17 июл. 2018 г.

Апофеоз информационной войны

Ассоциация западных страхов с пактом Молотова-Риббентропа. Приехали!

Ожидания и страхи от встречи в Хельсинки президентов Путина и Трампа. Поток истеричных оценок в западной прессе и ставшее нудным рефреном «факты давай», «давайте честно и открыто разбираться вместе» с российской стороны. Вызов переводчика Трампа в Белый дом для доклада о содержании беседы за закрытыми дверями с Путиным...

Осознание отсутствия истины в современном информационном мире. Раньше информация была дефицитом. Дезинформацию было сложно создать, потому что при дефиците информации дезинформацию легче идентифицировать. Когда захлебываешься в потоке информации, проверить достоверность становится крайне сложно. Как минимум, с высокой трудоемкостью и/или стоимостью. Значит, снова на первое место выходит не факт, а вера: достоверно то, что я готов принять.

Россия с недоумением смотрит на навязчивые страхи американцев про вмешательство в их выборы. Американцы считают недостойной отговоркой требование доказательств и традиционных нормативных процедур. Правы и те, и другие: не все можно доказать, зато все можно навязать. Что и делают СМИ– навязывают свое видение событий. Сопротивление почти бесполезно. Даже оппозиционные взгляды пробиваются массовыми потоками информации. Попытка сохранить независимость от них приводит многих оппозиционеров к такой же слепоте, хотя она на абсолютном отрицании.

Отрицание фейка тоже фейк. Не фейк– в здравой самостоятельной оценке, которой не найти в потоке фейка и антифейка. Для самостоятельной оценки нужна достоверная информация– а ее нет. Претендующий на самостоятельность человек вынужден прислушиваться к внутреннему голосу для оценки достоверности всего потока информации со всех сторон:

  • Что-то он склонен считать достоверной информацией, потому что он из знакомого источника.
  • Что-то он склонен считать достоверной информацией, потому что она резонирует с его личным опытом в другой ситуации.
  • Что-то он склонен считать достоверной информацией, потому что она согласуется с его ожиданиями, представлениями о мире.
Насколько можно этим резонам верить? Если не верить, чему верить? Ничему?

Самое прикольное, что даже противоположные оценки могут быть верными одновременно! Потому что оценка исходит из ценностей, а они разные. Что хорошо с одной позиции, может быть плохо с другой и наоборот. И такое наблюдаем регулярно. Самый яркий источник подобных оценок, доступный для понимания в России,– события на/в Украине (причем, начиная с предлога!). Одно достоверное событие– а оценки диаметрально противоположные.

Похожее я наблюдал при разводе моих родителей: событие одно, все происходило у меня на глазах, я знаю оценки обоих и имею свои, которые отличаются от них обоих. И все одновременно справедливо. Все правы одновременно!

Как жить?

Прихожу к выводу, что нужно привыкать и принимать право сосуществования разных правд, пока и если они не взаимоисключающи для жизни.

Та же Украина– яркий пример. Что изменилось после переворота? Ценности у разных людей остались прежними. Пока им не дали в руки оружие, они жили рядом и противоречия выражались в шуточках про москалей. Противные шуточки, но к ним притерпелись: одни спускали пар через них в рамках возможного, другие считали такие шутки нормой. Украина жила и с подавленным национальным чувством (хотя не все согласятся с «подавленностью»), живет и сейчас с раздутым национальным чувством (хотя одни сочтут его националистическим, а другие просто антикоммунистическим, а есть третьи, четвертые...). Одним комфортнее одно, другим другое. Но многие как жили рядом, так и продолжают жить. Это не плохо и не хорошо– это жизнь.

С развитием транспорта и средств коммуникации стираются границы государств и идей. Чем быстрее люди поймут, что нельзя принуждать к ценностям, что нужно учиться сосуществовать с разными ценностями, ограничивая контроль и защиту наиболее базовым из них– на жизнь и любовь, на право самоорганизовываться по другим ценностям и праву допуска других в зону влияния этих сообществ. И это право должно поддерживаться глобально извне. Не ценности каждой конкретной группы, а ценность защиты каждой группы, если она не претендует на агрессию в отношении других.

Опасения в отношении Путина-Трампа как нового Молотова-Риббентропа– это апофеоз традиционного мышления, подразумевающего подчинение одних другими. Жесткая внутриполитическая борьба в Америке– то же самое. Американская демократия не в состоянии принять победу нежелательного кандидата в демократической процедуре. Агрессивный поиск виноватых в этом везде вокруг, вплоть до России. В России свои тараканы. Разные страны Россия и Америка. Ментально разные. Но это не мешает людям жить и дружить в той мере, в которой один не пытается подавить другого.

Мир усложняется. Примат как биологическая основа в человеке требует простой и понятной стаи. А удержать большую стаю в логике малой невозможно. Спираль замыкается. Сбор мелких стай в огромную послушную больше не работает. Авторитаризм подчинения страхом остался в 20 веке. Рецидивы возможны, но, надеюсь, в виде фарса. Нечего делить сегодня Молотову-Риббентропу. Но до нового витка спирали развития придется дожить через агрессивные крики приматов.

Отправить комментарий