26 апр. 2020 г.

Живой труп стандарта изменений

(или пара слов про ФГОС)

Оксюморон становится органичной частью нашей жизни. Увлечение стандартами, пришедшее из индустриальной эпохи, в наступившую эпоху изменчивости и нестабильности, в VUCA-мире, вызывает недоумение:

  • Стандарт– слово, от которого веет незыблемостью, основательностью, на что можно опереться.
  • Изменчивость– слово, от которого в любой момент ждешь самого неожиданного поворота, готовишься к эквилибристике после любого порыва ветра.

Можно прятать страх неуверенности от мира неожиданностей за словом «стандарт», но намного продуктивнее реконструировать ситуацию появления стандартов и переосмыслить ее для новой ситуации.

Стандарт– инструмент согласования на границе взаимодействия. Одни выпускают гайки, другие выпускают болты. Это намного выгоднее, чем в одиночку делать и то, и другое. Но только при одном условии– есть уверенность что гайки и болты разных производителей можно использовать вместе, не задумываясь, кто именно что именно произвел. Если вся фурнитура идет от одного поставщика, становится неважно, они стандартные или доморощенные. Можно говорить о ремонте, замене деталей, монтаже, но, если эти вопросы решаются комплексно, покупателю безразлично соотношение комплектующих и стандарта.

ФГОС– рудиментарное недоразумение в новой конструкции закона «Об образовании» 1992 года, появившемся в одном из самых творческих образовательных ведомств России под руководством Днепрова. Вероятно, авторы подразумевали, что новый ФГОС станет стандартом для управляющих структур, в противовес предыдущему стандарту, который регламентировал стандарт на выпускника как продукт школы, как на болт, выходящий с заводского конвейера. Но система управления не поменялась, поэтому ФГОС начали пользовать в старой логике, под которую он никак не подходил.

Со всей неизбежностью, старая структура управления дозрела до модернизации странного ФГОС: модернизация предполагала встроить его в старую логику понимания ФГОС как заводского болта. Понимающие бред такой «модернизации» не понимали (и, похоже, до сих пор не понимают) бредовость самой конструкции ФГОС в современных условиях.

Почти все озабочены итогами ЕГЭ, которые от ФГОС не зависят. А кто не озабочен результатами ЕГЭ, тем ФГОС не нужен изначально, по мировоззрению. Наследуемость понятия «ФГОС» ясна, задумка нового варианта ФГОС авторами прорывного закона-1992 понятна, конструкция закона логична. Непонятно, почему снова, когда уже очевидна его неорганичность в системе новых отношений, идет речь об очередной модернизации. Зачем он вообще? Что без него не будет работать?

Почему ФГОС раньше был органичен и полезно работал? Потому что система образования была квадратно-гнездовая: начальное, среднее, общее, основное, высшее, специальное, дополнительное... Четкие гнезда, явные стыки, границы, которые должны быть согласованы– вот и место для стандарта.

Сейчас границы плывут. Цифра этот процесс усиливает, «гнезда» становятся мелкими, их становится все больше, границы между «гранулами» образования изменчивые и нестабильные, отследить их совершенно нереально. Что нуждается в стандарте? В чем стык?

Единственный элемент согласования на стыке, который я вижу на пользу формирующемуся образовательному пространству– профиль ЗУН2 (об этом отдельная статья, пояснять не буду). Если мы имеем единый инструмент оценки любого важного параметра на входе в любую образовательную «гранулу», то никаких иных стандартов в гибком вариативном поле нарождающегося образования я не вижу.

Правила ведения процесса (что можно, что нельзя, что на собственное усмотрение)– это не стандарт. Оборудование стандартизировать– бессмысленно при скорости появления нового. Способ вести занятие– предмет взаимных вкусов.

Пора слезть с дохлой лошади ФГОС.

20 апр. 2020 г.

Дрейф смыслов «online/offline»

Вынесенные в заголовок термины стали общеупотребительными, но смысл в них вкладывается разный.

Исходный смысл этих слов, принятый у связистов, означает банальное и очень далекое от современных смыслов– «на связи/вне связи» или «на линии/вне линии» (line– это линия связи). Можно их интерпретировать как «подключено/отключено», что одно и то же.

Когда на столе у широкого круга энтузиастов появились первые персональные компьютеры, возникло желание обмениваться между ними информацией. Для этого использовались телефонные каналы– самый распространенный способ связи между людьми того времени. Для этого оба компьютера (с обеих сторон контакта) должны были иметь специальные устройства– модемы.

Если кто-то хотел обменяться со мной информацией, мы оба должны были быть подключены (online). Далеко не все держали компьютер с модемом «на парах»: пробегающие иногда по телефонной сети высоковольтные броски жгли нежные устройства. Когда кто-то пытался со мной связаться, а я был отключен от телефонной сети (offline), мне звонили по телефону и просили включить модем. Сотовых телефонов тогда не было, а проводные телефоны были не везде и не у всех.

Чтобы минимизировать издержки отсутствия партнера в сети связи, энтузиасты создавали специальные общественные сервисы на своих компьютерах с подключенными к телефонной сети модемами: держали их постоянно включенными. Самым известным подобным сервисом стала BBS. Там можно было оставить сообщение своему offline-партнеру и забрать свое, если его кто-то оставил, когда я сам был offline. Там были коллективные обсуждения, которые можно было прочитать при подключении. Там можно было оставить и забрать файлы. Это было прообразом современных сервисов типа почты, форумов, сетевых дисков...

В результате, понятия «online/offline» как «подключено/отключено» приобрели новый смысл в контексте коммуникации через модем:

  • online– передача непосредственно от одного другому, когда оба «на связи»;
  • offline– передача через постоянно подключенный сервис-посредник (BBS), когда получатель «вне связи».

Умными словами такие режимы работы называют «синхронный/асинхронный».

Вокруг общественных энтузиастов сформировались сообщества, которые дали имена нескольким разным сетям, среди которых всем известная сегодня сеть «Интернет» была одной из равных. Широко известна сеть FIDO. Я, как давний поклонник Apple, помню сеть Applelink. Сегодня одна из них поглотила все остальные, а ее пользователями стали практически все. Произошла конверсия телефонов и компьютеров в лице всеобщих смартфонов. Мы уже перестали различать связь по телефонным режимам и компьютерным, причем оба стали цифровыми: грани между ними даже технологически начали стираться.

Сегодня и связь стала несопоставимо лучше, и все все время «на связи». Неприятная неожиданность, когда «телефон выключен или вне зоны доступа». Вне сети (offline) люди бывают все реже, а особенности разных сетевых сервисов большинство не понимает. Поэтому появился хипстерский вариант интерпретации терминологии:

  • online, когда все, что угодно, через компьютерную сеть (что синхрон, что асинхрон– кто его разберет?)
  • offline, когда общаются очно, без сети, безо всяких линий связи (line).

Звучит эффектно и поэтому широко разошлось– все сразу выглядят компьютерно грамотными, поскольку используют специальную терминологию.

Я бы считал оправданным подобное применение понятия offline только в тех ситуациях, когда хотят подчеркнуть противопоставление взаимодействию online, а не любая ситуация, где про «линии связи» говорить неуместно.

Кто хочет не только выглядеть, но и различать синхронные и асинхронные режимы работы, приведу примеры:

  • skype, zoom, webinar– это синхронные режимы работы, когда все одновременно должны быть в сети (online);
  • email, whatsapp, telegram, twitter, facebook, youtube –это асинхронные режимы работы, потому что информация туда попадает независимо от присутствия в сети получателя, в том числе он может быть вне сети (offline).

Теперь читатель знает 3 разных смысла понятий онлайн/оффлайн, дрейфующих по этапам их применения. Надеюсь, это поможет лучше ориентироваться в общении, правильно понимая по контексту, какой смысл вкладывает в эти понятия собеседник.


PS. А какой тип сленга про online/offline удобнее учителям:

  • Как замена «очно»/«дистанционно»?
  • Или как «offline-материал» и «onine-обсуждение»?

Offline-материал распространяется по сети и изучается без необходимости одновременно быть всем «на связи», кому как и когда удобно.

Online-обсуждение требует всем участникам одновременно быть «на связи». При этом, остается вариант offline-обсуждения, когда и если оно происходит при неодновременном участии дискуссантов, например, в соцсети.

Если больше нравится модный современный сленг, как будете обсуждать синхронный/асинхронный режимы работы?

16 апр. 2020 г.

Бюрократическая цифроистерия

Главный бенефициар цифровизации– чиновник. Такой вывод– моя собственная боль как одного из идеологов цифровизации.

Толчком к столь резкой реакции стала информация от коллег, которых залюбили «онлайн»-форматами: вебинарами, конференциями, ZOOMенциями... Вместо того, чтобы оставить учителя в покое в и без того стрессовой ситуации, чтобы он мог разобраться и приспособиться, его удавили своим трепетным вниманием не только в школе, но теперь уже и дома. И без того резиновое рабочее время учителя теперь заняло все 28 часов в сутки, причем без учета необходимости уделять время собственным детям, не говоря о взрослых членах семьи.

Я, как и многие инженеры, ИТшники, вижу в цифровых технологиях огромный потенциал для развития человека, высвобождение его для все более интересных и творческих задач. Но объективная реальность наглядно демонстрирует: чиновник– главный риск цифровизации жизни. Человек, чья позиция– винтик в бюрократической машине, мимо которого постоянно пробегают бюджеты государственного масштаба, страдает комплексом вахтера. Причем, вахтер о таких масштабах проявления комплекса даже не мечтал: мимо него никогда не проплывают деньги такого масштаба.

До тех пор, пока мы не изменим структуру управления, наложение цифровых технологий на логику управления бумажной эпохи будет приводить к бюрократической цифроистерии. Цифра– мечта бюрократа по удовлетворению его комплекса контролировать все и вся. Все опасения об утере приватности, изменении подходов к персональным данным и их защите бесполезны без изменения структуры управления. Цифра превращает бюрократа в раковую опухоль.

Причем, я даже могу чиновников понять. Они иначе не могут. Психология их жизни такая. Еще в советское время я прочитал статью, которая запала в душу на всю жизнь: логика существования чиновника– доказать свою нужность. А лучшее средство– постоянно генерировать разные формы ручной деятельности зависимых. Раньше речь шла про отчеты. Теперь отчеты стали отбивать– появилась возможность подсовывать цифровые формы для заполнения. И не беда, что страдает основная деятельность привлекаемого сотрудника– чиновник неважное не предложит, он заботится о государственных интересах, а не мелочную ерунду порождает!

Цифра– идеал реализации этой логики, неистощимое средство самоудовлетворения чиновника. Чиновник будет привлекать к этому процессу всех доступных живых людей на подотчетных рабочих местах, пока не упрется в невозможность большего удовлетворения.

И кто изменит структуру управления, ограничивающую чиновника в его главном вожделении, фетише, основном инструменте? Пчелы против меда? Добро пожаловать в дивный мир цифры?

3 апр. 2020 г.

Шанс «квантового скачка» ЕГЭ

Карантин дает нам шанс рывком решить многолетние истерики про ЕГЭ. Причем, вперед, в развитие, а не по ностальгическим призывам «роди меня обратно».

Уже не раз писал, что экзамен для задач выпуска из школы и для задач поступления в вуз устарел. Концепция пожизненного учения (lifelong learning) и цифровая революция в образовании радикально меняют условия обучения. Ни малейшего смысла насильно, через запрет, возвращать человека в школу против его желания. Если же он сам хочет, в новых условиях ничто ему не мешает в любое время изучить, что угодно. Нет смысла теперь и во вступительных экзаменах, если делать акцент на цифровой упаковке учебного материала: мотивирующая обучение деятельность лежит вне плоскости традиционной лекционно-семинарской модели, которая прекрасно цифруется.

То, что раньше требовало длительных дискуссий, сегодня превратилось в форс-мажор карантина на излете учебного года и вступительной компании. С другой стороны, еще есть 5 месяцев у вузов для экстренной подготовки программы цифрового обучения 1-го курса из расчета свободного поступления всех желающих. Или даже вовсе не заниматься зачислением, а открыть программы обучения и отслеживать только на этапе сдачи зачетных материалов. Кто выполнил все зачетные требования (они должны быть открыты), того и зачислять. Это позволит учиться параллельно в нескольких вузах и закрепиться в том, который показался ближе студенту.

Если принять логику свободного выпуска из школы и поступления в вузы, надо, по крайней мере на этот год, изменить статус ЕГЭ с обязательного на добровольный, чтобы не кому-то извне что-то доказывать, а чтобы каждый мог объективно понять свой уровень знаний. Это нужно для того, чтобы осознанно выбрать вуз для обучения, а не броситься на радостях в самый престижный. Бросайся, никто не запретит. Но, если твой уровень окажется существенно ниже остальных студентов, ты потеряешь бесполезно год. Если ЕГЭ становится добровольным, для себя, для объективной самооценки, то и проходить его можно удаленно– нет смысла самого себя обманывать.

Если же этот форс-мажорный год себя хорошо зарекомендует, то такую практику выпуска/поступления со свободным ЕГЭ можно будет закрепить на постоянной основе. Лучший случай проверить идею сложно даже придумать! А грандиозный опыт ЕГЭ использовать для развития во всеобщую систему квалификации/сертификации в цифровой среде.

Единственный серьезный подводный камень– армия. Либо сделать паузу в призыве на полгода, либо ускорить идеи развития модели призыва. Например, по типу швейцарской модели, когда все регулярно проходят сборы. Тогда можно выпускников, освобожденных карантином от экзамена, свозить на месяц-два на сборы, а осенью они пойдут по своим делам до новых сборов.

Еще одна беда– ведомственная разобщенность, разрыв системы образования на среднее и высшее. Надеюсь, эта проблема легче решается административно, чем проблема с армией.

PS. 4.4.2020. Публичное заявление Артёма Соловейчика как лидера движения «Школа – наше дело»: «ЕГЭ необходимо отменить, выпускников аттестовать по текущим оценкам, зачислить в вузы по заявлениям»