25 февр. 2015 г.

Игра– подконтрольный глоток свободы

Игра начинает занимать все более важное место в нашей жизни. Из пустой развлекалочки на досуге она превращается в приносящий доход бизнес. Бизнес все чаще платит деньги игропрактикам и игротехникам, чтобы отнять время от основного бизнес-процесса на проведение игр, в которых могут участвовать от нескольких ключевых сотрудников до всего штата. На тему игропрактики в образовании собираются молодые и маститые педагоги, т.к. мотивация к обучению катастрофически падает во всем мире и в игре видят спасение.

При изучении типологии игр возникает вопрос: где же грань между игрой и жизнью? Спор об этой границе на недавнем семинаре Андрея Комиссарова по игропрактике для педагогов привел к предлагаемым размышлениям. Попытаюсь проанализировать собственное определение игры и соотнести ее с жизнью:

Игра– это фиксированный во времени отрезок жизни, прожитый по добровольно принятым на себя и заранее согласованным искусственным правилам, обычно с возможностью досрочно прервать действие этих правил– выйти из игры.

Особо следует оговорить понятие “добровольно”, т.к. предложенному определению в точности соответствует понятие “договор”. Договор является обязательным атрибутом предпринимательской деятельности. Я не могу вести такую деятельность без договоров. Игра же подразумевает ничем не ангажированную свободу воли: хочу– играю, не хочу– не играю. И от этого выбора ничего жизненно важного для принимающего решение не изменится.

Таким образом, игра от жизни отличается только уровнем свободы воли при принятии решений. И это объясняет стирание границ между игрой и жизнью по мере расширения вариативности в жизни. Если в давние годы жизнь как процесс выживания поглощал практически все силы, игры были примитивными и занимали ничтожное время. Сегодня, когда почти все подчинено праву выбора, игры пронизали все общество, достигли невиданного ранее разнообразия и вызывают споры о границах раздела.

В этой связи интересно разобрать жестокие игры и родственные им розыгрыши. Розыгрыш подразумевает игровое поведение для инициаторов и неигровое поведение для разыгрываемых. В этой ситуации разыгрываемые выступают в роли случайного генератора, который привносит неожиданность в фиксированные правила. Для них розыгрыш не является игрой, т.к. они не добровольно приняли участие в действиях. Беглые негры, которых травили собаками, тоже не воспринимали травлю игрой, хотя для рабовладельцев это была очевидная игра по их собственным правилам– первые игропрактики. Бои гладиаторов попадают в ту же категорию. “Русская рулетка”, в контексте жестоких игр, была честнее, т.к. все игроки сами принимали эти правила. Хотя появляется новый сложно формализуемый фактор– офицерской чести для тех, кто опасался упреков в трусости в случае отказа. К той же категории, полагаю, можно отнести и дуэли: с одной стороны, искусственные правила и добровольное участие, с другой– понятие о чести и репутационные издержки в случае отказа, несмотря на законодательные запреты дуэлей.

Сегодня многие формы досуга идеально подходят под такое определение игры, т.к. предоставляют широкие возможности выбора и опираются на искусственные правила, включая самостоятельно формируемые. Все популярнее призывы к выбору работы с опорой на личностные ценности и интересы. Все больше людей, для которых работа и хобби (чем не игра?) схлопываются воедино.

Отдельного упоминания заслуживают виртуальные среды. До сих пор они воспринимаются многими как игрушечные, ненастоящие, но настоящесть определятся следствиями: подчас, результаты деятельности в “виртуальной” среде оказывают заметно большее влияние, чем в “реале”. Я специально взял слова в кавычки, чтобы обратить внимание на условность их смысла: уже большой вопрос, что более реально!

Показалось интересным рассмотреть под углом зрения игры (свободы воли) политические аспекты.

Что есть война или революция? Неспособность согласовать правила игры и заставить/отказаться от игры по чужим правилам– коммуникационный конфликт на фоне неадекватных оценок реальности. Но это так же означает наличие альтернативных вариантов правил! Альтернативные правила– это обязательное условие заявки на свою игру. В этой логике тоже получается, что революции должны происходить не на низшей точке подавления свободы, а на фазе затянутых ожиданий– когда уже кажется ясным, что менять, а изменений нет и нет.

Что есть выборы? Игра в свободный рейтинг политиков с иллюзией влияния на общие правила. Поскольку приз в этой игре для определенной группы лиц, озабоченных стремлением к власти, весьма велик, манипуляции с правилами игры на всех этапах превышают возможности неозабоченных властью лиц по слежению за их исполнением. Тем самым, неозабоченные властью люди дают озабоченным дополнительные аргументы для ограничения их свобод между играми в выборы. Тем не менее, лучших правил пока не придумали. Хотя, похоже, стоит заняться, ибо эта игра явно не равноправная по оценке участников.

Родное образование тоже начинает изучать и пробовать игровые форматы, т.к. мотивация к необучению стала фатальной по результатам стандартного тестирования. Правда, никто пока не сумел ответить на вопрос, а какой результат, действительно, нужен, но все недовольны.

Самое простое, что многими стало активно подниматься на щит,– внести в традиционный учебный процесс игровые аксессуары вместо потерявших мотивирующий фактор отметок: бейджики, скилы, фантики… Меня эта мода на геймификацию откровенно пугает, т.к. усугубляет и без того тяжелую пяту оценкомании. Вместо перехода от негативной мотивации к позитивной (от страха наказания за плохие отметки к радости познания) предлагается ограничиться соревновательный мотивацией– за фантиками вместо пятерок.

Более сложное направление– создание полноценных игр, среда которых позволяет формировать нужные знания и навыки в увлекательной форме вместо нудной зубрежки. Ведь, интересные содержательные задачи появляются только с определенного уровня овладения наукой, а начальный этап освоения базовых представлений довольно скучен. Когда знание стало легкодоступным, мотивации следовать за учителем “здесь и сейчас”, независимо от его способности увлечь наукой, стало недостаточно для скучной зубрежки. Есть увлеченные люди, которые уже создали неплохие образовательные игры, но процесс этот непростой и недоходный.

Мысль начинает представлять школу, в которой все сумели реализовать в виде обучающих игр– и тут осеняет, что это уже не будет игрой в субъективном восприятии. Более того, традиционная школа– мозгодробительные занудные будни. Попытки внести в логику школы свободу выбора натыкаются на массу проблем. А сегодня отечественная школа и вовсе делает откат даже от прописанных законом прав и свобод, ибо не справляется с этим пропущенным в 90-е годы вольнодумством.

Игра противоречит диктату единых норм, программ и учебников, но против нее никто не возражает. Значит… Теперь все, кажется, встало на свои места:

Игра– это подконтрольный глоток свободы в полосе неизбежности.

И тогда игромания– это признак инфантилизма как бегство от неизбежности, от ответственности за свой участок в настоящей жизни.

19 февр. 2015 г.

Вправе игнорировать или оспорить

Письмо Минобрнауки РФ от 09.02.2015 №ПГ-МОН-75 с ответами на мои вопросы вызвало большой интерес и разные трактовки, поэтому решил дополнительно изложить свой вариант перевода с канцелярского на русский.

Зная уколончиво-расплывчатый стиль ответов высоких чиновников на конфликтные вопросы, я постарался максимально жестко и конкретно их сформулировать, причем, в общенормативном ключе без малейших намеков на московскую историю. Но даже в этой ситуации они умудрились смягчить свой ответ, перефразировав исходные вопросы. Поэтому при опубликовании для точного понимания текста ответа пришлось сначала показать исходные формулировки.

Итак, исходные условия.

Есть закон «Об образовании в РФ», который весьма четко разносит зоны ответственности разных уровней управления образованием. Если бы все оставались в рамках своих компетенций/полномочий, вопросов бы, скорее всего, не возникло. Однако органы власти по старой советской привычке часто вмешиваются не в свое дело и диктуют школам, что они должны делать, вопреки распределению компетенций по закону. Готов предположить, что не все директора настолько самостоятельны, чтобы своим правом пользоваться, но страдают от этого именно те, кто готов в полной мере использовать свои законные права. Про обратные перекосы, когда школа влезает в зону ответственности органа власти, я не слышал.

Меня интересовало, есть ли возможность у школы отстоять свои права, определенные в законе зоной ее компетенций? Прежде всего, меня интересовала тема построения информационной образовательной среды на разных уровнях от школы до региона и, в частности, ЭЖ как одной из подсистем ИОС.

Из ответа следует:

Органы власти могут поручить вам какие-то действия только в рамках своих полномочий. Там, где их задачи пересекаются с зоной ответственности школ, они должны согласовывать взаимодействие, а не диктовать свою волю.

Самое главное вынесено в заголовок:

что по закону в вашей компетенции, молча делаете по-своему либо оспариваете.

Чтобы оспорить распоряжение, затрагивающее ваши компетенции, обращаетесь:

  • в Рособрнадзор, в случае регионального распоряжения
  • в региональный орган власти, в случае муниципального распоряжения

Вот, собственно, и весь перевод канцеляризмов. Остальное– полезные частности.

Вывод. Дорогие друзья и коллеги, если вы сами не обопретесь на свое право «игнорировать или оспорить», никто вам не поможет. Хотите прорваться через навязанный ЭЖ– согласуйте свои желания с коллегами-директорами и подавайте от себя обращения в Рособрнадзор за разъяснениями и пресечением нарушения своих прав.

10 февр. 2015 г.

Открытое обращение в Рособрнадзор

В соответствии с п.6.2 Положения о федеральной службе по надзору в сфере образования и науки, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 15 июля 2013 г. N 594 (далее Положение), прошу:
  1. Рассмотреть петицию граждан Москвы о восстановлении прав образовательных организаций города на самостоятельный выбор информационной системы ведения учета текущей успеваемости и промежуточной аттестации (далее ЭЖ), а также описание сложившейся ситуации в “Новой газете”, и разъяснить обоснованность беспокойства граждан Москвы.
    (Короткая ссылка на текст петиции: https://clck.ru/9M2oA)
  2. Рассмотреть ответ Департамента образования Москвы на петицию (фото справа) и разъяснить правомочность ущемления прав образовательных организаций из-за неспособности органов власти Москвы организовать исполнение государственных услуг в электронном виде без нарушения законодательства.
  3. Рассмотреть ответ Минобрнауки РФ на вопросы о спорных отношениях образовательной организации и органов власти и разъяснить расхождения ответов Департамента образования и Минобрнауки РФ.
  4. Рассмотреть «Рекомендации по ведению журналов успеваемости обучающихся в электронном виде в общеобразовательных учреждениях города Москвы» (pdf) и разъяснить обоснованность:
    1. ограничения образовательных организаций в праве выбора систем оценивания (1-5),
    2. ограничений технических характеристик ЭЖ в противовес «Единым требованиям» к ЭЖ из письма Минобрнауки РФ от 15.2.2012 №АП-147/07,
    3. соответствия ограничивающих характеристик особенностям одного из них—МРКО в версии 2012 года.
  5. Рассмотреть приказ №810 Департамента образования Москвы (pdf) и разъяснить обоснованность требований по ограничению образовательных организаций:
    1. в части компетенций по ведению учета текущей успеваемости и промежуточной аттестации,
    2. в праве на выбор ЭЖ, согласно письму Минобрнауки №АП-147/07.
  6. Рассмотреть регламент оказания государственных услуг Москвы в сфере образования на основе МРКО и разъяснить обоснованность:
    1. централизованного сбора информации о текущей успеваемости и промежуточной аттестации со всех образовательных организаций города вопреки их желанию,
    2. организации препятствий образовательным организациям в использовании иных ЭЖ по их выбору и, тем самым, в выборе систем оценивания, помимо ограничения в конкуренции между различными вариантами ЭЖ,
    3. отсутствия возможности передачи статистической информации из различных ЭЖ в центральную систему сбора отчетности и/или мониторинга по открытому протоколу обмена данными,
    4. исключения возможности оказания государственной услуги информирования об успеваемости и посещаемости путем непосредственной передачи заказанных родителями данных из ЭЖ в точном соответствии с избранной в образовательной организации системой оценивания.
  7. Разъяснить, почему при столь активном переходе на электронное ведение документооборота в сфере образования, как минимум, с 2010 года, до сих пор не пересмотрена нормативная база и остаются актуальными нормативные акты по ведению документооборота еще советского периода, полная неразбериха с мероприятиями по защите персональных данных…

В соответствии с п.6.4 Положения, прошу пресечь факты нарушения законодательства Российской Федерации в установленной сфере деятельности, в частности, восстановить возможность образовательным организациям реализовывать предусмотренные законом компетенции в части ведения текущей успеваемости и промежуточной аттестации в соответствии с их системой оценивания, образовательной и технической политикой, предусмотренными их локальной нормативной базой. Описанные ситуации имеют место не только в Москве, но и во многих регионах.

В соответствии с п.7 Положения, прошу осуществить нормативно-правовое регулирование в установленной сфере деятельности в части ведения электронного документооборота.

Сегодня практически разобраться в том, что нужно, что можно и что нельзя при переходе на электронный документооборот и при использовании ИТ в образовании, могут только редкие специалисты, способные гибко ориентироваться в сочетании старой нормативной базы и современных методических рекомендаций, что приводит к многочисленным нарушениям и неоправданному росту издержек. Готов оказать помощь в обсуждении и разработке мероприятий по развитию электронного документооборота как давно занимающийся данной проблематикой эксперт. Подборка моих публикаций по тематике ЭЖ доступна в блоге по метке “ЭЖ”. В этом же блоге есть публикации по теме построения ИОС.


PS. Ссылка на историю, как петиция против действий Департамента образования Москвы была спущена в Департамент образования Москвы. Обидно, что с настойчивостью, достойной лучшего применения, отстаивается идеологически ошибочное решение: даже замечательный, но единственный центральный ЭЖ на всех не угодит, а любая неизбежная накладка будет сопровождаться радостным публичным сарказмом и «итальянским сопротивлением».


По Почте России 29.02.2015 пришел ответ, датированный 16.02.2015. Чиновники Рособрнадзор тоже отправили запрос в родной Департамент образования Москвы с удивительной ссылкой на Федеральный закон «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» от 02.05.2006 № 59-ФЗ:

Статья 8. Направление и регистрация письменного обращения

3. Письменное обращение, содержащее вопросы, решение которых не входит в компетенцию данных государственного органа, органа местного самоуправления или должностного лица, направляется в течение семи дней со дня регистрации в соответствующий орган или соответствующему должностному лицу, в компетенцию которых входит решение поставленных в обращении вопросов, с уведомлением гражданина, направившего обращение, о переадресации обращения, за исключением случая, указанного в части 4 статьи 11 настоящего Федерального закона.


PPS. Ответ ДОМ от 19.3.2015 незамысловат– он декларирует «историю успеха» без ответа на поставленные вопросы:

  • есть закон, по которому все в руках школы,
  • есть рекомендации и приказ №810, по которым школы должны работать,
  • есть централизованное счастье всех школ– МРКО как неотъемлемый модуль единой информационной системы,
  • правообладателем системы является Правительство Москвы, а оператором ДИТ (ДОМ не при делах?),
  • не нравится– «пишите письма» (адрес указан).

Новый запрос в Рособрнадзор от 29.02.2015

В качестве нового запроса на ваш ответ от 16.02.2015 №Ку-1214/05-746, в котором вы уклоняетесь от прямого ответа под предлогом части 3 статьи 8 закона 59-ФЗ, прошу разъяснить:

  1. Почему нарушение закона 273-ФЗ Департаментом образования Москвы при регламентации ведения электронных журналов успеваемости подведомственными образовательными организациями вы не считаете входящим в свою компетенцию?
    В своем обращении (http://medwk.blogspot.ru/2015/02/blog-post.html) я ссылаюсь на конкретные пункты Положения из постановления Правительства Российской Федерации от 15 июля 2013 г. N 594. Дополнительно можно сослаться на п.5.1. того же Положения. Минобрнауки России в своем ответе ссылается на п.9 часть 1 статьи 6 закона 273-ФЗ.
  2. Какой, в таком случае, государственный орган, кроме тех, которым уже были направлены обращения и которые переправили их в Департамент образования Москвы, компетентен разъяснить неправомочные действия органа власти в сфере образования и пресечь нарушение им закона?

P3S. Ответ Рособрнадзор от 30.3.2015 №Ку-2169/05-1822 неявно опровергает предыдущий о, якобы, некомпетентности Рособрнадзора в вопросах нарушения закона региональными органами власти в сфере образования, но содержательной замысловатостью не блещет– практически перепечатывает ответ ДОМ и точно также оставляет конкретные вопросы о нарушениях закона без ответа.


P4S. Сведующие люди посоветовали доработать эту ситуацию и обратиться с жалобой на Рособрнадзор в Минобрнауки РФ. Что я и сделал 5.5.2015. Случайно и в сам Рособрнадзор послал то же самое– зато, может, сами успеют отреагировать более внятно.

Рособрнадзор письмом от 18.05.2015 №Ку-4850/05-3225 продублировал прошлый ответ, ибо ничего нового в этом запросе не обнаружил (не вижу смысла его публиковать).

Минобрнауки РФ прислал ответ от 04.06.2015 №08-ПГ-МОН-17681, что Департамент образования Москвы им неподсуден– «пишите письма» в административном порядке или обращайтесь в суд.


Новый запрос в МОН от 9.6.2015:

После ответа от 04.06.2015 № 08-ПГ-МОН-17681 повторно обращаюсь с просьбой обеспечить надлежащее исполнение функций контроля и надзора за органами власти в сфере образования. Текст обращения, вся история его рассмотрения со сканами ответов открыто опубликованы в моем блоге: http://medwk.blogspot.ru/2015/02/blog-post.html

В этот раз прошу передать мое обращение компетентным лицам, т.к. И.П.Ярцева не понимает отличия между местными и региональными органами власти или не читает документов, которые ей приносят на подпись. Я жалуюсь на уклонение Рособрнадзора от рассмотрения по существу жалобы на региональный орган власти в сфере образования. Это его компетенция и по закону “Об образовании в РФ” (статья 6 часть 1 п.9), и по “Положению о федеральной службе по надзору в сфере образования” (п.5.1).

Правильной реакцией на данное обращение считал бы предписание всем региональным органам власти в сфере образования реализовать тот порядок работы, который следует из вашего же ответа от 09.02.2015 № ПГ-МОН-75:

  • о запрете принудительного использования централизованных информационных систем, функционирование которых находится по закону в компетенции образовательных организаций, в том числе электронных журналов,
  • о построении в каждом регионе системы сбора статистических (!) данных из разных независимых информационных систем по стандартному опубликованному протоколу обмена данными (деятельность в такой логике подразумевает наличие открытой платформы для отладки работы этого протокола сторонними разработчиками);
  • о коррекции регламента оказания муниципальной услуги информирования родителей об успеваемости и посещаемости непосредственно из электронного журнала образовательной организации без отправки данных в центральную систему, а на портале государственных услуг обеспечить заказ данной услуги для получения на нем данных авторизации в электронном журнале.

Готов подробнее осветить указанные соображения.


P5S. Ответ от 8.7.2015 №08-ПГ-МОН-22359– чиновник признал(а) ответственность Рособрнадзора. А дальше классика жанра бюрократической переписки: жалобу на Рособрнадзор отправили ему же на рассмотрение. Ответ Рособрнадзора от 24.7.2015 № Ку-6541/05-4350 по сути такой же, как они присылали и раньше– без рассмотрения претензий по существу (pdf).

Поздравляю всех нас с гештальтом– больше выудить из этих структур, похоже, уже нечего. Пройдены все уровни властной вертикали, ответственные за контроль над органами власти в сфере образования и за контроль над контролирующими органами власти. Все проигнорировали сущностные вопросы, которые беспокоят десятки тысяч только подписавших петицию граждан. Теперь можно уверенно констатировать, что вся вертикаль не выполняет функцию контроля за органами власти, предусмотренную законом.


Продолжение– открытое обращение в Администрацию Президента РФ.


Эпилог (6.4.2016, круглый стол в ОП РФ по надзору в образовании).

Видеозапись 1-й части доступна в сети (моя реплика на 26-й минуте). Ниже аудиозапись моего выступления во 2-й части (+ реплика из 1-й части):

5 февр. 2015 г.

Обложить Концепцию KPI?

Представил себе типичную управленческую ситуацию в отношении недавно принятой Концепции региональной информатизации: дабы избежать неэффективных трат бюджетных средств, заранее наметить измеримые показатели и критерии достижения поставленных целей– модные подходы в логике KPI.

Потом вспомнил множественные исследования эффективности процессов информатизации в 90-е годы (тогда это называлось “компьютеризация”) самых разных отраслей хозяйства в разных странах и неожиданный вывод: не удалось подсчитать эффективность компьютеризации, ибо она не оптимизирует процесс, а в корне меняет его– не остается сопоставимой для подсчета эффективности базы. Это наглядно можно проиллюстрировать на примере работы бухгалтера. Когда-то львиную долю времени бухгалтера съедала тупая арифметика. Казалось, компьютер должен убить бухгалтера как профессию. И многие помнят, как остервенело сопротивлялись бухгалтеры внедрению компьютера. Ан, нет: бухгалтер и сегодня весьма востребованная профессия, но без компьютера уже сам бухгалтер с вами даже разговаривать не станет, ибо теперь он концентрируется на других проблемах– не расчетных, а больше похожих на аналитику, логистику, каталогизацию.

И стало мне любопытно: что бы случилось с компьютеризацией 90-х, если бы ее реализовывали суперсовременными управленческими методиками на основе KPI?