30 янв. 2014 г.

Знакомство с СМД-играми

Последнее время все чаще сталкивался с упоминанием СМД (система мыследеятельности) Щедровицкого и «стратегическими играми». Рассказывали о них обычно весьма уважаемые мною люди, причем весьма уважительно. Были и скептические отзывы. А тут на iPad-тренинге в Новокузнецке Татьяна Зубарева сообщила, что начинается новый 7-летний этап этих игр– и я решил своими глазами на все это посмотреть, чтобы составить собственное впечатление: или с важным видом приобщиться к скептикам, или, по возможности, втянуться с начала этапа. Ради игр пришлось пожертвовать поездкой на BETT: но там я уже был и через год вряд ли что-то изменится существенно, а тут можно опоздать на 7 лет.

Несколько групп пытаются подойти к общим вопросам дня со стороны своих интересов: и стартапы, и ТРИЗ, и теология, и общефилософские подходы... И образование, которое меня интересовало больше всего, естественно.

Образование было представленно даже несколькими направлениями:

  • антропопрактики с участием группировки Татьяны Ковалевой
  • сколковское образование под присмотром Андрея Волкова
  • среднее профобразование региона в руках красноярских гостей
  • «завод промышленных роботов» под началом Максима Осовского

Темы красноярцев и сколковцев были довольно специфичны, поэтому я колебался между Ковалевой и Осовским. Направленность Татьяны мне знакома с летней конференции, а Максим собирался разрабатывать совсем новые подходы к образованию, загнав тучу неоднозначных ассоциаций в свое «заводное» название. Решил пойти к Максиму, поскольку новые модели образования меня давно волнуют. К тому же, он сам адресно ко мне обратился, став дополнительным побудителем этой авантюры.

Несмотря на вычурную и благопристойную интерпретацию словестной кодировки названия, оно меня все равно напрягало и, как потом стало ясно, не напрасно: «как лодку назовешь, так она и поплывет» ©. При всем изяществе собственной идеи Максима (образование как аккуратно простроенный туризм по всему миру), ключевой образ в обсуждении был устойчиво представлен как конвейер. Моя въедливость при выяснении, что является обрабатываемой на конвейере деталью, зачем, кем и по какому (чьему) проекту она должна обрабатываться, привела к жестким дискуссиям. Самым действенным моим аргументом оказалась ссылка на тезис, что, в отличие от прежних этапов развития, обновление социальных укладов происходит чаще смены поколений– т.е. мы не знаем, что будет востребовано завтра, поэтому никаких оснований поучать у нас больше нет.

Тем не менее, работа в группе оказалась очень полезной: кроме знакомства с новыми интересными людьми, узнал и, кажется, освоил на практике схему мыследеятельности Щедровицкого-старшего (одна из ее рабочих реализаций в иллюстрации), заполучил inside о глубинности миссионерской сущности учительства, которую только умозрительным пониманием новых реалий не взять, послушал умных людей и постарался понять их интересные продукты мыследеятельности.

Распорядок дня на протяжении 9 дней был примерно одинаков: утром работа в группах, после обеда доклады групп с обсуждением, после ужина выступления приглашенных гуру. Выступления гуру были очень интересными. Пересказать их не смогу, но мозги жужжали и искрили. Только 2 вечера было не очень увлекательно, но это на фоне остальных. Причем, один из них, возможно, потому, что было плохо слышно и видно (далеко и без очков).

На докладах групп часто шло весьма жесткое обсуждение. Вынужден признать, что далеко не всегда мог понять ход мыслей активных участников, что со мной бывает крайне редко. Тут это было нормой. Безусловно, сказывалось то, что активисты уверенно оперировали инструментарием Щедровицкого-старшего, с которым я не знаком. Слегка утешало то, что большинство участников тоже все больше поглощало информацию,– в активе были одни и те же, причем в заметном меньшинстве.

Когда пришлось докладывать результаты работы нашей группы, испытал двойственное чувство: с одной стороны, почетно выступать в такой когнитивно-заоблачной аудитории, с другой стороны, страшно оказаться неспособным понять вопрос из зала. К счастью, вопросов почти не было. Но это и огорчило: то ли невменяемо доложил, то ли ничего интересного мы не наработали, то ли сочли недостойным избиения. Максим потом уверял, что все было нормально доложено и вопросов достаточно, но у меня все равно осадок остался– я же видел, как драли других.

Общее впечатление осталось положительное. Прежде всего, на фоне бреда из властных структур я увидел группу очень умных людей, озабоченных конструктивными идеями на государственном уровне. Значит, есть шанс, что когда-нибудь что-то здравое начнет происходить и у нас. Кроме того, мозги– это мышца, которую нужно тренировать: моей пришлось хорошо попотеть эти дни, что обычно доставляет мне удовольствие.

Если не будет серьезных альтернативных поводов для занятости, планирую продолжить эти игры, как минимум, для тренировки.

Отправить комментарий