15 авг. 2015 г.

Свои или фашисты?

Поводом для новых размышлений о природе понятийного конфликта между украинцами и россиянами с одинаковыми встречными обзывалками-«фашистами» послужила информация о съемках фильма и комментарий про актера Филиппа Рейнхарда злобного по сюжету и добрейшего в жизни.

Для публичного рассуждения мне показалась интересной гипотеза, что граница понятийного конфликта проходит на неуловимом нюансе восприятия украинцев и русских– это один народ или разные?

  • Когда братья-сестры воспринимают себя едиными, они концентрируются на своих особенностях, поскольку общность очевидна. Это не мешает им жить вместе или раздельно, уважать право на собственное мнение и выбор.
  • Когда мы встречаемся с заведомо чужими (за границей, например), мы концентрируемся на общем– ищем опору для мирного общения.

Обычно границу самоощущения в дискуссиях проводят по политической границе, а не понятийной.

Много людей на всем постсоветском пространстве внутренне не смирились с распадом Советского Союза и ментально остаются в его прежних границах, раздражаясь при столкновениях с реальностью. В России такое восприятие, возможно, более широко распространено, чем в других бывших советских республиках, но и там таких много. Носителям такого восприятия на Украине было бы совсем неплохо объединиться обратно, а не воевать. Для них военные действия на востоке эмоционально еще более неприемлемы, чем для остальных.

Много и тех, кому безразлично, под каким флагом жить, лишь бы была работа и крыша над головой, чтобы спокойно растить детей и радоваться жизни. Такие конформисты могут даже сами не осознавать этого факта и вслух выражать любые мнения, но это будут мнения, которые, на их взгляд (или, точнее, на их подсознательные ощущения) приближают момент умиротворения. Этих подробно обсуждать неинтересно, хотя их большинство и для политических проектов их восприятие и поведение учитывать нужно.

Мне любопытно обдумать людей с активной и осознанной позицией, хотя допускаю, что обозначенный мною аспект осознается не всеми.

Сегодня на Украине заметна позиция тех, кто противопоставляет украинцев и русских, вплоть до этнической дифференциации как словян и неславян. Много и тех, кто таких границ не проводит, но считает себя борцом за право Украины проводить собственную независимую политику. Обе группы выступают единым фронтом против российской позиции, считая ее агрессором. Оправданно или неоправданно, обсуждать не буду,– меня интересует сам этот аспект: единение против при наличии понятийного противоречия внутри.

Именно эта мысль о противоречивом единстве позволяет мне объяснить ощущения от детских посещений родственников с шутейными по форме, но неприятными по восприятию постоянными уколами в адрес «Москвы». Вплоть до полного абсурда, хотя родственники все воспринимали как нормальное. Я даже взял для себя за правило не вступать в такие дискуссии, а просто пропускать мимо ушей. Сейчас то же ощущение абсурда от диаметрально противоположных оценок событий на востоке Украины с упреками и подозрениями в адрес противоположной стороны в отношении нарушения минских договоренностей.

Больше всего беспокоит то, что любые договоренности должны опираться на понятную модель «свой-чужой». А как можно договориться, когда у разных людей с одной стороны могут быть разные ментальные модели восприятия? В одном случае, договоренности должны основываться на особенностях, которые важны для стороны, а в другом– на общих основаниях, поскольку все остальное заведомо другое.

Напоследок, об обзывалках друг друга фашистами.

Бог с ним, с определением фашизма. Кого мы готовы эмоционально отнести к фашистам? Моя гипотеза:

  • кто концентрируется на различиях
  • кто жестко борется с другими, не такими, как он-фашист.

Как это преломляется в обзывалках?

  • Российские обзывалки, как я понимаю, адресованы тем украинцам, кто считает себя другими и старательно дистанцируется от общности народов, которая безусловна для подавляющего большинства россиян. Плюс кровавые столкновения, виновниками которых многие россияне считают носителей этого мнения. Поскольку различения между противниками российской позиции нет, это адресуется им всем. В итоге, обижены обе стороны: одна за дистанцирование, другая за несправедливые обвинения.
  • Украинские обзывалки, как я понимаю, адресованы тем, кто готов жестко подавить несогласных/других. Туда же относят представление о военных действиях как подавлении русскими украинцев, нежелание русских считаться с украинскими отличиями, их правом на независимое существование. В итоге, обижены обе стороны: одна за военное вмешательство, другая за несправедливые обвинения.

Обе стороны считают себя освободителями и наследниками победы дедов над фашизмом. Как можно в таком понятийном поле договориться?

13 авг. 2015 г.

Мой ансамбль-Контингент


Раззадоренный огорчившей меня информацией о формирующейся системе Контингент, решил описать свое видение подобной системы (подробнее о критических замечаниях и ссылках на систему см. предыдущий пост).

Единственное, что в описанной системе Контингент не вызывает у меня никаких возражений,– создание генератора уникального идентификатора ученика, который позволит в логике моего подхода синхронизировать все местные идентификаторы при отслеживании возможных перемещений ученика по всей России. Я вижу решение заявленных задач как простую систему, работающую в ансамбле хорошо работающих других ведомственных систем, в том числе уже существующих.

Иллюзорность и наивность моего подхода очевидны:

  • главная психологическая проблема– кому из чиновников охота работать за одну зарплату, если можно заявить нового программного монстра и освоить 100500 бюджетных средств помимо зарплаты?
  • главная организационная проблема– как заставить надежно взаимодействовать системы разных ведомств?
  • главная техническая проблема– где вы видели хорошо работающие ведомственные системы?

Кого наивность ломает, можно не читать дальше.

Я стремлюсь соответствовать принципу 152-ФЗ– минимизировать обмен данными в рамках задачи: жить без избыточности и обезличивать данные везде, где привязка к конкретной паспортно-объективизированной персоне не нужна. Для реализации этой логики мне нужна доверенная информационная среда подтверждения родственных связей и мест проживания родителей (попечителей) и обучающихся. Для нее нужны:

  • Информационная система ЗАГС со всеми оцифрованными субъектами-гражданами страны, которые могут участвовать в образовательном процессе. Она должна уметь идентифицировать гражданина при запросах из СМЭВ от доверенных ведомств (МВД и др.) и от пользователя портала госуслуг, автоматически подтверждать родственные отношения и, желательно, подбирать список родственников на основании данных в системе.
  • Информационная система служб опеки и попечительства для аналогичного ЗАГС подтверждения отношений опеки. Везде далее для простоты я буду говорить только о родственных связях, подразумевая наличие отношений опекунства в равной мере.
  • Информационная система паспортных столов МВД, отражающая информацию о проживании и контролирующая родственные связи на основании данных ЗАГС.
  • Информационные системы ФМС, позволяющие паспортным столам и иностранным гражданам иметь подтвержденную информацию о проживании и родственных связях. Далее о иностранных гражданах я упоминать не буду, подразумевая наличие этих данных и аналогичную обработку их запросов.

Здесь пока нет никакого отношения к системе Контингент– переходим к ней.

  1. По закону об образовании муниципальные органы власти в сфере образования должны вести учет детей, подлежащих обучению. Условия формирования данного учета в законе не прописаны. Полагаю, этот учет может быть автоматизирован на основании данных паспортных столов в момент регистрации несовершеннолетних лиц. В тех местах, где на уровне муниципальных органов власти нет условий для ведения подобной базы данных, ее можно вывести на уровень региональных органов власти.

    Таким образом, первая важная задача системы Контингент автоматизирована без особых сложностей– мы получили список детей, подлежащих обучению, по возрастам, с возможностью информационного контакта с родителями по адресам проживания. Поскольку тем же пунктом закона муниципальные органы власти распределяют образовательные организации по территориям, можно иметь полную статистику потребности в образовательных услугах на каждой территории.

  2. Детям пора в сад/секцию/школу/вуз.

    На портале госуслуг гражданин лично или с помощью сотрудника образовательной организации регистрирует запросы на зачисление своих детей. Он может указать несколько организаций по приоритетам. Эти запросы попадают с электронной подписью портала госуслуг в образовательную организацию. В самом простом варианте, по электронной почте. Можно предусмотреть более сложное взаимодействие между информационной системой образовательной организации и информационной системой органа власти–это неважно. Важно, что подтверждение о приеме формируется в информационной системе учета детей в виде даты и названия учебно-административной единицы («класса»), в которую ученик зачислен. Таким образом, формируется реестр учебно-административных единиц и их наполнение контингентом учащихся, а в систему учета детей попадают контактные данные родителей.

    Это тоже очень просто реализовать, т.к. позволяет образовательной организации использовать любую свою информационную систему, которая сумеет обменяться с обсуждаемой центральной системой идентификатором ученика, датой зачисления и названием “класса”. Аналогично, с отчислением или переводом в другой “класс”. Таким образом, мы решаем вторую задачу Контингента– движение контингента учащихся. Для вышестоящих органов из этой базы достаточно статистики: кого, сколько, куда, когда. Тоже весьма просто и незатратно.

    Чуть сложнее задача зачисления будет здесь решаться в тех случаях, когда родитель проживает с ребенком по разным адресам. В этом случае, родитель в личном кабинете на портале госуслуг должен сначала указать имя и адрес проживания ребенка, что по автоматическому запросу в ЗАГС должно получить подтверждение о родительской связи и система учета детей включит данного родителя в систему хранения как ответственного субъекта данного ребенка.

    Уже этого достаточно для создания новой удобной услуги—электронная справка об обучении с электронной подписью портала госуслуг в любое время дня и ночи.

    Для удобства мониторинга учебной занятости, можно в цепочку записей учета детей, подлежащих обучению, включить статистические данные о количестве посещаемых ими организаций дополнительного образования. Для мониторинга места освоения основного образования необходимо указание на учебно-административную группу обучения. Для семейного обучения необходимо предусмотреть свои специфические отметки.

  3. Об успеваемости и посещаемости.

    Фантазии государственного проекта о контроле за итоговыми отметками при наличии многочисленных систем оценивания выглядят, по меньшей мере, странными. Ведение текущей успеваемости и промежуточной аттестации закон относит к компетенции образовательной организации. Она вправе выбрать любую систему оценивания и сформировать собственный график и условия проведения аттестационных процедур. Поэтому ведение учета должно быть полностью в руках самой организации, которая самостоятельно подберет для себя тот электронный журнал, который наиболее точно отвечает ее потребностям. По той же причине, информирование родителей должно осуществляться этими же электронными журналами и не перегружать государственные информационные системы бессмысленной свалкой школьных отметок.

    Мониторинг текущей образовательной динамики без особых оснований не стоит выносить из системы отношений «школа-ученик-родитель», т.к. это компетенция образовательной организации. Частные жалобы можно рассматривать на основании данных, которые образовательная организация предоставляет ученикам и родителям в порядке информирования на основании автоматической выписки из электронного журнала– электронный дневник. Если же в практику вернутся ежегодные экзамены, то их нужно реализовывать в виде независимого тестирования, результаты которого должны отражаться в соответствующих информационных системах. Логика взаимодействия с ними должна быть аналогична взаимодействию с региональными системами итоговой государственной аттестации.

    Для итоговой государственной аттестации существуют региональные информационные системы. Никакие дополнительные системы для мониторинга итоговой аттестации не нужны– достаточно обеспечить синхронизацию всех упомянутых систем по идентификаторам учеников. Это не проблема.

  4. О внешкольных успехах.

    Речь об олимпиадах, спортивных, музыкальных, творческих конкурсах и т.п. Именно на этих мероприятиях можно выявлять одаренных детей, а не из отслеживания текущих/итоговых отметок. Для их проведения нужны информационные системы, позволяющие родителям подтверждать участие приглашаемых туда детей через личный кабинет на портале госуслуг. Это позволит сохранить все контактные данные детей и родителей в рамках работы с обезличенными данными, что облегчит соблюдение закона о персональных данных без дополнительных издержек и по техническим, и по организационным задачам. Достаточно принять, что обращение к участникам может быть по произвольным именам или регистрационным кодам с сохранением всех остальных значимых для участия параметров. А грамоты будут направляться электронным образом в личный кабинет родителя и на электронные контакты ребенка с электронной подписью. А также, все награды будут храниться в системе и для подтверждения достаточно будет отправить своему респонденту идентификатор этой грамоты.

    Поскольку подобных мероприятий проводится много, необходимо на разных уровнях управления иметь реестры конкурсных мероприятий со ссылками на информационные системы самих мероприятий. Там будут отражены закодированные данные участников и победителей. Для формирования аналитических подборок достаточно иметь интерфейс статистических запросов к этим системам. Поскольку они обезличены, никаких особых сложностей с их формированием и ведением быть не должно. Для конкурсов и олимпиад высокого уровня, победа в которых имеет значение для преодоления некоторых административных барьеров, важно обеспечить контроль достоверности. Для адресного обращения к победителям и привлечения их к мероприятиям для одаренных детей будут использоваться муниципальные данные учета, причем обращаться к ним можно без явного получения адреса, а посредством заложенной в систему инфраструктуры связей.

  5. О квалификационном портфолио

    Квалификационное портфолио требует особого внимания, т.к., на мой взгляд, оно должно быть общедоступно и вестись в отдельной информационной системе. Человек сам обращается к обществу за подтверждением соответствия своих компетентностей неким стандартным требованиям-компетенциям. В случае подтверждения, он получает право на определенные действия, требующие квалификации. Поэтому люди вправе знать результат квалификационного испытания специалиста, к которому они обращаются, кем, когда и как оно проводилось. Сегодня законодательно эта информация должна быть общедоступна только для некоторых категорий граждан, в частности, для педагогов и врачей.

Подводя итог, еще раз обращаю внимание, что различные задачи, сформулированные как необходимые для монстровой системы Контингент, могут быть решены без особых усилий при использовании нескольких разных систем в разных ведомствах. Даже задачи в сфере образования удобнее решить в разумном сочетании разных систем, а не одной-единственной на все эти случаи. Практически все описанные системы содержат преимущественно не сами данные, а связи между разными системами, которые могут выстраиваться по идентификаторам ответственных ведомственных систем. Только связи! И практически все они могут быть обезличены. Мы не привыкли к работе с обезличенными данными и поэтому нас работа без ФИО коробит, но это не повод усложнять систему избыточными конкретизациями.

Самое важное противопоставление изложенной концепции системы Контингент, которое я надеюсь донести,– отказ от централизации персонифицированной информации, кроме единого реестра уникальных идентификаторов обучающихся, связанного с местными системами учета детей, подлежащих обучению. На любом уровне централизации нужна статистика, а не персональная информация. С детьми работают педагоги, а не чиновники: кто работает, у того и информация. А ФИО, строго говоря, в системе образования вообще не нужно– достаточно имени, на которое человек предпочитает отзываться в прямом общении, и контактных данных.

Понятно, что предложенный текст представляет собой беглый набросок возможного решения, который может не учитывать некоторые нюансы. Возможно, я буду что-то сюда дописывать по мере обсуждения или додумывания. Но самое главное, ради чего я стал описывать свои представления– возможность построения живой и легкой совокупности систем, которыми будет удобно пользоваться и которые будет удобно развивать, в противовес тяжелому монстру на все случаи жизни, которые могут помереть в период с момента начала разработки до ее запуска в эксплуатацию.

PS. Статья о возможностях системы Контингент в увязке с электронными журналами: Информатизация: за или против учителя? (17.01.2017)