23 мар. 2019 г.

Корни раскопок в «компетенциях»

Копания в корнях слов увели от исходного смысла и замысла. Возвращаюсь в начало и смысл этого начала.

  1. Поток заимствования из английского языка без осмысления, тупым калькированием, взрывает смыслы процессов, мешает развитию. Одним из самых ярких примеров подобного идиотизма можно взять «дизайн-мышление».
  2. Менее очевидное, но более глубокое по сути извращение порождается заимствованием в образовательную терминологию HR-терминологии. Я привёл 3 примера: KSA/ЗУН, assessment center/IB, competence/компетенции. Все три внешне эффектные и, якобы, проясняющие,– на самом деле инородные и вредные. Причём, последнее заимствование (про компетенции) порождено предыдущим KSA/ЗУН, когда ущербность ЗУН стала помехой: чтобы обновить. У сферы HR и у образования диаметрально разные задачи. Внешняя похожесть оценочных процедур не должна маскировать разных по сути задач. Применимость методов HR в образовании под большим вопросом и, если кажется полезной какая-то проекция, она должна проводиться под микроскопом детального смыслового анализа.
  3. Десятилетняя практически неизменная путаница со смыслами компетентностной риторики в системе образования говорит о неудачности ее проекции. Те смыслы, которые пытаются ловить в тумане этой риторики, стоит решить вскрытием этих смыслов. Само слово «компетенция» неудачно для русского языка как не имеющее общих корней с другими словами. Есть ограниченные прижившиеся с 19 века смыслы компетенций-полномочий и компетентности- и не надо их трогать. Остальные наращиваемые смыслы прекрасно покрываются ревизией исходных русских слов знания, умения, навыки, но без навязанных HR-ограничений модели ЗУН. Своё предложение по коррекции смыслов я изложил в Учительской газете в статье про ЗУН2.
  4. Компетенции как блоки, по сути, навыков Асмолов метко назвал «мешки с костями, которые громко гремят, но из которых нельзя собрать целый скелет, причём заранее неизвестно, чей именно». Их надо из терминологии безжалостно вычищать и заменять понятными русскими словами. Межкультурная коммуникация от аккуратного и понятного обмена смыслами не пострадает. А люди внутри начнут понимать смыслы вместо наукообразного новояза, который просто заучивают, теряя смысл словесных штампов.
  5. (самое главное для меня) Я в этот терминологический шум вмешался ради того, чтобы поставленная в рамках нацпроекта задача формирования «базовой модели компетенций» была решена не просто для освоения выделенных средств, а с максимальной пользой для системы образования и рынка труда. Я вижу шанс создать инструмент динамического согласования системы образования и рынка труда. Через профили знаний, умений/навыков, направленностей (ЗУН2). Если эти профили или подобные станут «базовой моделью компетенций», я буду доволен.

10 мар. 2019 г.

От Chomsky в дебри competence

Чем плоха «компетенция» (не как «полномочия»)?

Это существительное без русских корней, не имеющее никаких связей с другими словами и понятиями. Кроме того, это сущность без внятного содержания– нечто расплывчатое, объединяющее разные другие сущности по принципу подходящести для некой деятельности.

Если в европейских языках это слово своим корнем и предысторией несет смысл соответствия и позволяет легко переходить к перечислению этих составных сущностей, то на русском это происходит искусственно, неорганично, натужно и наукообразно. Оно инородно языку. Когда мы заимствуем понятную сущность из другого языка, оно встает в него, как родное. А «компетенции» стоят враскоряку уже пару десятилетий и служат только формально-представительным целям, мешают пониманию сути процессов и задач.

Экскурс в понятие

Читаю исходник Хомского, который указывают как корневой для понятия компетенций, и недоумеваю: как сказанное им соотносится с современной компетентностной риторикой? Все с точностью до наоборот!

В «Aspects of the Theory of Syntax» (1965), Chomsky написал буквально следующее:
"We thus make a fundamental distinction between competence (the speaker-hearer's knowledge of his language) and performance (the actual use of language in concrete situations)".

Что означает:

«Мы, таким образом, делаем фундаментальное различие между competence (знанием своего языка в отношении «говорить-слушать») и performance (проявлением– актуальным применением языка в конкретных ситуациях)».

Речь идет о том, что в живой речи человек может делать ошибки, хотя это не означает незнание языка– это может быть проявлением эмоций, оговорки, слова-паразиты, невнимательность...

То есть, competence– строго в логике английского языка– нечто накопленное по жизни, а не продукт специальных тренингов (не skills). И это накопленное вовсе не обеспечивает правильного применения на практике. Но в современной логике это означает НЕкомпетентность! Ау, Хомский! Вправь им мозги!


Другой классик понятия competence:

  • Competence: способность организма эффективно взаимодействовать с окружающей средой
  • Кумулятивное учение (совокупное, согласованное): сконцентрированное на развитие competence

Обращаю внимание, что под competence понимается нечто интегральное без различения– важно уметь нечто делать. Это все накопленное, позволяющее взаимодействовать без детализации, за счет чего именно. Один за счет одного, другой за счет другого– доли у всех могут быть разными, но все получают результат. И учение сосредоточено на успешности целостной деятельности. Это не исключает анализа составных частей, но они не competence, ибо competence- это целостное понятие, объединяющее все составляющие общим чохом. Можно разложить более сложное умение на составляющие, если каждое из них целостно. При этом нет никакой уверенности, что такое разложение целостно и полно.


Еще классика– Spencer, L. M. JR. & Spencer, S. M., «Competence at Work: Model for Superior Performance». Ее рефлексирует рисунок «айзберга». Речь идет о природе соответствия человека требуемым от него действиям. Для него competence– это
underlying characteristic of an individual that is causally related to criterion referenced effective and/or superior performance in a job or situation
глубинные индивидуальные характеристики, которые непосредственно связаны с критериями эффективности и прекрасными результатами работы.


Competence = Подходящесть

Для более тонкого понимания контекста competence полезно осознавать его происхождение от корня «compete». Буквально его переводят как «соревнование» (близкое слово «competition» означает «конкуренция»). Однако в прошлом оно означало другое: «совпасть», «встретиться». Смысл competence в соответствии.

В доказательство определение ближайшего слова из этимологического словаря:

competent (adj.)

late 14c., "suitable, answering all requirements, sufficient, adequate," from Old French competent "sufficient, appropriate, suitable," and directly from Latin competentem (nominative competens), present participle of competere "coincide, agree" (see compete). It preserves the classical Latin sense of the verb, whereas the meaning in compete is a post-classical evolution. Meaning "able, fit, having ability or capacity" is from 1640s. Legal sense "having legal capacity or qualification" is late 15c. Related: Competently.

Competency Model– это не модель компетенций, а компетентностная модель, модель подходящести! Модель не сущности, а модель признака.

  • Модель признака состоит из описателей этого признака:
    из перечня знаний, навыков и поведенческих проявлений, важных для работы, ключевых для корпорации...Из того, что подходит для данной работы, для данной корпорации. И этому стоит соответствовать. Отсюда и competencyсоответствие, подходящесть.
  • Модель сущности должна описывать ее устройство:
    составные части, способы их взаимодействия, принцип работы...

В развитие темы, попытка переосмыслить новое течение CBE/CBL.

Пресловутое CBE (competency-based-education) можно чуть иначе интерпретировать, чем уже принято переводить.

По мотивам сайта cbenetwork.org:

Если взглянуть на CBE как на вовлечение в активную продуктивную деятельность в разных формах, с опорой на индивидуализацию, с учетом развития интереса в развитие, вплоть до поступления на соответствующие направления следующего уровня обучения. Смысл ее не столько в том, чтобы отработать «компетенции» по утвержденному списку, сколько в ином подходе к процессу: не через формальное академичное теоретизирование, а через деятельность, в результате которой ЗУНы и все сопутствующее, нужное для успеха в осуществляющейся деятельности, сформировалось самопроизвольно как необходимые составные части.

А список «компетенций» нужен не для оценки по ведомости, а для педагогов, чтобы учли эти факторы при организации деятельности, чтобы они все были задействованы. И измерять их при таком подходе становится бессмысленно: если в итоговом результате они как-то отражены, то они отработаны. «Сколько вешать в граммах»– лишний вопрос.

Косвенное подтверждение с другого сайта– CompetencyWorks.org:

The term competency-based education refers to a systems model in which
Термин CBE относится к модели систем, в которых

  1. teaching and learning are designed to ensure students are becoming proficient by advancing on demonstrated mastery and ...
    обучение и учение построены так, чтобы гарантировать ученикам получение опыта через развитие мастерства и...
  2. schools are organized to provide timely and differentiated support to ensure equity.
    школы устроены так, чтобы обеспечить своевременно и дифференцировано каждому необходимую поддержку

Чем дальше, тем больше убеждаюсь, что путаница в русских «компетенциях» растет из смешения competence и skills:

  • competence подразумевает смысл интегрального накопления в результате жизненного опыта, проживания некой деятельности– это эквивалент русского умения, которое может складываться из чего угодно
  • skills– это выявленное, тренируемое и проверяемое атомизированное умение/навык.

Грань тонкая, но она есть. Например, язык. Говорящий на родном языке и хорошо говорящий на иностранном могут прекрасно понимать друг друга, но на родном это competence, а на иностранном– skills.

По следам обсуждений- дискуссий вырисовывается так:

  • Competence- самобытный нетранслируемый «опыт-умение» Левши из всего «что было»: ЗУН, способности, ценности, направленности...
  • Skill- технологичный транслируемый «навык-умение».

Одно не противоречит другому и даже взаимодействует на конкурентную пользу (корень compete), ибо...

  • competence накапливается из всего подряд, включая skills
  • уникальное competence может быть переосмыслено и технологизировано в skill.

Но это означает, что competence не стандартизуется, ибо это целостное нечто в виде результата, состав которого слишком расплывчив и индивидуален, а профиль, о котором мы мечтаем, можно составить только из понятных и формализуемых составляющих. Значит, для профиля нужно составные элементы competence выявить и чётко классифицировать по типам, а не соревноваться в фантазийных потоках «компетенций».

Любая формализация возможна только со skill, ибо competence расплывчато неуловима. Возможно, эта констатация многим покажется схоластикой, но, на мой вкус, она наводит на резкость смыслы. Пусть даже не изменит сложившуюся ситуацию терминологически.

Поскольку все разборки были ради внятности «модели компетенций цифровой экономики», модель требует конкретизации профиля по внятным составляющим. Все равно HR отдельно оценивают знания, soft skills, hard skills. Даже используя в языке «компетенции». Вот, и в модели надо явно и чётко вносить различения, чтобы все было понятно, прозрачно, операбельно, о чем именно в какой момент идёт речь.


PS. Компетентностная архитектура для построения профиля. Здесь явно использовано множественное число competence. Если переводить как «соответствие», получается заметно понятнее, чем как «компетенции».

Компетентностная архитектура профиля в 4 уровня:

  • Core Competencies
    (корневые соответствия– чему должны соответствовать все)
  • Job Family Competencies
    (соответствия рабочей семьи– для работы в группах, могут иметь особенности для разных групп)
  • Technical / Professional Competencies
    (соответствия профессиональным задачам в зависимости от ролей, предусматривает специфические умения и ноу-хау для эффективной работы)
  • Leadership Competencies
    (управленческие соответствия– для руководящих ролей)

Ссылка на литературный обзор про понимание компетенций и компетентностностной модели (pdf, англ)

Отличия competence и skills (ссылка на англ)


Фото Хомского на вырезку титульного листа книги с упомянутой фразой добавил сам– для красоты и наглядности

4 мар. 2019 г.

Яков Гехт про «демократическую школу»

В Москве был Яков Гехт– основатель и популяризатор своей модели школы, которую он назвал «демократической». Спасибо Володе Погодину, который законспектировал по ходу его мероприятия. Я привожу ссылки на его конспект и дополню своими впечатлениями, которые скопирую из ФБ, ибо там они потеряются.

2.3.2019 Лекция в Европейской гимназии (конспект, видео)

3.3.2019 Workshop в Новой школе (конспект, видео)

Про HOW2MOOC

Так Яков назвал технику коллективного освоения дистанционных курсов, которая повышает «проходимость» их с 4% до 88%. Смыслом освоения дистанционных курсов в очной группе я проникся: группа полноценно компенсирует то чувство космической заброшенности, которая тянет в леса, когда ты один-на-один с компьютером. И мотивирует лучше (осторожнее говоря, иначе, на мой вкус мощнее) очного общения с преподавателем. Препод на другой стороне баррикад, даже при мотивированном изучении. Группа со мной на одной стороне. Я могу где-то сачкануть, прокатиться на активности других, в чем-то потянуть одеяло на себя... Это не спасает от немотивированного неизучения, но о немотивированном и о неизучении при дистанционных курсах речь не идет вовсе. (ссылка на оригинал)

Про место демократической школы в букете других

Важный диалог с Яковом Гехтом после мероприятия. Я его на итоговом такте Q&A достал вопросом про обеспечение целостности образовательного процесса, ибо на мероприятии проясняется процесс освоения чего-то одного. Со сцены он объяснял, что никто не знает, что надо учить, поэтому все изучаемое по желанию ребенком хорошо. На мое занудство про «не боюсь ошибок– боюсь их отсутствия, стагнации» говорил про атмосферу: он не должен бояться ошибаться, должен жить в атмосфере поддержки– тогда можно не опасаться застоя. Потом сам подошел уточнить, что я имел в виду, поняв мою неудовлетворенность. Я уточнил, что люди разные: тем, кто сам себе хозяин, у кого шило в зоне седалищного нерва, для тех такой режим в удовольствие. Как быть с теми, кто предпочитает ходить в строю: «мама, я замерз или проголодался?». И тут услышал пример из жизни, который все расставил по местам.

К нему пришла двойня: один с шилом, а другой с мылом. Через пару месяцев второй со своим мыльным взглядом ушел в обычную школу– там и остался. Оба в полном удовольствии закончили СВОИ школы: шильный у Якова, мыльный стандартную.

На мой итоговый вопрос– «Так, Вы не считаете, что демократическая школа должна быть у всех?»,– он ответил УТВЕРДИТЕЛЬНО: демократическая школа не для всех, а только для шильных, кто сам способен решать за себя. (ссылка на оригинал)

На память: «Если я себя не знаю, я начинаю соревноваться с другими»