8 июн. 2014 г.

Посещение ноосферы

Вчера по приглашению Игоря Донченко посетил «Ноосферный город».

Хотелось посмотреть на занятие по методике парного обучения в приложении к недавно анонсированному crowdfinding-курсу английского Олега Мурашева. Само занятие оставило неоднозначные впечатления, зато негатив был полностью компенсирован интересными сопутствующими впечатлениями в перерывах:

  • буддистские занятия в соседнем помещении
  • группа «Центр альтернатив» с их измерителем биоэнергии (измерили и даже что-то подправили)
  • буфет с продуктами сырого приготовления (жалко, поздно об этом узнал и не попробовал)

Что вокруг Игоря всегда есть что-то необычное и интересное, я знаю давно, и о проведенной на ВДНХ субботе не пожалел. Теперь впечатления о занятии.

Занятие состояло из 3-х заданий: выучивание английских пословиц, задолдонивание небольших текстов, запоминание грамматических идей, изложенных в сказочной форме. Чтобы разобраться во впечатлениях, нужно разделить их на несколько аспектов: содержание, форма и процедура.

По форме, действительно, работа шла в парах. Что понравилось, пары старались составлять динамически: не фиксированная пара на относительно длинный отрезок времени, а формируемая ситуативно– на данный краткий момент времени. Наиболее ярко это было на 1-м задании, когда каждый участник должен был, выучив пословицу, рассказать ее 5 другим участникам наизусть. Сами пословицы лежали на столе: кто больше выучил, тот и победитель. В результате, и работа динамичная, и в мимолетных парах, и зубрежка уходит на задний план в процессе прочих действий, и игрофикация, совмещенная с учетом выполненной работы.

На 2-м задании пары были более устойчивы: на каждый текст надо было "доставать" друг друга 10 раз (читать вслух свой текст). Потом нужно было сменить пару 3 раза. Но ничто не мешает облегчить ношу и читать его по 3 раза, сменив 10 пар. Меньше 3 раз слушать имеет смысл только тогда, когда текст на слух понятен с 1-го раза.

В последнем задании пары получились довольно надуманы, поэтому подробно описывать не буду– лень. Само задание заключалось в пересказе сказки: тоже не слишком захватывающе.

По процедуре, насколько я понял, увязка с собственно «парной технологией» не очень точна, т.к. в паре не было гуру и ученика, а оба были учениками. Но даже формальный подход динамичного распаривания во время занятия показался полезным.

По содержанию, мне было скучно. Бегать за другими, чтобы поставить галочку в листе учета, мне было менее интересно, чем понять смысл и содержание задания. Может, староват для такой игрофикации, но, подозреваю, что такая организация выполнения задания может быть интересна не всем. Те, кого не слишком волнуют полученные галочки, и те, кому неинтересно бегать за парой, в такой работе могут легко и с удовольствием затеряться до момента подведения итогов.

Любопытным показалось сказочное изложение логики английского языка в 3-м задании. Особенно полезным это может быть для маленьких учеников. В частности, для меня было неожиданно представление английского языка как основанного на глаголах– описателях действия: любое существительное является проявлением соответствующего действия. При попытках подобрать существительные, для которых нет глаголов, нам было дано пояснение, что некоторые из глаголов вышли из широкого употребления, а существительные остались. Так, в частности, оказалось, что dog– это быть привязанным, а cat– гулять по ночам. Такое представление полностью легло на мое техническое ощущение, что английский– язык операциональных описаний, и русский– эмоциональных.

Одним из декларированных правил был запрет на перевод– якобы, достаточно погружения в среду языка. Я уже не впервые сталкиваюсь с подобным подходом, но не могу его принять: без понимания сути мне, например, все становится скучно и неинтересно. Подозреваю, что этот подход растет из правополушарных лингвистов, пытающихся всех подогнать под свое мировосприятие. Я мог бы еще воспринять такой подход при динамичных манипуляциях для осознания глаголов через производимые действия, но не при чтении текстов, из которых ничего не понятно без осознания смысла слов. Рассматриваю это разночтение как дополнительный признак того, что все мы разные, как любит повторять В.Редюхин.

Что до восприятия методики в целом, увидел, что примененная техника позволяет сделать менее нудным традиционное задание на зазубривание, подключить иные формы отвлечения, придать физическую динамику зубрежке. Но сегодня сама постановка задачи на зазубривание кажется не очень современной, поэтому ощущения остались неоднозначными.

Отправить комментарий