29 июл. 2021 г.

Цифроцефалгия

«За/против» цифры– слишком простая дихотомия. Пора расти над простыми черно/белыми красками.

Раньше цифры было мало, а возможностей у нее было много– отсюда энтузиасты цифры. Потом цифры стало много. Не настолько много, насколько можно было бы поиметь преимуществ, но уже настолько, что многих стало раздражать. И с непривычки, и с низкой цифровой компетентности, от которой много страхов и неудобств. Так что обе крайние позиции понятны:

  • одни видят перспективу и хотят больше
  • другим непривычно, неудобно и даже страшно.

Я все мнения уважаю и считаю нужным учитывать страхи некомпетентности, но хочу обратить внимание на перспективы энтузиастов: неожиданно для них, могу оказаться на стороне цифрофобов. Но я совсем не цифрофоб– я сварливая БабаЯга, осознающая правило «все что слишком– плохо».

Где у цифры «слишком»?

Цифра имеет сильные возможности в нескольких направлениях:

  • новые возможности коммуникаций
  • великолепную совместимость разных типов информации
  • способность быстро перерабатывать информацию.

Эти возможности приводят к социальной вилке:

  • индивидуализация и персонализация
  • информационная перегрузка и беззащитность

В избыточных информационных потоках мы можем настроить фильтры допуска только для желательной информации. Это приводит к информационным пузырям, искажающим наше представление об окружающем мире. Изобилие товаров и услуг соревнуется за мою персону, чтобы отобрать из тучи вариантов и подать в удобные время и место в любом виде. В процессе этих избыточно услужливых товарно-денежных отношений растворяются мои персональные и индивидуальные особенности настолько, что о приватности личной жизни становится смешно говорить. Можно продолжить жить «в пешем строю» без удобных цифровых заказов в стилистике «что изволите». Но большинство предпочитает не думать о рисках: проще считать, что я нафиг никому не нужен, как тот «Неуловимый Джо». Неявный информационный эксгибиционизм стал нормой.

Так ли неизбежна такая ситуация с обеими безысходностями? В существующей логике цифровизации, неизбежна, потому что практика делопроизводства остается из бумажной эпохи. А эта практика в цифровом виде приводит к немыслимой прозрачности. Пересмотреть ее одни не готовы, потому что страшно браться за такие авгиевы конюшни, а другие, потому что им это выгодно.

Что характерно для бумажного подхода? Несовместимость информации и, соответственно, огромные трудозатраты для переработки информации. Даже простая копия информации с бумажки является однократной и трудоемкой: переписать или сфотографировать. Централизация практически невозможна: пространство, защита, поиск неподъемны. Это вынуждало строить делопроизводство иерархически и с большой избыточностью при выборке для агрегации в списки. Прежде всего, избыточность касалась публичных данных типа ФИО, адрес...

Стоит оцифровать эту логику, как появляется полная прозрачность. Если осознать цифровые возможности и строить делопроизводство по правилам баз данных со сложной системой распределения прав, то можно радикально переломить ситуацию. Но даже в этом случае, торговцам, собирающим данные для адресной рекламы, придется давать по рукам. А они постараются этого не допустить. Вспомним, для примера, банковские «экосистемы». Они им нужны для обволакивания клиента разными товарами и услугами, чтобы лучше понимать персональный режим доения каждого.

Полезны ли персональные удобства?

Многим этот вопрос покажется странным– кто ж откажется от удобств? Предлагаю развить существующие удобства в перспективные, чтобы ответить. Меня этот вопрос начал беспокоить, когда я углубился в идею «цифрового ангела». Изначально он мыслился как персональный информационный сервис, который мониторит доступную в сети информацию о своем человеке и защищает/предупреждает его о рисках: о избыточной прозрачности, о проявлении кем-то избыточного интереса к его информации в сети, следит за сохранностью информации, в том числе о попытках взлома, фальсификации, уничтожении, копировании... Есть отдаленно похожие корпоративные сервисы, но они направлены на защиту либо корпоративной сети, либо конкретных серверов данных.

Потом появилась идея поручить ему функции коммуникационного шлюза. Отчасти, эти функции уже есть на Сири, Алисе, «умных колонках» и др. Но можно на них возложить задачу агрегировать самостоятельно все информационные каналы человека, чтобы он не думал, с кем по какому каналу общаться. У меня полно мессенджеров, почта, аудио/видео сервисы в большом количестве. Уже не раз не могу найти, по какому каналу что обсуждали, а надо найти. Если представить себе удобный единый интерфейс, по которому я мог бы с любого своего устройства выйти на этого ангела как на секретаря, чтобы он сам меня связал по любому удобному каналу. Тогда я могу забыть о существовании разных каналов и жить в одном удобном и привычном интерфейсе.

И тут вспоминается facebook. Именно про него давно пишут, что он формирует «информационные пузыри». Большинство оставляет в нем только тех friends, которые созвучны по отношению к разной информации. С кем возникают конфликты при обсуждении, большинством вычищаются. В итоге, у каждого создается впечатление благостного состояния мира и созвучности личного мнения взглядам большинства. Но это совсем не так! Сам факт все здравомыслящие понимают, но масштаб поддержки своих взглядов и противоположных оценить не могут.

Если развить эту логику на идею моего «цифрового ангела», легко представить ситуацию, когда он будет со мной общаться в максимально комфортном для меня ключе, а содержательную часть обсуждать в совершенно иной логике с «цифровым ангелом» моего визави. Индивидуализация и персонализация уводят нас все глубже в информационный пузырь, отменяют потребность в эмоциональном интеллекте и переносят все самые содержательные отношения во внутрицифровое взаимодействие. Дебилизация, однако!

Человеческий мозг мощнее иных за счет более богатых возможностей связи между огромным числом нейронных клеток. Цифровые коммуникации между нами делают общество более интеллектуально мощным. Но если мы сами начнем сегрегироваться в информационные комфортные пузыри, это будет деградация. Чем сложнее и конфликтнее наши коммуникации, чем они полезнее для всего сообщества/человечества в целом. Жизнь развивается на конфликтах. Если мы начнем уходить от конфликтов, эволюция пойдет мимо нас. Мы останемся тупиковыми шимпанзе на струе развития. Разве что, рванем ядерную зиму, когда увидим, что наш поезд уходит– в логике «так не доставайся же ты никому».

Куда думать?

Думать надо про развитие трудных и сложных коммуникаций. Про активное использование цифры как самого эффективного на сегодня способа интенсификации коммуникаций, обработки информации. И про ограничение информационных пузырей задачами обеспечения полноценной релаксации. Нет ничего страшного в прозрачности, пока она не мешает нам уединиться для отдыха. Поэтому не надо параноить про информационную открытость, но необходимо пересмотреть способы работы с индивидуально значимой информацией, чтобы обеспечить достаточную для отдыха приватность.

Эксгибиционизм– ненормальность. Никакие и ничьи выгоды не должны быть оправданием ненормальности. Деньги и доходы– это способ взаимодействия, а не цель жизни. Пораженные «манифилией» не должны определять принципов организации нашей жизни, хотя капитализм культивирует именно их.

PS.

  • 9.12.2021. Четче про различие логики деопроизводства на бумаге и в цифре
  • 28.01.2022. 4-минутный фрагмент с критикой 152-ФЗ из выступления на PrivacyDay-2022 (там есть ссылка на ролик всего выступления и на ролик полного дня конференции).

10 июл. 2021 г.

Трансформация под гипнозом

Всю сознательную жизнь меня интересовал гипноз. О нем постоянно всплывали самые разные были и небылицы, от вызывающих оторопь сцен массовых странных танцев до цыганских штучек, от заряженной под телевизором воды до чудесных исцелений. Никак не вязалось в целостную картину лоскутное одеяло разных описаний. Чтение текстов с более-менее вразумительным авторством так и не давало опоры для собственного мнения.

Помимо внешних текстов, у меня есть собственная история необъяснимых ощущений и взаимодействий, которые я считаю достоверными. С некоторых пор я стал доверять этим необъяснимым чувствам/желаниям– и не жалею об этом. Некоторые тексты давали ожидание, что эти проявления могут работать и в гипнозе.

И тут подверулось приглашение на летний инстенсив в течение 2-х недель в приличном по моим представлениям месте с ознакомительным анонсом и упоминанием разных видов гипноза. Это был шанс разобраться в своих сомнениях.

Этот текст решает для меня пару задач:

  • формализовать для себя впечатления, выводы, перспективы
  • дать неформальный ответственный отзыв, который, если заинтересует кого-то еще, будет благодарностью/рекламой для организаторов и для ведущего.
Главный образовательный запрос для меня– что правда и что неправда в описаниях гипноза?

Сопутствующий запрос/любопытство– насколько гипноз нужен/вреден мне, а я ему?

Событийные впечатления

Я оказался вреден для гипноза, ибо мои сторожа сознания оказались сильнее даже моего собственного желания лучше почувствовать взаимодействия на подсознательном уровне. Пару раз только удалось почувствовать внешнее воздействие, влияющее телесно– ощущение желания сдвинуть тело/руку без физического контакта.

  • Один раз меня словами убеждал другой слушатель во время практических занятий, что к руке привязан шарик, который тянет руку вверх– возникло ощущение готовности для подъема руки, словно она стала легче. Но ненадолго.
  • Другой раз на меня невербально воздействовал ведущий– при закрытых глазах возникло ощущение «тяги» назад. Это не значит, что меня реально тянуло, как на веревочке,– возникло довольно сильное предположение, что от меня хотят, чтобы я отклонился назад.

Самое яркое воспоминание связано с личным опытом в последний день, когда я уже казался всем и сам себе безнадежно потеряным для гипноза. Меня положили на стулья, как в типичных эстрадных сеансах (фото в иллюстрации).

Мне казалось, что человека в сознании так не удержать, а как человека заставить быть бревном без сознательного контроля, мне тоже было непонятно. Оказалось, что вполне возможно. Я согласился сам это испытать, заранее будучи готовым, что не получится.

Следуя указаниям, я напряг руки и тело, пока меня, как палку, покрутили из стороны в сторону в стоячем положении. Потом, пока я сознательно удерживал напряжение, меня уложили на стулья. На удивление, было вполне терпимо. На меня покрикивали и похлопывали по мышцам спины, предлагая выгибаться вверх. Как объяснил ведущий потом, это вызывает спазматическое напряжение в мышцах. Потом даже понажимали сверху, но сажать никого не стали– сомневаюсь, что я смог бы кого-то удержать. Тем более, довольно быстро появилась усталось и давление на шею становилось болезненным. Как только меня поставили, я спокойно пошел на место. Боли в шее потом не было.

Но, наблюдая за другими слушателями, я видел, что у них взаимодействие проходит заметно более ярко, чем у меня. Они лучше взаимодействуют на чувственно-эмоциональном уровне, у них возникают абсолютно достоверные спонтанные реакции изнутри. Задача гипноза– отключить сознание и выявлять подсознательные структуры. У них это получалось.

Иногда возникало подозрение, что некоторые реакции у некоторых слушателей скорее фантазийно-истерические, чем органично-подсознательные, но чужая душа потемки. Большинство реагировало заинтересовано и органично. Подозрение «подсадных уток», возможное для эстрадных форматов, здесь было исключено.

Выявленные смыслы

Особенность нашего ведущего, Евгения Ивановича Головинова,– обобщение разных подходов в общие закономерности без конфликта в ценностном отношении к миру: и для атеистов, и для любителей эзотерики/мистики (хотя сам он от нее дистанцируется), и для верующих. Подача была в логике– есть общий принцип и разные приемы по его реализации.

Мне это зашло очень хорошо, ибо помогало в запросе на размещение гипноза в моей картине мира. Кто был больше настроен на инструментарий, наверное, были менее довольны. Но для любителей инструментария в течение учебного года проводятся тематические модули.

Гипноз подавался как инструмент выхода на подсознание, сознательно и добровольно усыпляя/отвлекая сознание, как сущности, менее осведомленной о внутренних проблемах/потребностях. Гипноз нужен для проявления в телесно-чувственной форме неосознаваемых проблем и формировании связи между сознанием, которое при гипнозе не отключается совсем, и подсознанием в части проявившихся в сеансе факторов.

В целом, гипноз выглядит откровенной манипуляцией– внесением в сознание задач, опираясь на мощь подсознания. Чем менее строгие контролеры удержания сознания, тем легче внушение человеку внешних задач. Но все равно в рамках допустимого для человека в рамках его ценностных представлений, которые живут в подсознании.

В целях терапии внушения делаются для осознания и преодоления выявленных проблем. В ситуации цыганского гипноза, который опирается на те же механизмы, преследуются мошеннические цели, успех которых зависит от способности жертвы удерживать контекст. Но даже опытные гипнотизеры рекомендуют не соревноваться с цыганами, поскольку их часто много и за всеми не уследить.

Меня больше зацепила тождественность цикла гипноза с циклом практически любого творчества. Привожу цикл гипноза:

ЭтапСостав/задачи этапа
Фиксация вниманияРассказ, взгляд, мимика, визуализация...
Депотенциализация сознанияЗамешательство, разрыв шаблона, когнитивные перегрузки, парадоксы, бред...
Внушение/бессознательный поиск решенияНамеки, каламбуры, шутки, метафоры, загадки, задачи, директивы...
Суммирование внушенияПостгипнотическое внушение

Если вспомнить любые вспомогательные приемы инициации творчества, то они тоже опираются на разрыв шаблона (случайные слова/предметы) и последующий трансовый уход в ассоциативные поиски решения. Остается заменить постгипнотическое внушение на рефлексию.

Ключевым элементом в этих аналогиях является понятие «транс». Многие видят за ним камлания шамана или бесноватые кручения головой толпы участников эстрадных представлений. На самом деле, это любой «уход в себя». Все остальное– сила и форма проявления. Когда мы проезжаем свою остановку, задумавшись, или не слышим зов на обед, зачитавшись, или кидаемся тапками, когда мешают работать– это все разные проявления транса.

Это состояние погруженности в себя и выключенности из окружающей действительности, когда мысли радостно жужжат где-то, где им хорошо, и приносят мед. Я продуктивно жужжу под душем или в состоянии дремы перед засыпанием. Кто-то «витает в облаках» при мытье посуды.

Задача гипнотизера– ввести человека в схожее состояние, причем оно у каждого свое. Кто-то лучше входит в него под чужим влиянием, кто-то хуже, кто-то только сам это делает. Кто-то глубже, кто-то даже в добровольном трансе все прекрасно контролирует.

Для тех, кто плохо поддается внешним влияниям, есть варианты перегрузки сознания сложными задачами или концентрацией его на риске. Когда меня положили на стулья и я был полностью сосредоточен на удержании тела, у гипнотизера появился шанс что-то прокинуть мимо сознания. Мы заранее договорились о задаче. Удалось ему зацепить своим внушением мое подсознание или нет, пока непонятно. Мне кажется, что нет, но подождем.

Субъектность и трансформация

Казалось бы, если я сам пишу, что гипноз- это манипуляция, как можно говорить о субъектности? Но на чем стоит субъектность? На знании себя. А кто я? Я– это сознание, эмоции и чувства (телесные проявления/соматика).

Мы обычно сосредоточены на сознании. Вся школа давит на мозги. Много у нас в образовательном процессе направлено на освоение эмоций и чувств? Кроме ностальгии по «чувствам глубокого удовлетворения» в рамках патриотического воспитания? Тогда о каком «я» может идти речь?

А гипноз живет в теле и эмоциях. И поскольку любое творчество, как мы выяснили, тоже можно считать гипнозом, более широкое включение в повседневное творчество элементов гипнотических практик как средству познания себя и выявления своих подсознательно живущих потребностей и проблем– прямой путь к повышению эффективности развития субъектности.

Важный тезис про трансформацию. Мы сейчас все в сплошных трансформациях, а она возможна только при триедином согласованном изменении не только в сознании, но и в эмоциях, и в чувствах. Потому трансформации и буксуют, что мы их тащим исключительно на сознательном уровне.

Как подтянуть эмоции и чувства, отдельная проблема. Отчасти и подсознательно мы это делаем, привлекая внимание (этап 1), разрывая сознание непривычным углом зрения (этап 2), и внушая прямые или косвенные директивы (этап 3). Но цепляем только тех, у кого это вызвало совместимые эмоции и чувства. Потому и формируются «пузыри» сторонников и противников, что их телесно-эмоциональный отклик разный.

Итого

Гипноз живет с нами в самых разных проявлениях. Закономерности его полезно знать и осознанно применять. Не только защищая себя от внешних нежелательных воздействий, но и для полноценного эмоционально-телесного развития, что чаще называют эмоциональным интеллектом. Особенно полезно применять самогипноз для саморазвития и самопознания. Но не все и не всегда человек может сам- можно воспользоваться внешней помощью, осознавая риски и свои способности/возможности.

Полезно в безопасной обстановке осознать и прочувствовать для себя границы и возможности гипноза, чтобы без лишних страхов и восторгов воспринимать расхожие мифы о нем, отличать выдающиеся способности мастера от эффектных фейерверков шарлатана.