10 мая 2012 г.

Размежеваться, чтобы объединиться

Новое «кровавое воскресенье» 6 мая 2012 года накануне инаугурации Путина на 3-й срок усилила поляризацию настроений в обществе. Кто-то истерично кричит о зверствах ОМОН и вынужденной защите от него мирных демонстрантов. Кто-то, наоборот, всю ответственность возлагает на участников или, как минимум, на организаторов митинга, которые спровоцировали столкновение с ОМОН, а ОМОН массово пал их жертвой, исполняя приказ о терпимости к провокациям.

Постепенно, в процессе дискуссий со сторонниками и противниками «болотных» – все симпатичные мне люди– по мере осознания их доводов появилась гипотеза о причине их противостояния. Подчеркиваю, я размышляю о конструктивных людях – истериков и одержимых фанов любой из сторон я во внимание не принимаю.

Я пришел к выводу, что водораздел проходит по ценностным критериям:

  • «болотных» не устраивает ложь, пронизывающая систему власти Путина;
  • их противников не устраивает отсутствие внятной альтернативы.

Другими словами,

  • «болотные» готовы на риск ради надежды на «светлое будущее» без лжи;
  • их противники предпочитают уверенное «завтра», т.к. «светлое будущее» мы уже строили 70 лет, а ложь была, есть и, скорее всего, будет еще довольно долго; кроме того, за красивыми идеями наверняка прячется волк (ГосДеп?).

Ситуация, на мой взгляд, патовая – правы и те, и другие:

  • Жить во лжи противно
  • Государства без лжи нам еще видеть не приходилось.

Власть в борьбе с «болотными» активизировала работу по расколу оппозиции, акцентируя внимание интересантов на расхождении взглядов:

  • первый же митинг «поклонных» был не «за власть» (в противовес «болотным»), а против «болотных»
  • упреки патриарху и скандальные акции Pussy Riot представленны как нападки на РПЦ
  • столкновение 6 мая вменяется в вину «болотным», хотя, как минимум, в этом странно обвинять всех

(По поводу этого столкновения вообще очень много вопросов ко всем, включая полицейских начальников, уже объявленных суперпрофи).

По мере снижения риска победы «болотных», чем старательнее власть старается расколоть протестное движение, тем более лояльными к ним становятся оценки противников, т.к. они тоже предпочитают более честную жизнь. Просто, эта ценность для них является менее приоритетной, чем стабильность. А стабильность всегда имеет больше приверженцев – на этом и строилась избирательная компания 3-го срока, хотя все понимали весьма условную легитимность его и в глубине души подозревали губительные последствия для дальнейшего восприятия Конституции.

Вторичным фактором этого ценностного водораздела между «болотными» и их критиками является процедурное восприятие событий.

Критиков волнует, прежде всего, кто в случае победы «болотных» окажется на престоле и что они будут делать.

Для «болотных» процедура смены власти глубоко не рассматривается – для них важнее отстоять свои права и восстановить справедливость. Они полагают, что не может быть в России лучшим политиком-стратегом полковник-чекист. Если может он, то не хуже смогут многие другие. Важно обеспечить справедливость и законность, подконтрольность и сменяемость первых лиц.

Таким образом, критики опасаются того, о чем «болотные» или вовсе не думают, или думают в последнюю очередь. И в этом подходе есть здравое зерно, т.к. любые революции задумывают идеалисты ... дальше вы сами знаете, а проходимцев никому не хочется.

Именно поэтому важно объединить идеализм «болотных» и рационализм их критиков, а не сталкиваться лбами на радость полит-манипуляторам. Тупиковость или, как минимум, ограниченность существующей власти в управлении страной становится все более очевидной всем. Чем дольше закрывать на это глаза, тем сложнее будет выруливать. Пока есть накопления за счет сырьевой инфраструктуры, это было бы сделать легче.

После публикации ответа Явлинского на события 6 мая появился еще один тезис, который хотелось бы обдумать. Все более ярко проявляется новая тенденция к сетевой структуре управления обществом в противовес традиционной «вертикали». ЯГА строит свою позицию на альтернативной вертикали, а люди уже начинают от нее уклоняться вообще. Пока новая логика управления явно не формализована, но обсуждение уже идет на различных ресурсах. В частности, у Ермолина есть уже 2 версии новой структуры, основанные на сетевом принципе построения власти. Алена Попова активно поддерживает все сетевые социальные проекты, Иван Бегтин популяризирует системы открытых данных, формирующие совсем иные отношения власти и общества.

Важно осознать эту потребность, чтобы поддерживать или оспаривать ее серьезно и конструктивно. Возможно, это тоже является спорной точкой между сторонниками стабильности и идеалистами-новаторами «болотными».

Отправить комментарий