26 апр. 2017 г.

Манипуляция и инфантилизм

Показалась любопытной мысль о взаимосвязи манипуляции и инфантилизма. Захотелось ее развернуть подробнее.

  • Манипуляция– попытка навязать неявным образом желательное для себя поведение.
  • Инфантилизм– недозрелость. Проявляется в разных сферах, известен в медицине в отношении недоразвитых органов. Меня интересует социальная недозрелость, «детское», невзрослое, поведение.

Оба определения нестрогие, оба регулярно вызывают ожесточенные дискуссии. Наверняка, моя логика их связи спорна. Но мне она показалась важной, по крайней мере, для обсуждения.

Прежде всего, важно различение взрослого и детского поведения. Тогда инфантильным можно назвать поведение взрослого в детском способе проявления. Проще всего, опереться на ролевую модель Эрика Берна «родитель-взрослый-ребенок».

  • Взрослый– кто адекватно реагирует на реальные обстоятельства и ожидает того же от партнера.
  • Родитель авторитарно контролирует ребенка, который свои интересы вынужден подстраивать под его диктат и не несет ответственности за контролируемые родителем действия.

Ребенок может быть наказан родителем в любой момент, но это не всегда зависит от адекватности детского поведения– больше от настроения родителя.

Устойчивыми коммуникациями Берн считает комплементарные транзакции: «взрослый-взрослый» и «родитель-ребенок». Попытка реакции взрослому из позиции родителя или ребенка вызовет недоумение. Придется или начавшему коммуникацию взрослому менять ее на комплементарную относительно позиции собеседника, или его оппоненту все же становиться на взрослую ролевую позицию.

По собственному жизненному опыту могу констатировать, что взрослую позицию многие собеседники терпеть не могут. Ни дети, ни взрослые. Я практически всегда общаюсь из взрослой позиции, требуя от собеседника занимать такую же. В итоге выяснилось, что меня многие боятся, хотя я еще никого в жизни не загрыз.

Таким образом, взрослым поведением считаю то, которое принимает действительность, как она есть. С поправкой на индивидуальность восприятия: мы не ясновидящие и внешние проявления преломляются в нашем сознании в соответствии с нашей картиной мира, через наши органы чувств. Реакция на действительность подразумевает понимание возможных последствий и готовность их принять. Другими словами, я склонен называть взрослое поведение ответственным поведением: непредвзятое восприятие, здравый анализ, честная реакция, готовность нести ответ за последствия.

Отдельная тема про ответственность.

Ответственность– это не наказание за неправильный поступок, а внутреннее ощущение, что ты сделал так, как считал правильным. Для ответственного поведения внешнее наказание может оказаться менее значимым внутренних переживаний, что поступил не лучшим образом. Я не знаю, как это описать. Это внутренняя зрелость, ощущение себя богом в конкретном действии: я за это отвечаю и должен сделать правильно. Если я ошибся, мое ощущение горечи важнее любого наказания.

  • Наказание для наказуемого– способ расслабиться не испытывать муки совести.
  • Наказание для судьи– неверие в совесть.

В свете этих выводов, можно под другим углом посмотреть на манипуляцию и на инфантильное поведение:

  • Инфантильное поведение– способ жизни, ориентированный на избежание наказаний без угрызений совести.
  • Манипуляция– способ получения желаемого независимо от реальных условий и, следовательно, без угрызений совести. Возможно, даже наоборот: чем в более неадекватной ситуации удалось заполучить желаемое, тем больше удовольствия.

Хотелось выйти на вывод, что манипуляции– инфантильное поведение. Но все не менее сложно, чем с ответственностью.

Чем плохо правило Карнеги «если тебе нужна виза чиновника, не стоит указывать ему на грязные ботинки»? Если мое естественное поведение проявляется в указании людям на грязную обувь, следование этому правилу есть манипуляция. Невинная: никто не просит, я и умолчал. А если не молчать? Если похвалить его/ее костюм или карту на стене? Ведь, в добром настроении скорее подпишет мою бумагу? Чем плохо? А картинно упасть в обморок или...? Где грань допустимого? Или любая манипуляция грех? Если у меня на весах грех манипуляции и ремонт крыши детского дома или еще что-то социально значимое, за что я себя считаю ответственным? Опять критерием становится что-то эфемерное– совесть.

Трудно быть богом. Видимо, поэтому вокруг нас огромное количество инфантильных, манипулирующих. Поэтому и закон, ориентированный на поиск виноватых и их наказание. И где проводить границу зрелости поведения и инфантильности?

14 апр. 2017 г.

Нужен новый Контингент

Оптимистичное предложение на фоне пессимистичного обсуждения в Общественной палате.

Главный конфликт обсуждаемой системы проходит между

  • важным смыслом системы как центральной во всей совокупности информационных систем в сфере образования
  • и страхами последствий ее реализации.

Главный страх опирается на богатый опыт: нет в государственной машине ни одной информационной системы, которая бы была сделана аккуратно и удобно. Все изначально неуклюжи, да и потом они не столько становятся заметно лучше, сколько к их неуклюжести люди начинают привыкать, не имея альтернативы.

В обсуждаемую систему Контингент правительственным положением внесли почти всю информационную структуру всего образования. Если грохнется, то сразу все. А оно точно грохнется– в этом ни малейших сомнений нет. История создания текущей версии системы, ручейками слухов просачивающаяся из-за кулис, только подтверждает худшие опасения. Есть циничное предположение, что такой огромный кусок бюджетного пирога ни одному игроку не позволят конкуренты. Сам факт предусмотренных в системе функций неподъемен и неприличен для устоявшейся на рынке ситуации. Но аргументы должны исходить из добропорядочных аргументов, даже если эта гипотеза верна:

  • Самый главный упрек обсуждаемой системе– слишком обширна.

    Даже упоминание возможности ее модульного построения не исключает итоговой монстрообразности результата: главный подрядчик в данных требованиях все подомнет под себя. Мое твердое убеждение– нужно много РАЗНЫХ самодостаточных информационных систем, решающих узкоспециальные задачи в разных сферах образования.

  • Второй упрек– обтекаемые требования.

    Должны быть жесткие требования, исключающие избыточность для конкретных задач конкретной информационной системы. Для этого нужно очень жестко поработать с каждой системой, чтобы привычные для бумажного документооборота приемы работы были критически проанализированы заказчиками из системы образования под придирчивым контролем ИТшников.

  • Третье– необходимы требования по обмену данными.

    Помимо упрека президента по непроработанности обработки персональных данных, сегодня все информационные системы должны уметь взаимодействовать с разными внешними системами в тех формах и масштабах, которые необходимы для решения задач.

Мое предложение

  1. Забыть о существующей системе и начать проектирование снова с учетом накопленных шишек и приобретенного понимания. Потраченные средства считать оплатой здравого смысла, неучтенного на предыдущем этапе. Если бы учли, дешевле бы обошлось бюджету. Зато исполнители не в обиде.

  2. Жестко ограничить новые требования к системе Контингент исключительно учетом факта образовательных отношений:

    • кого учат (и где),
    • кого не учат.

    Причем, задачу учета всех персональных данных на нее не возлагать– эти данные уже существуют в других государственных системах. В ней должны сводиться ссылки и связки в логике образовательных отношений: стороны отношений и необходимые для обмена информацией данные.

  3. Специфические задачи учета собственно образовательных отношений должны вестись в других специализированных системах в логике этих отношений:

    • Есть журналы учета успеваемости– это откровенно школьные системы.
    • Есть системы записи в организации дополнительного образования.
    • Есть (или должны быть) системы проведения образовательных мероприятий (олимпиады, конкурсы, соревнования...).
    • Есть системы подтверждения документов об образовании.
    • Есть системы дистанционного обучения.
    • Есть системы учета и повышения квалификации педагогических кадров.

    Цифровая образовательная среда может включать много самых разных информационных систем. Они должны быть информационно совместимы благодаря единому идентификатору обучающегося из системы Контингент и другим унифицированным идентификаторам. Этого достаточно для синхронизации информации между разными системами и для формирования агрегированных (статистических) данных в целях анализа.

  4. Должны быть разработаны и в дальнейшем поддерживаться в актуальном состоянии стандарты (протоколы) обмена данными между этими разными системами. И должны быть в доступе тестовые системы отладки обмена данными, чтобы множество конкурирующих разработчиков могли эффективно предлагать альтернативные способы работы без ущерба для всей совокупности систем. Отдельная независимая аналитическая система может строиться на единой логике сбора статистических данных из всей совокупности систем без ущерба для их работы и рисков для персональных данных.

  5. Персональная информация должна быть доступна только непосредственным участникам образовательных отношений, причем только в том объеме, который необходим. Например, школе не нужны для обучения персональные данные ученика и его родителей в полном объеме– достаточно удобного для общения имени и контактных данных для информирования. Органам управления достаточно статистики успешности образовательного процесса. Это существенно снижает требования по защищенности школьных информационных систем и по мерам обеспечения школой функций оператора персональных данных.

  6. Доступ к приватным персональным данным при описанном выше подходе может быть нужен только для нестандартных ситуаций, в которых может быть задействован узкий круг ответственных лиц. Например, для контроля за детьми, не посещающими школу. Редкие конфликтные ситуации в школах нужно придирчиво проанализировать и подготовить сценарии их разрешения с минимальным обращением к частным данным.

  7. Должны подвергнуться тщательному анализу все ситуации образовательного процесса, в которых школе могут потребоваться частные персональные данные, и постараться исключить их. Например, документы об образовании давно пора сделать цифровыми– это существенно облегчает многие процессы, включая поступление в вуз. Одновременно исключается необходимость доступа школы к частным персональным данным для подготовки устаревшего бумажного документа. Аналогично справка об обучении тоже может быть цифровой с электронной подписью портала госуслуг. Аналогично необходимо проанализировать все подобные ситуации и найти новое современное решение, освобождающее школу от необходимости доступа к персональным данным.

Совокупность узкоспециализированных систем делает задачу дробной, гибкой, конкурентной, безопасной и дешевой. Издержки у такого решения– сложности согласования и сопряжения. У нас не любят и не умеют договариваться и согласовывать. Но только такой подход позволяет сделать решение красивым и легко развиваемым в перспективе.

PS. (26.4.2017) Поручение Президента Председателю Правительства Дмитрию Медведеву: «В целях повышения информационной безопасности государственных информационных систем в Российской Федерации и защищённости персональных данных граждан Российской Федерации обеспечьте внесение изменений в федеральные законы, предусмотрев следующие принципы обработки данных в государственных информационных системах:...»

10 апр. 2017 г.

7 ключевых соображений по системе Контингент

  1. При грамотной архитектуре системы Контингент она может стать полезным стержнем всех образовательных систем, облегчающей работу и школ, и всех смежных информационных систем. При неудачной архитектуре она усложнит работу и людей, и смежных систем, создаст риски утечки данных.

  2. Чтобы построить грамотную архитектуру системы Контингент, нужно всем чиновникам, ответственным за техническое задание, очень критично оценить требования к системе. Простое транслирование хотелок в традиционной логике без жесткого критического отсечения избыточных требований породит неуклюжего монстра. Критический подход необходим вплоть до нестандартных, нетрадиционных подходов, поскольку традиционные подходы строились в бумажном делопроизводстве с неизбежностью движения документов снизу вверх. При наличии централизованных цифровых данных эта логика становится не только избыточной, но и опасной с позиции защиты данных.

  3. Грамотная архитектура системы– это множество узкоспециализированных систем, объединенных общей логикой единых идентификаторов с обезличенной моделью обмена данными.

  4. Любая внедряемая информационная система ДОЛЖНА приносить облегчение в работе. Важнейшей задачей системы Контингент по облегчению должно стать декларированное в законе снятие со школы и с органов местного самоуправления функции учета детей, подлежащих обучению, раз эта задача автоматизируется в системе из источников первичных данных. Вместо учета, органы местного самоуправления должны их мониторить и информировать операторов системы о необходимости коррективов.

  5. Учет успеваемости и всех иных образовательных характеристик в школе должен вестись по произвольным и удобным для детей домашним именам– это позволит школьные системы считать обезличенными и не накладывать на них сложных и дорогостоящих ограничений, необходимых для соблюдения мер защиты данных. На уровне системы Контингент не нужны данные о текущем учете– для принятия управленческих решений достаточно агрегированных (статистических) данных.

  6. Системы учета персональных данных и учета промежуточной аттестации (за год или лучше по итогам завершения учебного курса) нужно вести раздельно– это совершенно разные системы. Отделение учета персональных данных от всех, кроме тех, кому они нужны, с увязкой смежных информационных систем на основании уникального идентификатора, позволяет не только разрешить опасения об их возможной утечке, но и освободить всех от львиной доли непрофильных и сложных для исполнения функций оператора персональных данных. В условиях создания единой на всю страну системы учета налогоплательщиков (там предусмотрены все граждане) сами персональные данные в систему Контингент можно и вовсе оттуда не копировать, а только иметь связь с ними через СМЭВ.

  7. Анализ списка допускаемых к персональным данным требует внимательного подхода. Я предполагаю, что он может быть ограничен службой опеки и попечительства в отношении тех детей, которые не посещают образовательные организации. Но все еще существует ряд событий, для которых школе все еще нужны персональные данные. Чтобы их исключить, требуются некоторые изменения в традиционных бумажных практиках. Например, давно возможен отказ от бумажных дипломов/аттестатов в пользу цифровых. Это не только снимет издержки на печать дорогих бланков на Госзнаке и ежегодную страду по распечатке на них итогов, которые потом всю жизнь валяются в дальнем углу письменого стола, но и позволит сделать поступление в вузы в одну волну. Зачем сегодня ходить с бумажными документами, если их можно передать в цифровом виде с электронной подписью портала госуслуг? Кому потребуется бумажный, можно распечатать у нотариуса. Госуслуга подтверждения документов об образовании доступна с 2012 года. Сделать ее удобной для более широкого круга задач– долг здравомыслящих чиновников или депутатов. Есть еще несколько ситуаций, столь же несложная автоматизация которых через госуслуги позволит полностью снять зависимость школ от персональных данных учеников.

Система Контингент узловая для образования, поэтому более детальных соображений может быть много. Здесь указаны ключевые, на мой взгляд.