9 мар. 2018 г.

Предвыборный стон

Любой, кто давит на нас, убеждая поддержать свою позицию– мошенник, посягающий на наш голос.

Если бы у нас была представительная демократия, я бы мог понять, потому что должен был бы делегировать свой голос кому-то другому. А в наших условиях– это моя личная позиция:

  • хочу– отдам за конкретного кандидата,
  • хочу– испорчу,
  • хочу– съем,
  • хочу– проигнорирую.

Как я сам– САМ– захочу, так и поступлю. И не надо на меня давить запутинскими, противпутинскими, противвсехними и прочими мнениями.

Если что и изменять в выборном законодательстве– ввести наказания за давление на избирателя. Аргументы есть– размести в положенном месте. Начал давить– получи штраф или даже отлучение от права вести компанию. И неважно, куда ты давишь.

Большинство населения консервативно. Значит, если грубых ляпов нет, у власти останется предыдущий политический лидер, предыдущая политическая сила. Хоть на уши встань. Именно поэтому в демократичных процедурах обычно предусмотрено жесткое ограничение срока сменяемости.

У нас «супер либеральные» силы, находившиеся у власти, специально ради великого демократа Ельцина ввели в Конституцию закладку «подряд». Теперь эта закладка позволяет простыми манипуляциями находиться у власти сколь угодно долго, оставаясь в очень демократичной логике. Если кто из «либералов-демократов» недоволен (Ельцин-то этой закладкой ни разу не воспользовался), пусть пеняют на себя. Их громко и убедительно предупреждали. Видать, политическая целесообразность сильнее теоретических умозаключений.

Про манипуляции на выборахважно не как выбирают, а как считают»)

Несмотря на очевидный результат, местные руководители будут соревноваться в способности обеспечить управляемость на своих территориях. Лучше всего это показать на результатах выборов. «Исполнительный дурак хуже врага». К сожалению, даже ради спасения от таких дураков, власть не станет привносить в закон математические теории, позволяющие отсекать из результатов заведомо ложные отклонения от кривой Гаусса, и наказывать те участки, где они случились.

Более того, демократичное право голосовать там, где удобно, ловко превращается в возможность корпоративного регулирования голосования, которое не будет проявляться на кривых Гаусса. И ладно бы речь шла только о глубоко зависимых и подневольных «гастарбайтерах» (в кавычках, потому что условно). Опять на равных с ними появляются учителя, которые работают на выборах. Запретите учителям работать на выборах, если переживаете за их статус! О каком уважаемом статусе может идти речь, если учителем пользуются как «гастарбайтером»?! О каком статусе мечтает учитель после участия «гастарбайтером» в выборах?!

Категорически должно быть запрещено такое голосование, где избиратель может быть проконтролирован, где он зависим. Нет у нас по закону критической зависимости от количества голосов.

Каждый имеет право голоса. Если человек хочет им воспользоваться, ему должна быть предоставлена возможность голосовать, но только в таких условиях, где невозможен внешний контроль ни его корпоративным руководством, ни кем бы то ни было другим. Работаешь в день выборов– получи право голоса в другое время, в тех условиях, где только сам можешь принять решение и где ни одна зараза не может тебя проконтролировать.

Сейчас начался хайп вокруг цифровой экономики и блокчейна. Надеюсь, это именно то решение, которое могло бы обеспечить реальное тайное голосование. Проблему вижу только в «молчунах»: как убедиться, что проголосовал сам человек?

PS. Поскольку в обсуждении на ФБ возникло подозрение в диванной демократии, дополняю ссылкой на собственный отчет о наблюдении на прошлых выборах.

Отправить комментарий