6 авг. 2016 г.

Образовательная траектория, программа или маршрут?

По следам очень интересного обсуждения в «Точке кипения» АСИ, захотелось поделиться своими терминологическими представлениями об индивидуальной образовательной ...

Тут должен стоят термин. Андрей Комиссаров начал с «траектории». Его поддержал Максим Дулинов. Татьяна Ковалева продекларировала выбор тьюторами «программы» и полное отрицание «траектории». Анатолий Сторожев отстаивает «маршрут». Кроме того, всплывала «карта» в разных представлениях...

Можно было бы пропустить, но мне кажется, что удачная терминология облегчает взаимопонимание и развитие ситуации. На встрече времени было мало для подобных погружений.

Полемика по терминам

Оттолкнусь от позиции Татьяны Ковалевой, как я ее понял.

Траектория– путь пройденный пассивным телом, а тьюторы ставят перед собой задачу активного самоопределения ребенка (тьюторанта), поэтому они исключают траекторию из своего вокабуляра. Они выводят ребенка на построение индивидуальной образовательной программы. Для этого они вместе с ребенком строят его личную (индивидуальную) ресурсную карту (топика, векторность, масштаб), а программой называют выбор очередного образовательного (развивающего) шага. В их логике у программы нет конечной точки, ибо человек постоянно развивается: «Программа– это личная свертка ресурсной карты в данный момент». На вопрос о том, что такое определение термина «программа» заметно отличается от общепринятого, было дано подтверждение: да, они этот термин трактуют по своему, опираясь на позицию философа и культуролога Вадима Марковича Розина.

Похожее отношение к траектории у Анатолия Сторожева: «Образовательная траектория - это когда меня запулили и я лечу по инерции мышления. Образовательный маршрут - это когда я его прохожу, это мой жизненный Путь, я строил его карту, я могу изменить свои планы, посидеть и осмотреться, принять новые решения.»

Четкий доклад Ковалевой позволяет опереться на ее тезисы и обозначить свои. Прежде всего, она сразу обозначила свою позицию как тьютора. Это облегчает мои рассуждения, потому что позиций может быть много и моя не тьюторская. Моя позиция– конструктора новой системы образования, в которой тьютор является одной из важных ролей, но далеко не единственной. Мне важно понять ролевой ассортимент системы и модель отношений между ролями, чтобы вся совокупность максимально отвечала целям всех участников:

  • Траектория– кинетический термин, имеющий весьма четкую коннотацию в физике: след движения тела. Никаких указаний на его активность или пассивность нет. В задачах часто фигурируют управляемые объекты.
  • Маршрут– логистический термин: предполагаемый вариант движения. В идеале траектория должна совпасть с маршрутом, но это редко случается. Кроме того, маршрут не всегда прорабатыватся настолько четко, чтобы траектория могла с ним совпасть: маршрут может содержать только контрольные точки с предполагаемым диапазоном времени.
  • Программа в традиционном понимании– план действий с описанием ожидаемых результатов и используемых ресурсов. Маршрут может быть частным случаем программы.

Если мы накладываем эти понятия на образовательные задачи, то траектория– это ретроспектива движения по образовательной среде, а программа и маршрут– перспектива этого движения. Причем, чтобы понятия имели разное содержание, имеет смысл считать программу подробно прописанным планом действий, а маршрут– в виде контрольных точек, оставляя свободу реализации движения между ними.

Другими словами, образовательная траектория– это пройденный путь в личном образовании, а программа (маршрут)– это планируемый путь.

При такой трактовке, как мне кажется, не могут тьюторы игнорировать образовательную траекторию, ибо «здесь и сейчас» любого человека определяется накопленным багажом, отталкиваясь от которого можно строить планы (программы, маршруты). В такой логике, на первый взгляд, невозможно строить образовательную траекторию– только планы. И второе замечание– планы могут быть любыми, а траектория исключительно индивидуальная, ибо у каждого она своя, уже пройденная.

Следует обратить внимание, что подобное заимствование терминов из другой сферы происходит только тогда, когда появляются новые смыслы, для которых нет адекватных терминов. Тогда по ассоциации из другой области берется термин, который аналогичен неопределенному новому смыслу. Но дальше происходит расширение ассоциаций– экспансия слова из другой сферы в гораздо большем объеме. Например, траектория начинает трактоваться не только как след от движения, но и как возможность прогноза этого движения на основании расчетов, хотя в нашем случае такая ассоциация становится предельно неопределенной, в отличие от понятных задач баллистики. Или накладываются непонятные дополнительные ограничения типа пассивности объекта– так воспринимается термин специалистом в другой сфере знаний. Поэтому нужно либо строже договариваться о введении новых понятий, либо игнорировать их произвольное употребление и каждый раз уточнять, кто какой смысл в него вкладывает.

Вчера– не сегодня

Почему мы все время говорим о программах? Потому что воспитаны в культуре стабильного общества, привыкшего и считающего правильным обстоятельное планирование и проектирование будущего. Обучение и воспитание, которые в совокупности мы привыкли называть образованием, тоже выстроены в логике социального проектирования: мы– взрослые– знаем, что и как правильно делать, и научаем этому неумелых детей. В логике проектирования образовательного процесса образовательная программа абсолютно органична. Особенно в логике традиционного для классической школы образовательного конвейера, когда все одновременно обучаются по единой программе.

Однако с некоторого момента в середине прошлого века этот конвейер начал давать сбои– общество, повысив уровень грамотности, стало постепенно требовать большей гибкости. Это выразилось в появлении спецшкол, расширении сети дополнительного образования. Потом и этого перестало хватать– опыт педагогов новаторов вылился в новый закон «Об образовании», дающий право школе самой создавать образовательную программу, ориентируясь на своих детей и педагогов. С этим не справилась устаревшая система управления образованием, начались попытки ограничивать свободу школ по созданию индивидуальных программ, но полностью кран перекрыть уже невозможно. Аналогичные процессы идут и в обществе– традиционные процессы проектирования перестали удовлетворять разработчиков, т.к. при таком подходе проект устаревает к моменту окончания проектирования. Благодаря Грефу, название одного из новых гибких проектных подходов Agile стало известно широкому кругу.

Самое важное, что всем, включая детей, стало ясно, что никаким сакральным знанием «правильности» взрослые не обладают. Раз так, возникает вопрос: чему они могут научить? Почему дети должны прислушиваться к их мнению и учиться по их программам? Они прекрасно знают от своих родителей и старших родственников, друзей, что школьная «галиматья» практически никому не нужна, а в новых устройствах эти горделивые учителя и вовсе «не копенгаген». Чем они могут быть полезны? Что они пасут их на время отсутствия родителей на работе?

К такому свержению с пьедестала учителя не готовы: они привыкли почитать своих Учителей (с большой буквы) и надеялись на такой же пиетет по отношению к себе, а их даже Председатель Правительства послал заниматься бизнесом, если что-то не устраивает в школе. Если образовательная программа перестает работать или работает исключительно при подавлении воли учеников, что можно делать?

Индивидуализация

Наиболее адекватным ответом на новые проблемы в организации образования стала индивидуализация– опора на личные особенности и пристрастия ученика. Для этого учитель и ученик должны оказаться созвучны, взаимоинтересны и полезны. Вариантов может быть много. Для тьютора это акцент исключительно на формирование личного позыва ребенка (тьюторанта)– он сам является источником образовательной программы. На западе это часто называют персонализацией. Но есть и более технологичный вариант, когда можно выбрать из набора– это более традиционный вариант индивидуализации, в противовес строго персональному (заказному) подходу. Во втором варианте всегда есть образовательная программа в традиционном смысле, но набор учебных курсов у каждого получается свой– все траектории разные. В первом варианте образовательная программа может быть как традиционная, так и в специфическом понимании тьюторов. А траектория тоже индивидуальная.

Итак, 3 варианта формирования образовательной программы в разных смыслах, но во всех формируется индивидуальная образовательная траектория.

Если предположить, что с учетом стремительного расширения способов и каналов обучения каждый ученик окажется перед широчайшим разнообразием выбора, то проблемой станет акт выбора. Что услуги консультантов будут остро востребованы и что искусственный интеллект будет с живыми консультантами успешно конкурировать, уже понятно. Интересно, что будет первично, программа (маршрут) или траектория?

Берусь утверждать, что в условиях быстрых изменений и широкого выбора, каждый следующий образовательный выбор будет в значительной мере ситуативен и спонтанен. Могу предположить манипулятивные управляющие действия на молодежь, но этот вариант рассматривать не хочу– это социальные риски. В открытой среде на выбор смогут влиять значимые субъекты. В профессии останутся только значимые для ребенка люди, имеющие вес своими эмоциональными, социальными, профессиональными компетенциями. Именно они смогут выстраивать ситуации, в которых дети с удовольствием будут что-то осваивать. Именно они смогут через серию успехов и формирования уверенной компетенции подвести их к целевому поведению, в котором требуется построение маршрутов и программ, а не только сиюминутных образовательных продвижений.

Учитывая, что и для старшего поколения, воспитанного в проектной логике, она не стала определяющей для всех, надеяться на всеобщий охват программным (проектным) мышлением не приходится. Но он не всем нужен, как выясняется по жизни, несмотря на постоянное давление рекламой про лидерство и организованность.

Что строим?

А раз так, основным в образовании получается освоенное (траектория), а не программа (маршрут)! Но учителя проектную логику все равно вынуждены вести, даже если подготовленные планы приходится все время корректировать, т.е. будут продолжать строить программы (с учетом возрастающей гибкости), а ученики и родители– траекторию: учителя проективно, а ученики с родителями– ситуативно, по факту, на один-два шага «здесь и сейчас», в тьюторском понимании программы.

Из этого совсем не следует хаотичность образовательного процесса и ненужность учителей, тьюторов, консультантов: они действуют проективно, их предложения по построению и реализации образовательных маршрутов важны именно внятностью перспектив. Именно это дает разумный выбор ученикам и их родителям. Но с их стороны выбор происходит не раз и навсегда, а итерационно, шаг за шагом. И никто не знает, будет ли следующий шаг продолжением прошлого выбора или он окажется на новом образовательном маршруте.


Отправить комментарий