7 апр. 2013 г.

Мартышка и KPI


В системе оргуправления последнее время стали очень популярны KPI (Key Performance Indicators, или ключевые показатели эффективности, КПЭ) — система оценки достижения целей.

Логика KPI замечательно сочетается с операциональной концепцией постановки целей SMART, применения которой катастрофически не хватало советской культуре с ее практикой идеологической постановки целей. В период развала советской идеологии наиболее часто издевка над такой манерой постановки целей выглядела в виде цепочки «повысить, расширить, углубить» (с ударением на второй слог).

Казалось бы, тенденцию уйти от демагогических советизмов нужно только приветствовать, но все чаще ориентация на манипуляции числами во всех мыслимых и немыслимых ситуациях начала раздражать. Поскольку сначала у меня возникло напряжение в отношении KPI, а последующие ситуации с числоманипуляциями тоже претендовали на управленческие смыслы, у меня они все стали ассоциироваться с KPI, хотя, строго говоря, KPI являлись не все.

Эмоционально-фактологический экскурс, объясняющий поводы для рассуждений, выделен ниже курсивом.

Началось ощущение на сессиях по форсайту, где KPI произносилось с важным смаком на каждом шагу. Это напомнило мне ситуацию раннего развития ИТ, когда каждый пацан, приобщавшийся к программированию, примерно с такой же важностью произносил слово «драйвер». Проблема драйверов находится в поле внимание узких специалистов – получается эдакий пароль посвященных (драйвер – довольно специфическая программка взаимодействия с внешним устройством).

Похожее ощущение возникло, когда бурно обсуждалась проблема разных моделей НСОТ, хотя слово KPI при этом не произносилось. Однако попытка с помощью числовых манипуляций определить эффективность (или продуктивность?) работы учителя с прямым выходом на размер его зарплаты, однозначно увязался у меня с логикой KPI.

Недавно я критически оценивал исследование качества образовательных сайтов. Близкие чувства испытал 5 апреля, когда в рамках конференции ВШЭ прослушал несколько докладов, отражающих результаты других исследований в сфере образования. Результаты были любопытными, но все их объединяло ощущение странного увлечения манипуляциями с различными параметрами. Представленные в качестве итога закономерности были либо странными, либо отсутствовали. У меня при этом по поводу практически каждого исследования возникали гипотезы, лежащие в стороне от чисел, с которыми они манипулировали.

Возникает чувство, что поиск любой ценой KPI является маниакальной идеей современных молодых управленцев, даже в ущерб здравому смыслу. Я думаю, причина такого восприятия лежит в том, что управление по целям имеет смысл только тогда, когда проблема имеет концептуальное решение и по ней внятно определены цели. Когда проблема носит ресурсный характер, определение целей в логике SMART происходит довольно легко. Вероятно, для этого не всегда нужен отдельный этап.

Когда же проблема нересурсная, ценностная, превращение ее в SMART-логику может быть совсем неочевидно. Попытка проскочить этап моделирования ценностной задачи в управленческую приводит к несуразностям, которые тоже неочевидны, но коробят на интуитивном уровне.

Образование — очень сложное и многоплановое понятие. Оно носит и ценностный, и ресурсный характер, поэтому механистические манипуляции с параметрами могут быть любопытны, но к использованию их в качестве показателей эффективности нужно подходить осторожно. Особенно сейчас, когда налицо кризис системы образования и необходимо переоценить многие понятия и ценности.

PS. Неожиданно я получил подтверждение своих интуитивных ощущений в лице профессионала стратегического управления и коучинга в этой сфере – Марка Розина: «Я не только критикую и ставлю под сомнение стратегический подход к управлению, но и показываю, какие стратегические технологии работают и почему» («УСПЕХ БЕЗ СТРАТЕГИИ»).

Отправить комментарий