения имени и контактных данных для информирования. Органам управления достаточно статистики успешности образовательного процесса. Это существенно снижает требования по защищенности школьных информационных систем и по мерам обеспечения школой функций оператора персональных данных.

  6. Доступ к приватным персональным данным при описанном выше подходе может быть нужен только для нестандартных ситуаций, в которых может быть задействован узкий круг ответственных лиц. Например, для контроля за детьми, не посещающими школу. Редкие конфликтные ситуации в школах нужно придирчиво проанализировать и подготовить сценарии их разрешения с минимальным обращением к частным данным.

  7. Должны подвергнуться тщательному анализу все ситуации образовательного процесса, в которых школе могут потребоваться частные персональные данные, и постараться исключить их. Например, документы об образовании давно пора сделать цифровыми– это существенно облегчает многие процессы, включая поступление в вуз. Одновременно исключается необходимость доступа школы к частным персональным данным для подготовки устаревшего бумажного документа. Аналогично справка об обучении тоже может быть цифровой с электронной подписью портала госуслуг. Аналогично необходимо проанализировать все подобные ситуации и найти новое современное решение, освобождающее школу от необходимости доступа к персональным данным.

Совокупность узкоспециализированных систем делает задачу дробной, гибкой, конкурентной, безопасной и дешевой. Издержки у такого решения– сложности согласования и сопряжения. У нас не любят и не умеют договариваться и согласовывать. Но только такой подход позволяет сделать решение красивым и легко развиваемым в перспективе.

PS. (26.4.2017) Поручение Президента Председателю Правительства Дмитрию Медведеву: «В целях повышения информационной безопасности государственных информационных систем в Российской Федерации и защищённости персональных данных граждан Российской Федерации обеспечьте внесение изменений в федеральные законы, предусмотрев следующие принципы обработки данных в государственных информационных системах:...»

10 апр. 2017 г.

7 ключевых соображений по системе Контингент

  1. При грамотной архитектуре системы Контингент она может стать полезным стержнем всех образовательных систем, облегчающей работу и школ, и всех смежных информационных систем. При неудачной архитектуре она усложнит работу и людей, и смежных систем, создаст риски утечки данных.

  2. Чтобы построить грамотную архитектуру системы Контингент, нужно всем чиновникам, ответственным за техническое задание, очень критично оценить требования к системе. Простое транслирование хотелок в традиционной логике без жесткого критического отсечения избыточных требований породит неуклюжего монстра. Критический подход необходим вплоть до нестандартных, нетрадиционных подходов, поскольку традиционные подходы строились в бумажном делопроизводстве с неизбежностью движения документов снизу вверх. При наличии централизованных цифровых данных эта логика становится не только избыточной, но и опасной с позиции защиты данных.

  3. Грамотная архитектура системы– это множество узкоспециализированных систем, объединенных общей логикой единых идентификаторов с обезличенной моделью обмена данными.

  4. Любая внедряемая информационная система ДОЛЖНА приносить облегчение в работе. Важнейшей задачей системы Контингент по облегчению должно стать декларированное в законе снятие со школы и с органов местного самоуправления функции учета детей, подлежащих обучению, раз эта задача автоматизируется в системе из источников первичных данных. Вместо учета, органы местного самоуправления должны их мониторить и информировать операторов системы о необходимости коррективов.

  5. Учет успеваемости и всех иных образовательных характеристик в школе должен вестись по произвольным и удобным для детей домашним именам– это позволит школьные системы считать обезличенными и не накладывать на них сложных и дорогостоящих ограничений, необходимых для соблюдения мер защиты данных. На уровне системы Контингент не нужны данные о текущем учете– для принятия управленческих решений достаточно агрегированных (статистических) данных.

  6. Системы учета персональных данных и учета промежуточной аттестации (за год или лучше по итогам завершения учебного курса) нужно вести раздельно– это совершенно разные системы. Отделение учета персональных данных от всех, кроме тех, кому они нужны, с увязкой смежных информационных систем на основании уникального идентификатора, позволяет не только разрешить опасения об их возможной утечке, но и освободить всех от львиной доли непрофильных и сложных для исполнения функций оператора персональных данных. В условиях создания единой на всю страну системы учета налогоплательщиков (там предусмотрены все граждане) сами персональные данные в систему Контингент можно и вовсе оттуда не копировать, а только иметь связь с ними через СМЭВ.

  7. Анализ списка допускаемых к персональным данным требует внимательного подхода. Я предполагаю, что он может быть ограничен службой опеки и попечительства в отношении тех детей, которые не посещают образовательные организации. Но все еще существует ряд событий, для которых школе все еще нужны персональные данные. Чтобы их исключить, требуются некоторые изменения в традиционных бумажных практиках. Например, давно возможен отказ от бумажных дипломов/аттестатов в пользу цифровых. Это не только снимет издержки на печать дорогих бланков на Госзнаке и ежегодную страду по распечатке на них итогов, которые потом всю жизнь валяются в дальнем углу письменого стола, но и позволит сделать поступление в вузы в одну волну. Зачем сегодня ходить с бумажными документами, если их можно передать в цифровом виде с электронной подписью портала госуслуг? Кому потребуется бумажный, можно распечатать у нотариуса. Госуслуга подтверждения документов об образовании доступна с 2012 года. Сделать ее удобной для более широкого круга задач– долг здравомыслящих чиновников или депутатов. Есть еще несколько ситуаций, столь же несложная автоматизация которых через госуслуги позволит полностью снять зависимость школ от персональных данных учеников.

Система Контингент узловая для образования, поэтому более детальных соображений может быть много. Здесь указаны ключевые, на мой взгляд.