6 дек. 2019 г.

Про пафосные цифровые компетентности/грамотности

Пафосные песни про «цифру» напоминают все больше радостный хор раздувающихся от хорошей погоды лягушек. Цифры, описывающие радужные перспективы участников проекта «Цифровая экономика», возбуждают всех поющих на эту тему.

С другой стороны, все чаще возникает ощущение отрыва поющего от реальности. Возникает мысль, что упомянутый Марком Пренски «цифровой иммигрант» запоздало осознал значимость цифровых технологий, но не успел осознать, что для окружающих это уже банальность. Поэтому он считает своим долгом внушить окружающим эту значимость, не понимая, что выглядит со стороны довольно странно. Нет, наверняка есть в окружении те, кто еще не догнал текущий момент в оценке «цифры», ибо страна большая и тормозная система у всех разная. Но не стоит удивляться, что все больше народа вокруг уже даже головой согласно не покачивает.

Мне симпатичен Герман Греф своей готовностью эпатировать общественность значимыми цифровыми заторможенностями. И не страшно, что для профи его слова часто выглядят неполными и неточными. Он формирует на самом верху управленческой иерархии России отстающий в обсуждении дискурс, что неизбежно бежит волной по всем нижестоящим уровням. Без этого тем же самым профи приходилось бы долго пробивать нужный дискурс снизу.

Развернуто мое мнение про «цифровые компетенции» можно посмотреть в 2-минутном фрагменте внизу. Коротко– это словосочетание могло иметь содержательный смысл несколько лет назад, когда владение цифровыми технологиями было сравнительно самостоятельной ценностью. Сегодня оно звучит весьма сомнительно для грамотного употребления слова «компетенции», поскольку совершенно разные цифровые навыки требуются в совершенно разных сферах деятельности. Некоторый смысл оно может иметь в отдельных сферах деятельности.

При обсуждении компетенций принято говорить о «ключевых компетенциях» и «базовых компетенциях». Лев Любимов любит говорить о «когнитивных компетенциях» reading, writing, learning (читать, писать, учиться в полном содержательном смысле этих процессов, а не просто процедурного исполнения). Позволю себе утверждать, что ключевые «цифровые компетенции» сегодня являются органичной частью указанных «когнитивных». Выделять их в отдельные и с умным видом именовать отдельно– уже анахронизм. Чтобы содержательно читать, писать и учиться, нужно уметь это делать не только буквами на бумаге, но и всеми популярными цифровыми средствами.

«Цифровая грамотность» звучит намного более осмысленно. По определению Петра Щедровицкого, грамотность– это владение языком. «Цифра»– это, прежде всего, язык. Точнее, языки. Просто, словом в единственном числе «цифра» уже принято называть все открытое множество цифровых технологий. «Цифра» не только язык, но и инструмент, формирующий новый способ работы с информацией. Но смысл и цель всех ипостасей «цифры»– работа с самой разной информацией с помощью множества цифровых представлений и способов их обработки, т.е. новых языков.

Вместо множества умных разговоров и классификаций о «цифровых компетенциях» и «цифровых грамотностях», я бы предложил просто создавать локальные реестры цифровых языков, которыми пользуются в каждой конкретной сфере и даже в конкретной фирме. Отчасти, это уже можно видеть в объявлениях о приеме на работу. Но можно это стандартизировать и централизовано мониторить. Тогда легко обеспечить всех динамичной статистикой применения разных типов цифровых технологий и, возможно, даже конкретных названий.

И все умные конференции по соревнованию на лучшие списки «цифровых компетенций» исчезнут за ненадобностью, потому что всем будут доступны списки цифровых «языков», грамотность в отношении которых реально востребована.