20 дек. 2015 г.

ЗУН как трещина в компетентности


Решил обыграть в названии одну из самых известных аббревиатур педагогики и смысл отдельного слова на одном из языков – трещина во льду.

ЗУН появилось как уровни освоения знаний от информационного представления о нем (знания) через умение использовать к устойчивому навыку на уровне автоматизма. На всех этапах освоения такой градации педагоги вынуждены были ломать устойчивое представление о словах, которые авторы фактически переопределили для своей модели. Из опыта общения с коллегами, позволю себе утверждение, что редкие из них в полной мере справились с этой странной задачей, хотя, напрягшись, формальные утверждения в нужный момент могли произвести.

Совсем неожиданно узнал корни этой странности. ЗУН– это калька с западных KSA: knowledge, skills, abilities. Отсюда и истоки корявости употребления слов для русского слуха. Есть уже у них и другой вариант для A– Attitudes (убеждения, мировоззрения). Можно ожидать наши версии в этом ключе. В педагогике моду последнее время задают западные труды, где и появляются новые термины. Сопротивляться этому сложно, потому что именно там больше и глубже поиски новых моделей построения образования. Если бы перевели не буквальной калькой, а по сути (запоминание информации, тренировка применения, навык, доведенный до автоматизма), остались бы в исходном русском понимании слова «знание» и «умение». Но поздно рассуждать в условном залоге.

Первый серьёзный удар по, казалось бы, укоренившейся концепции ЗУН нанесло представление о компетенциях, которые поднимали планку требований к исполнению более сложных комплексных задач. В лексиконе появились слова «компетентность» и «компетенция», а в сообществе– новые дискуссии об их смыслах. За эти слова ухватились педагоги, чтобы уйти от утомительных, но прочно укоренившихся ЗУН. Этому способствовало развитие проектных подходов к обучению, в которых требовались комплексные навыки. Нельзя сбрасывать со счётов и субъективное стремление новых амбициозных педагогов на новую терминологию. 

Но все оказалось сложнее: непонятные импортные слова, о смыслах которых продолжают спорить даже специалисты, многие педагоги отторгают в пользу более знакомых слов, несмотря на корявость их смыслов в данной модели. Кроме того, поскольку модель никто не трогает, она продолжает жить и даже возрождаться, потому что внятно изложить смысл новых терминов многие не готовы, а в старых знакомых словах сманеврировать всегда проще.

В моем тезаурусе, «компетентность»— это способность решать определённые задачи, а «компетенция»— совокупность требований и полномочий, которые должны обеспечить полноценное решение задачи. В бытовом смысле, «компетентность»— это то, что я умею (в широком профессиональном смысле), а «компетенция»— что от меня требуется (в сочетании с полномочиями).

Какой я вижу выход? Жёстко-террористический– убить модель ЗУН как неадекватную своим задачам по выбранным средствам: нельзя переопределять смысл широко употребимых слов в угоду узким профессиональным задачам. Чтобы убить старую модель, нужно внедрить новую с теми же словами в более адекватном смысле, а аббревиатуру поменять во избежании путаницы, например, УЗН:

  • Умения в широком смысле подразумевают практическую готовность что-то сделать. Этим словом заменить импортную компетентность.
  • Знания в широком смысле подразумевают способность человека хорошо разбираться в некоторых теоретических аспектах. У знаний есть несколько уровней освоения, которые неудачно кодировали в оспариваемой модели ЗУН. Но это не разные слова, а разные уровни знания: от декларативно-информационного до способности все переиначить по новому. Их можно обсуждать и называть. Варианты этого уже известны, можно их оспаривать, но все они относятся к знаниям. Знание— одно из фундаментальных понятий науки и им надо пользоваться аккуратно.
  • Навык в широком смысле— нечто элементарно прикладное, происходящее «на автомате». Навык является составным элементом более широкого понятия «умение».

Таким образом, УЗН является уровнями освоения компетенций сверху вниз: от готовности полностью поручить определённые задачи человеку до элементарных навыков, которые ему можно доверить. А знания— отдельная тема.

Для градации знаний мне нравится новый инструмент на основе теории Выготского. Там делят знание на 3 уровня:

  • формальный (работа по образцу),
  • рефлексивный (способность преобразовать задачу к знакомой схеме по образцу),
  • функциональный (понимание границ применимости схемы, способность выбирать из разных возможных схем решения оптимальную).

Чтобы удобнее запоминать и сокращенно называть такую градацию знаний тоже на 3 буквы, желательно избежать дублирования букв (и избыточного «фырчания»), например:

  • назвал бы первый уровень информационным (ИРФ/или в обратном порядке ФРИ)
  • или последний экспертным (ФРЭ/или в обратном порядке ЭРФ).
Отправить комментарий