28 апр. 2021 г.

Умные «компетенции» или «новое умение»

После очередной дискуссии с очень умными людьми про компетенции очередной раз убедился, что нет принципиальной разницы между ними и словом «умение». Если, конечно, не ужимать смыслы «умения» до вдолбленной годами ущербной модели ЗУН, легкомысленно и неудачно скопированной с западной HR-модели KSA. Эта модель отлично работает для своих рекрутинговых целей, но портирование ее на образование было ошибкой. Пока образование было больше похоже на натаскивание, она сильно не мешала и даже могла быть полезной. Но когда стало ясно, что цели образования выходят за рамки этой искусственной редукции смысла хороших русских слов, возникла потребность в новых понятиях. И новое понятие породили из очередной HR-модели– теперь «компетенции».

Очень внимательно слушал доклад Бориса Островского и следил за его логикой понятия. Он сам явно декларирует, что в стабильных системах нет необходимости в понятии «компетенции»– их вполне покрывают «умения/навыки». Они нужны ему только для ситуаций нового знания, нового умения. Но мне так и осталось непонятным, почему оно нужно и почему нельзя обойтись прилагательным «новое/новый»? Ответ на мой прямой вопрос получился неоднозначным– «и да, и нет». Что я косвенно отношу в свою пользу. Все остальное выглядит предельно логично, полезно и понятно– о развитии умения, его уровнях.

Ответ Александра Попова содержал много словесных построений, но ключевое отличие, что компетенция– это капитализация умения, мне понятно. Я это отношение выражаю еще жестче, чтобы убрать красивости– это монетизированное умение. Слово «умение», если его не зажимать в рамки модели ЗУН, подразумевает способность сделать что-то полезное людям. Но не всегда полезное монетизируется. Не за все, что человек умеет делать, готовы платить. В том и состоит предпринимательство, чтобы полезность переупаковать в продукт, за который готовы платить. И тут даже неважно, каким образом удалось обеспечить ликвидность пользы– важны факт и размер ликвидности. И именно здесь уместно говорить о компетенции, раз уж она прижилась в сфере HR.

Именно поэтому я высказал в дискуссии и повторяю очередной раз тезис, что не нужно втягивать в сферу образования сущности и понятия из бизнеса. Система образования призвана помочь в построении картины мира, а картина мира– консервативное образование, развиваемое всю жизнь. Компетенции, как и ликвидность,– сущности суетные, сиюминутные.

Сам лично ощущаю полезность «компетенции» только в тех случаях, когда необходимо интегрально обозначить готовность/способность к неким задачам. Когда неважно, за счет чего именно человек достигает нужного результата– когда важен сам результат. А это предельно бизнесовая постановка задачи– не образовательная. И отсюда пока остаюсь в сомнениях относительно необходимости измерять компетенции: размер результата и есть измерение компетенции как интегрального параметра.

Попытка развести «компетенции» и «компетентности» понятна, привычна и к основному для меня вопросу обсуждение не приблизила. Хотя обозначила и тут разночтения у разных авторов. Мне понятно и близко привычное в русском языке с 18 века употребление «компетентности» в логике «грамотности», «осведомленности», «владения темой». Заход на смыслы Александра Асмолова через отрицание– некомпетентность– кажется полезным, но остается в той же логике понятия из 18 века, что и закрепляет меня в консервативном отношении к этим понятиям.

20 апр. 2021 г.

Принципы приватности

Об обеспечении приватности и изменении закона 152-ФЗ «О персональных данных», в развитие прошлых постов о цифровом паспорте и о «цифровом ангеле»,– сформулировал некоторые принципы

Архитектурные принципы:

  1. Не подлежат сокрытию «общегражданские данные»: уникальный идентификатор, фото, ФИО, дата рождения, город проживания (районный центр для небольших населенных пунктов). Эти данные нужны для обеспечения гражданской ответственности как идентификационный признак и традиционно известны многим по реальной жизни. Но подлежит особой защите надежность и достоверность этих данных как основа всех иных персональных данных.
  2. Существует открытый общедоступный государственный сервис подтверждения идентификации персоны. В этом качестве может быть использован, например, ЕБС.
  3. Государство в лице госпочты и МВД гарантирует доставку официальных обращений любому и каждому, находящемуся на территории России. При наличии соответствующих международных соглашений— также и за рубежом. Это исключает необходимость детализации в гражданско-правовых отношениях любых иных персональных данных, кроме общегражданских и представляющих предмет этих отношений.
  4. Каждый сервис, в том числе для реализации государственных услуг, включает только те данные, без которых он невозможен. Дополнительные возможности сервиса на основании обработки дополнительных данных рассматриваются как отдельный сервис, требующий интегральной выборки данных с базовым сервисом.
  5. Каждый сервис, в том числе для реализации государственных услуг, имеет собственную уникальную идентификацию в цифровом формате, который сохраняется на стороне клиента для автоматизации каждого нового доступа. Для интеграции данных из разных сервисов нужно иметь таблицы соответствия идентификаторов разных баз, которые есть у владельца данных и у уполномоченных государственных регуляторов в рамках их компетенций. Доступ к каждому сервису пользователь хранит в зашифрованной базе данных на личных устройствах (можно задачи доступа реализовать в логике работы «цифрового ангела» либо иметь на нем резервную копию данных авторизации, находящихся на личном мобильном устройстве).
  6. На основании идентификации для каждой сессии генерируется уникальный токен. Любые транзакции осуществляются обезличенно только по уникальному токену. Это позволяет в большинстве случаев открыто передавать обезличенные данные с уникальным для сессии токеном, и тем самым создать удобные условия для общедоступного статистического анализа.
  7. Права доступа к каждому полю баз данных регулируются отдельно. Это позволяет избежать несанкционированной выборки данных, кроме допустимых для каждой регулируемой роли.

Принципы обработки:

  1. Интеграция данных из разных баз, как правило, запрещена. Осуществляется при наличии явно выраженного запроса от дееспособного владельца данных либо его ответственного представителя на законных основаниях. Выборки с интегрированными данными должны надежно уничтожаться оператором, исключая возможность несанкционированной повторной выборки, сразу после передачи заказчику.
  2. Обработка интегральных данных без запроса владельца данных возможна для ситуаций предотвращения угроз жизни или здоровью людей, чьи данные собираются. Помимо владельца данных, возможны запросы на обработку интегральных данных при следственных действиях и для решения иных задач, непосредственно предусмотренных законом.
  3. Недопустимо требовать от пользователя согласия на избыточные выборки как условие использования сервиса. Недопустим отказ в реализации части доступных функций под предлогом отказа пользователя от запроса на иные виды обработки данных.
  4. Владение несколькими сервисами не дает права делать агрегированные выборки или синхронизацию данных между ними без явно выраженного желания пользователя.
  5. Работа любых сервисов, прежде всего социальных сетей, должна быть ограничена правом владельца сервиса обрабатывать хранимые там данные.
  6. Владелец сервиса может выступать посредником для адресной доставки рекламы или иной информации на основании совпадения ключевых признаков, в том числе на основании интеллектуальной машинной обработки. Но он не вправе передавать идентификационные данные и обеспечивать доступ сторонним сервисам для сборки данных на основании их отношения к идентифицированным пользователям, даже если сам идентификатор обезличивается.
  7. Все акты обращения к данным должны протоколироваться и предоставляться владельцу данных виде, удобном для хранения и анализа. Могут временно защищаться от владельца факты доступа к его данным для скрытных следственных действий на основании санкции уполномоченных органов.

11 апр. 2021 г.

Про субъектность робота

Вадим Чеха на обсуждении новых норм поднял тему придания компьютерным платформам права субъектности. Тема зацепила не только и не столько в текущем виде, хотя это очень важно, сколько на перспективу. Что получится из размышлений по ходу написания этого текста, самому интересно.

Будем считать это за...

...ветвь рассуждений 1

.

Сразу по ходу уточнения, я вынес тезис, который продолжаю считать правильным:

  • Если речь об операционных задачах, которые обычно выполняли люди, то это можно и нужно.
  • Если речь об ответственности как стороны договора, то сомнительно.

При этом я плохо понимаю, зачем для операциональных функций может быть нужна юридическая субъектность? Например, сбором данных соискателя, их проверкой и оформлением на работу занимается бот. Какая разница, выполняется эта функция человеком или ботом? Если возникнут сомнения/возражения/уточнения, с ними все равно пойдут к ответственному за это направление работ человеку. Можно ли и нужно ли какие-то функции полностью доверять боту без живого человека как решателя нестандартных непредусмотренных алгоритмом ситуаций? Я не думаю.

Ветвь рассуждений 2

О возможности ИИ через сбор данных нейроактивности (эксперимент Маска) выявлять способности и склонности человека без его сложных процессов самосознания, то бишь формирования субъектности как личности в строгом понимании. То есть, ИИ может провести человека по образовательной траектории без формирования субъектности на основе анализа реакций мозга на разные жизненные события. Таким образом, он алгоритмами может подменить человеческую субъектности– именно то, что мы ожидаем от персонализации, становления личности.

Ветвь рассуждений 3

О демократии. Изначально правом обладали не все люди, а только некоторые. В этом я увидел преимущество, потому что в политике должны участовать только те, у кого есть своя политическая позиция. Именно поэтому мне близка идея представительной демокраии, когда не имеющий своей позиции может поручить свой голос тому, кому он доверяет и кто имеет позицию. Все бы было с этой идеей здорово, если бы не возможность манипуляций– как минимум, банальной продажи голосов вместо ответственного перепоручения.

Если же вернуться к истокам, чтобы давать голос не всем, то возникают вопросы: кому давать и кто это будет решать?

Сомнения-сборка

Есть мысль на пересечении рассуждений: так, может, ИИ выявит, у кого есть политическая позиция, а у кого ее нет?

Но, если ИИ не субъект, то решение алгоритма зависит от людей. Опять дырка для возможности манипуляции. Причем еще менее заметная, хуже поддающаяся контролю, чем в классике. Если бы ИИ был независимым субъектом, ему можно было бы доверять. Но для этого должен быть надежный механизм контроля его логики: вмешиваться в него нельзя, а проверять логику можно и нужно открыто.

Наклевывается вывод о целевом подходе к субъектности бота: невозможность вмешиваться и механизм открытого доступа к логике с процедурами поверки. С другой стороны, традиционное представление о субъектности заметно иное. Юридическое представление о субъектности изучать пока не готов. Напрашивается аналогия с открытым программным обеспечением и платформой с общественным контролем за ее работой. Конкретный оператор, отвечающий за функцонирование, и распределенная ответственность сообщества за право и правила ее использования.

PS. Тему распределения ответственности за действия робота между владельцем и производителем (в том числе, разработчике ПО) я намерено не рассматриваю, т.к. ее уже активно обсуждают специалисты и т.к. по самому характеру обсуждения о субъектности робота в данном рассмотрении говорить не слишком уместно.

21 мар. 2021 г.

Вопросы цифровизаторам системы образования

(из facebook. структурировано)

В развитие ранее опубликованных конструктивных постов. Один из центральных в них– «Сборка по ЦОС»

  • Вопросы по обеспечению уже принятых решений:
    • Когда будут компенсации педагогам на связь/рабочее место дома?
    • Будет ли надзор за правильным монтажом ЦОС по федеральному проекту?
    • Будут ли средства/возможности у школ поддерживать работоспособность этих ЦОС в процессе эксплуатации?
  • Вопросы по обеспечению школьных пользователей и школьной инфраструктуры:
    • Когда вместо централизованных поставок будет BYOD/НеСУ?
    • Когда у школ будут свои деньги на свои закупки, а не «дареный конь»?
    • Или делить бюджетный пирог выгоднее централизованно и без любопытных?
  • Вопросы по перспективам экосистемности ЦОС:
    • Когда будут стандартные протоколы обмена данными на ключевые оцифрованные процессы?
    • Когда будет возможность работать в информационных системах по собственному выбору, а не в единственно возможных по указанию чиновников?
    • Когда будет доступ в централизованные платформы, чтобы класть в них данные и брать оттуда, что нужно, хотя бы статистику?
    • Когда вся сводная региональная/ федеральная информация будет в открытом доступе для анализа любыми заинтересованными лицами (юр/физ)?

3 мар. 2021 г.

Цифровой ангел или цифра против цифры

Нам трудно смириться с рисками приватности от сквозной цифровизации: все оцифровывается, уходит в облака, частная жизнь становится прозрачной, а ее защищенность призрачной.

  • Одни перестают о ней думать, ибо проще смириться.
  • Другие радостно раскручивают, чтобы было легче всех и вся контролировать.
  • Третьи этим активно пользуются в личных целях.

Есть ли шанс удержать приватность, защититься от любопытных и азартных?

Пересмотр подходов к личным данным, к сожалению, не происходит. Даже специальный закон «О персональных данных» сделан грубо, даже топорно, не столько защищает, сколько создает новый рынок доходов и услуг. Чтобы пересмотреть традиционные подходы к бумажным привычкам работы с данными, надо очень захотеть и с новой моделью попасть под пресс неспособных это понять руководителей, опасающихся неспособных это понять огромных масс населения. Героев попадать под каток непонимания нет.

Но есть хитрый ход– воспользоваться цифрой против цифры.

Можно создать для каждого своего личного «цифрового ангела», который будет скрупулезно и непрерывно собирать все цифровые активности своего хозяина и вокруг хозяина, чтобы выявлять все возможные риски для него. По мере развития искусственного интеллекта он сможет гораздо более эффективно противостоять внешним цифровым угрозам, потому что он изначально ориентирован на своего хозяина, а любая внешняя активность возникает либо случайно ситуативно, либо адресно, но заметно более поздно.

Помимо предвосхищения и предотвращения угроз, такой ангел может стать помощником в ряде ситуаций: чем больше вокруг цифры, тем в большей мере. То, что мы сейчас возлагаем на чужие внешние сервисы, загружая на смартфоны разные приложения, ангел сможет взять на себя.

В отличие от облаков, цифровой ангел должен жить дома и иметь агентские приложения на носимых цифровых устройствах. Он должен быть максимально защищен от внешнего доступа и разрушения данных.

Понятно, что будет идти информационная война за возможность вскрыть цифрового ангела и за возможность защитить его от вскрытия. Но такая война идет всегда и везде. А сегодня у человека нет личного инструмента защиты от всепроникающей цифры. Ангел может ее обеспечить. Пусть не идеально– но идеала нет ни в чем.

23 февр. 2021 г.

Переосмысляя конференции

Попытка резюмировать проблемы конференций по итогам коллективного обсуждения с группой друзей-коллег. Проблема в накопившейся неудовлеворенности, возникшей и развившейся еще до карантина и усугубившейся в процессе участия в дистанционных форматах.

Целью обсуждения было переоткрыть сущность конференций — что в них полезно, что теряет актуальность, что может быть достигнуто иначе и более продуктивно. Поэтому сначала мы попытались вычленить все полезное из них, а потом препарировать пользу в современных условиях.

Я благодарен за продуктивные соображения Павла Максименко, Илью Голенопольского, Дениса Быструева, с кем мы на этой теме продуктивно потестировали новомодный сервис голосового общения «клубный хаос».

Один из ключевых выводов, позволяющих изначально задать ценностный вектор изложению:

  • затраченное время является валютой конференции
  • эмоциональное удовлетворение от коммуникации является пользой конференции

Соотношение времени и удовлетворения определяет отношение к событию.

Эти ценности рассматриваются для участников. Организаторы могут ориентироваться на иные ценности — например, приобретенные статусные показатели для формальных бюрократических процедур. Может быть и чисто материальный интерес от рекламы. Существуют и платные конференции, на которых организаторы монетизируют контакт с достойными внимания лекторами. Некоторых участников тоже могут интересовать для бюрократических процедур формальные артефакты участия типа сертификата участников. Но эти ценности не являются предметом данного рассуждения как недостаточно значимые и достойные анализа. Хотя их можно иметь в виду тоже.

Вводные рассуждения

Конференция — слово многозначное, но в разных его оттенках это концентрация разных представителей единого интереса. Здесь обсуждается конференция как событие сбора для обсуждения происходящей деятельности, ее проблем и успехов.

Во времена жесткого дефицита информации и крайне низких скоростей ее перемещения конференция была самым эффективным способом оперативно и продуктивно обсудить продвижение всех участников. Редкие коллективные встречи были несопоставимо информативнее и эмоционально насыщеннее, чем личные медленные переписки. Спасало размеренное течение жизни того времени и «узок круг борцов» — не так много адресатов. Эти же факторы позволяли при коллективной встрече на конференции неторопливо и внимательно обсуждать все интересующие темы.

В наше время — время изобилия информации при световой скрости ее распространения — всеобщий сбор редко несет в себе что-то новое, а необходимость выслушать за ограниченное время неограниченное количество желающих выступить приводит к двухуровневому самореферированию:

  • выступление очень сжато передает контекст деятельности,
  • анонс выступления супер сжато передает призыв послушать сжатое изложение.

Если обе производные сжатия вызовут у слушателя интерес, есть шанс на кулуарные уточнения и договоренности о полноценной передаче информации уже в парном формате. Жесткие рамки программы становятся препятствиями даже для кулуарных переговоров. Стало нормой при встрече с приятными знакомыми вместо прослушивания выступлений общаться в кулуарах, что делает такие посещения совсем странными.

Другими словами, логика диаметрально поменялась: раньше встречались для более эффективного обсуждения — сейчас встречаются, чтобы заинтересовать в парной встрече. Логика конференции сместилась в саморекламу, маркетинг. Редкие концентрированные по содержанию встречи и коллективные увлеченные обсуждения, дискуссии сменились регулярной чередой однотипных встреч под разными флагами с крайне редкими вкраплениями чего-то нового и полезного.

Полезно классифицировать участников:

  1. Организаторы
  2. Выступающие
    • «зубры», задающие уровень
    • «причастные», на удержание status quo
    • «пробивающиеся»
  3. Слушатели
    • «самоутверждающиеся»
    • «просвещающиеся»
    • «обозначающиеся»

Для целей конференции эта градация выглядит сомнительно — уже самим фактом существования. Строго говоря, из числа слушателей только «самоутвеждающиеся» достойны быть участниками содержательных обсуждений. Грань между ними и выступающими временна и ситуативна. Если «организаторы» и «зубры» — разные люди, это тоже ненормально. А у нас такое бывает.

Стоит отметить закрепившуюся практику совмещения конференций с выставками по обсуждаемой тематике. Это подкрепляет мысль о том, что конференции начали носить не проблемный, а маркетинговый характер. Одни продвигают свой товар на целевой рынок, другие в единой точке сбора заинтересованных игроков без отрыва от благопристойного участия в тематической конференции проводят маркетинговое исследование рынка.

Тем, кто продвигает непростой товар, требующий комментариев, объяснения непростых и неоднозначных достоинств, формат выступлений крайне полезен, ибо участники вынуждены слушать, согласно программе. Только, можно ли этот маркетинг называть конференцией? Не является ли это профанацией конференций?

Кроме того, многие производители отмечают крайне низкую отдачу от участия в конференциях. Но тут проблема, скорее всего, не в форматах встреч, а в форматах предельно низкой финансовой самостоятельности участников, отсутствия бюджета на желаемые закупки и присутствия директивных указаний вышестоящих органов, что нужно использовать. В этих условиях даже маркетинг в основе современных конференций становится неинтересным.

Другими словами, нужно вымывать из современных конференций маркетинговый дух и возвращать смыслы, интерес к обсуждениям содержания. Конечно, если мы хотим вернуть интерес к ним, а не отрабатывать статусные формальности или маркетинговые заработки.

Участники должны быть заинтересованы и подготовлены, право на участие надо заслужить. Просветиться можно путем просмотра записей и любых иных форм информационного следа, благо в цифровую эпоху это совсем не проблема. Можно считать это маниловщиной, но в основе всего текста лежит этот вектор мышления.

Что кажется ценным в очных конференциях

Результат коллективного вычленения пользы очных конференций для заинтересованного участника получился таким:

  • срез состояния активности в интересующей деятельности
  • реестр ключевых акторов интересующей деятельости
  • новые активности и/или новые виды деятельности в интересующей сфере
  • продвижение своей позиции
  • публичная дискуссия за/против некоторых активностей, подходов, проявлений
  • публичное обсуждение своих/чужих идей, методов, позиций

Прослеживается два направления анализа: для активного и для пассивного проявления. Оба опираются на авторитет и профессионализм оргкомитета

  • При пассивном подходе, участник может доверять качеству подбора спикеров и материалов, ибо ожидания участника гарантируются профессионализмом организаторов.
  • При активном подходе, участник может доверять составу оппонентов для своих соображений, с которыми ему будет полезно и достойно обсудить свои идеи.

Следует признать, что интересных дискуссий на конференциях мы практически не видим. Максимум, чуть разные углы зрения. Открытые и жесткие по противопоставлению позции либо избегают открытых столкновений, либо носители противоположных мнений предпочитают не выносить на публику свои разногласия.

Помимо просто формализуемых и объективных факторов, полезно отметить субъективный — это простой способ переключить свое внимание с текущих задач на чужие: в масштабе дней конференции, а не регулярно понемногу. Т.е. субъективно проще вычеркнуть из рабочего графика заранее обозначенные дни конференции, чем регулярно выделять время на чужие материалы.

Если продолжить логику субъективного удовлетворения от участия в конференциях, можно отметить концентрированную тематическую коммуникацию: возможность большого количества полезных встреч в рамках довольно ограниченного времени. Частично эти встречи заготовлены заранее на основе опубликованной программы, частично произвольны с другими членами сообщества, необозначенными в программе.

Таким образом, можно резюмировать, что главное достоинство современных конференций «в кулуарах» — в произвольных и спонтанных коммуникациях. И главный позитивный осадок от участия в них от плотности полезных и/или приятных коммуникаций в кулуарах.

Конференции превратились в благопристойный маркетинг низкой эффективности, перестали быть событием, к ним относятся утилитарно, в том числе, без необходимости заслужить право участия в них. Неудивительно, что и ценность конференций упала в глазах потенциальных участников.

Дистанционные конференции

Вынужденный карантин и запланированные в планах научной деятельности конференции привели к удивительной ситуации:

  • с одной стороны, прямой перенос очной формы проведения уроков учителями подвергся жесткой критике многочисленными экспертами как методическая близорукость, а учителям публично и многократно транслировалась необходимость радикального пересмотра методики коммуникаций в дистанционном формате;
  • с другой стороны, те же самые эксперты точно так же слепо перенесли в дистанционный формат практику очных конференций

То же самое можно сказать и о научных семинарах, и всех прочих формах работы.

Неудивительно, что дистанционные конференции многими сейчас просто игнорируются, поскольку самое ценное из них, как мы уже обозначили, — кулуарное общение — из них исчезло.

Что осталось? Формальные статусы и, что было редкостью ранее, — записи выступлений. Правда, они идут длинной цепочкой со всеми паузами, включая технические сбои, поэтому с ними неудобно работать, ибо на обработку нет ресурсов. Но можно!

Если же говорить о маркетинге, то в таком «зеркальном» дистанционном формате он совсем теряется.

Некоторые защитники традиций приводят доводы о важности ситуативной реакции во время доклада и/или сразу после. Эмоциональные реакции у всех разные, но мне так организованные обсуждения кажутся вымученными.

Куда бежать и что делать

В условиях избытка информации, высокой скорости ее порождения и распространения наиболее адекватным решением является распределение форм работы по наиболее удобным форматам. При этом надо переосмыслить цели и смыслы того, что кому надо. В том числе, понятийно. Это позволит каждому формировать свое отношение к разным форматам и видам работы, взаимодействия, коммуникации.

Особенно диким видится необходимость одновременно заставлять всех сидеть и слушать синхронно выступление, которое могло бы быть записано и выложено заранее (офлайн) и просмотрено каждым в удобное для него время (офлайн). Это должно быть нормой для односторонней коммуникации.

Главное внимание должно быть уделено форматам встречных коммуникаций — диалогам и полилогам. Ради них возникли конференции. Ради них на выставках и конференциях работают маркетологи.

Но это разные коммуникации и их участники должны сознавать, в какой они участвуют. Конечно, если мы не считаем допустимым развивать манипуляции — чтобы человек полагал коммуникацию совсем не такой, как ее выстраивают его партнеры.

Предложения

Первое уже прозвучало — все односторонние форматы должны быть в удобном цифровом виде представлены в сети. Форматов много. Нужна цифровая грамотность для знания достоинств и недостатков разных цифровых форматов, способности готовить свой материал в них, способности удобно и безопасно выкладывать его в удобное для партнеров место.

Для популяризации мнения известных людей особых проблем нет — они обычно уже «слышимы» в сети. Сложность в продвижении новых лиц. Именно поэтому важны уважаемые модерируемые площадки для размещения новых материалов. Это предельно близко логике работы научных журналов.

Но это и не журналы, потому что журналы унаследовали эпистолярный формат материалов, а сегодня они могут быть представлены в самых разных форматах. Кроме того, многие журналы активно участвуют в наукометрических играх, что повышает барьер участия в них даже эпистолярных материалов (надеюсь, читатель простит мне вольность употребления «эпистолярности»).

Можно было бы считать гибкость формата дистанционных конференций подходящей для этого — но конференции сегодня выстроены событийно, а не бессрочно. Может, зря? Кроме того, каждая заметная организация считает своим долгом проводить свои конференции, хотя и участники, и темы, и доклады на них практически не отличаются друг от друга.

Если представить себе постоянно действующую площадку, на которой под приглядом авторитетных специалистов в логике конференций можно в любое время выложить материал и получить на нем обратную связь, мы получаем зону регулярной творческой работы по соответствующей тематике. Мы получаем адекватную аудиторию специалистов и номенклатуру интересующих ее проблем, лидеров мнений, конфликтов развиваемых ими моделей.

Тем самым, мы получаем базу для интересной профессиональной коммуникации, которая по мере созревания может быть вынесена в очный формат. Причем не по заранее назначенной дате, а тогда, когда она назрела в совместной офлайн работе. И не по умозрительной тематике, пусть даже порожденной авторитетами, а по реально созревшей в работе!

И тогда есть шанс вернуть адреналин в очные обсуждения. Будет ли называться конференцией только очная часть коммуникации, а дистанционная как-то иначе. Или все вместе станет новой конференцией, разделенной на офлайн, онлайн и очные дискуссии. Это не так важно, хотя тоже можно обсудить.

Гораздо важнее, чтобы эта площадка была межведомственная, связанная тематикой, а не научными/ведомственными амбициями. Это уже проблема.

Поскольку здесь только содержательная тематика, на той же площадке может быть что-то типа тематического маркетплейса для адресного маркетинга. Он мог бы быть инструментом компенсации затрат или даже заработка лидеров содержательной деятельности.

Кроме конфликта ведомств и сложностей наукометрии, платформа должна гибко откликаться на новые цифровые форматы. В этих условиях может быть полезен на том же или аналогичном маркетплейсе подбор материалов для обучения работе с цифровыми форматами.

В числе известных форматов можно упомянуть гипертекстовые статьи, ролики, звук, электронные презентации (лучше универсальный pdf, чем популярный проприетарный PowerPoint или менее популярный Keynote, хотя есть еще Prezi и другие), mindmap (смысловые/структурные схемы)... Наверняка что-то забыл упомянуть, но еще более вероятно, скоро появятся новые. Им всем должно быть место на такой платформе.

В качестве расширения коллекции возможных форматов для цифровых материалов, было бы странно в собственном блоге не упомянуть придуманный мною самим формат конкаст/concast, который является жанровым ответвлением технологии подкастов: обычно подкасты похожи на офлайн-радио, а я предлагаю использовать широкие возможности звуковых файлов для компактной записи докладов/лекций.

Итого

Нужна платформа, модерируемая межведомственной командой авторитетов, где могут быть размещены в самых разных цифровых форматах умные идеи по заявленной тематике в логике, по которой обычно подбирают материал для конференций.

На этой платформе должны быть удобные инструменты для офлайн обсуждений представленных идей.

На этой платформе должны быть инструменты формирования экспертного рейтинга и проблемных зон.

По мере появления проблемных зон и лидеров мнений ситуативно формируются команды для очной коммуникации, участие в которой нужно заслужить участием в обсуждениях. Запись очных мероприятий гарантировано публикуется и тоже обсуждается пролонгировано офлайн в логике той же платформы.

На платформе есть зоны для маркетинга и для обучения новым цифровым стандартам.

Вот, примерно так вырисовывается в итоге после серии размышлений:.

15 февр. 2021 г.

Пещерная предметность

Из всех щелей лезет пещерно-предметное восприятие школы. От депутатов до дворников идеи развития школы проявляются в изменении списка изучаемых предметов: убрать, добавить или заменить какой-то предмет.

Люди! Жизнь другая уже! Информация вокруг кипит и водоворотит из кармана со смартфона или прямо в ухо, из табло общественного транспорта, из умной колонки, из утюга... Роботы сеют и пашут, решают школьные задачки быстрее учителя. Переводчик любых языков в любом смартфоне. Как летают электромагнитные волны, уже не важно, потому что они не успевают подумать о затухании, а уже новая антенна на пути. Только санитарные врачи для госконтракта по написанию правил ещё думают об их вреде для здоровья, сидя за компьютером и забывая о глажке киловаттным утюгом горы одежды после ночной стирки киловаттной стиральной машиной за стеной спальни.

Спрос растёт на гуманитарность, потому что техника ставится на поток и требует только очень умных голов, идеи которых сама техника будет ставить на поток.

Но гуманитарность подразумевает не только сю-сю-сю, но и логику, и удержание смыслов. Смыслы и идеи становятся с ростом спроса на гуманитарность все важнее. А многие продолжают считать гуманитарностью уклонение от логики и естествознания по причине лени или скудоумия.

Нужна активная думающая голова. А для этого школа должна стать иной. Предметы ни отменять, ни добавлять не надо. Надо пассивную логику «прохождения» заменять на активное понимание себя и своего пути развития. И тогда каждый сам себе будет набирать «предметы», которые сочтёт нужным. Не сразу из детской коляски, но сразу с пониманием своей ответственности за выбор.

(копия поста в facebook, оказавшегося популярным)