25 июн. 2017 г.

Нестыковки школьной любви

Наткнулся на слезоточивый ролик «Спасибо, учитель» и задумался– ведь, несмотря на вечную критику школы, столь же вечны слезы в жилетку при прощании и сентиментальные слюни на встречах с бывшими учителями.

  • Как сочетается жесткая критика школы и ностальгия по ней?
  • Как сочетается народная Марьванна и искреннее «Спасибо, учитель»?

Думаю, ответ банален. Школа многогранна: критика идет по одним граням, а любовь по другим. Таким удивительным образом они не пересекаются. Но тогда нужно понять, что же мы любим в школе, чтобы не гнобить критикой ценное.

Что мы ищем в школе, когда приходим туда после окончания?

  • Выпендриваемся своей независимостью– теперь мы тебя, Марьванна, не боимся
  • Выпендриваемся своими успехами
  • Гордимся победой над своими старыми страхами, проходя «по местам боевой славы»
  • Одновременно ностальгируем– как было здорово
  • Узнаем из «центра управления» слухи и новости про своих школьных друзей-знакомых

Чего мы хотим от учителей?

  • Чтобы школа оставалась нашим музеем– чем сильнее она изменится, тем нам эмоционально хуже
  • Чтобы они оставались теми же самыми и охали-ахали над нашими успехами
  • Чтобы умиленно вспоминали нас в детстве

Что нам нравилось в школе?

  • Это был наш дом, в котором, хорошо ли- плохо ли, мы проводили времени больше, чем дома.
  • Мы там практически все знали и про нас все знали. Ну, или почти все.
  • Именно там мы стали взрослыми, общаясь друг с другом и с учителями

За что мы благодарны учителю?

  • Кому-то за профессионализм в предмете. Но таких мало.
  • В массе– за все то общение и, в конечном счете, за терпение в организации этого общения

Мы вряд ли задумываемся, но подсознательно признаем, что сами даже в самом взрослом школьном состоянии еще сопляки. Если бы не учителя, как бы мы к ним не относились, сами мы не смогли бы так продуктивно организовать общение. Пусть нам не все нравилось, что-то казалось идиотизмом и формализмом, но именно учителя держали для нас формат общения. Ну, а мы к любому формату можем приспособиться. На то и детство. Кто познал разные форматы, может сравнивать. Многие учатся в одной школе– им не с чем сравнивать.

Так что, возвращаясь в шкуру училки, главная наша ценность– массовик-затейник, задающий формат. «Цветы жизни» его старательно ломают на свой манер, осваивая границы возможного и нашего терпения, но в итоге, как выясняется, оценивают созданную им возможность. Видимо, на контрасте, понимая, что дальше придется самим все форматировать. А уроки... просто, один из наших форматов. А мы паримся именно об уроках, прежде всего.

Отправить комментарий