8 июл. 2013 г.

ВУЗы сильно разMOOCли?

Мне интересно, чем хорош и чем плох ВУЗ, чтобы увидеть перспективы или написать эпитафию.

Последнее время стали много уделять внимания перспективам профессионального образования в свете появления возможности бесплатно получить доступ к учебным курсам лучших вузов мира по сети Интернет. Особенно впечатлили планы массового охвата желающих получить высшее образование в логике MOOC.

Сразу возникли вопросы:

  • так ли хороша та краля?
  • могут ли наши ВУЗы что-то противопоставить?

Исследования эффективности, продуктивности, ликвидности модели MOOC я опускаю— она есть и уже от нее не отвертеться, независимо от принимаемых ею форм в дальнейшем.

Наиболее очевидным ответом стали срочные планы по созданию собственного дистанционного университета, претендующего на массовый охват желающих. Правда, если верить ВСЧ, «у нас что ни начнут делать, получается автомат Калашникова». А он хорошо знал, о чем говорил!

Мне бы не хотелось, чтобы болезненная тема MOOC заслонила суть моих рассуждений. Я не являюсь ни сторонником, ни противником этой модели. Я использую ее как повод для анализа состояния дел в высшем образовании и пересмотра их с целью повышения эффективности. К сожалению, наука и экономика сегодня не способствуют высокой мотивации к получению качественного образования, но, к счастью, она еще не иссякла в студентах. Надо максимально продуктивно ее использовать.

Изначально университет— точка концентрации интеллекта, предназначенного для обучения желающих и способных к интеллектуальной работе. Чтобы один интеллект мог обучить группу новых, он организует конвейер: лекции, учебники, задания. Важным аспектом становится личный контакт с гуру, но это, все же, побочный эффект технологии. В ряде университетов образовательный процесс предполагает непосредственное участие студентов в практической деятельности по специальности.

Данная модель сохраняется с минимальными отличиями до сих пор. Предлагаю присмотреться внимательнее и найти отличия, а также узкие места— не может быть, чтобы за столько лет ничего значимо нового не набежало!

Начнем с уникальности самого университета в стародавние годы. В наше время о том, что ВУЗов слишком много, даже вспоминать неловко. Ну, и о качестве тоже повторяться желания нет.

Лекторы в стародавние времена были «зубрами»— выдающимися специалистами в своем деле. Знания, которые передавались ими, были «с пылу с жару» и воспринимались с предельной достоверностью. Не каждый лектор в наше время может этим похвастать. В лучшем случае, современные лекторы неплохо излагают материал. Семинарские занятия ведут тоже, подчас, не ассы. Лектор-гуру встречается, но редко.

Осмысленность и польза большинства современных лекций обоснованно подвергается сомнению, т.к. их в подавляющем большинстве можно легко заменить видеозаписью. Если запись хорошо размечена, это даже удобнее для обучения, чем сквозной невозобновимый речевой поток. Для компенсации невозобновимости этого потока ведутся конспекты, но это слабая компенсация– ценность конспекта весьма условна, хотя отрицать ее тоже бессмысленно.

Учебники раньше были уникальным источником профессиональной информации, созданной в том же университете своими же учеными. Иных более качественных источников практически не было. Сравнение с аналогами было продуктивной научной работой. Сегодня учебник является неуникальным собранием информации по теме. Единственным его преимуществом является то, что он содержит информацию, которую будут спрашивать на экзамене. Научная ценность такого учебника ничтожна, образовательная— весьма ограничена.

Временный характер обучения в ВУЗе как подготовка к дальнейшей профессиональной деятельности уже давно не отвечает реальной статистике: доля специалистов, остающихся в профессии, полученой в ВУЗе, весьма низка. Даже практика обязательного распределения после окончания ВУЗа, существовавшая в советское время, сегодня исчезла. Болонская логика деления на бакалавриат и магистратуру спустила временной барьер переориентации еще ниже. По сути, диплом об окончании ВУЗа означает способность человека интенсивно работать головой. При этом большее значение имеет название ВУЗа (бренд), чем оценочный лист.

Сегодня образование не имеет временных рамок– образование необходимо постоянно поддерживать в тонусе, поэтому смысла в отдельном подготовительном этапе нет. Дополнительное образование уже успело наработать весьма продуктивный опыт. Его эффективность, на мой взгляд, намного выше классического очного образования. Тем более, что доля студентов, работающих параллельно с очным образованием, заметно возросла. Ряд ВУЗов целенаправленно так строят свое расписание, чтобы студенты могли работать. «Гранды» пока выше этого, но не вижу смысла прятать голову в песок– лучше осознать плюсы и минусы этих процессов, чтобы воспользоваться ими в целях повышения собственной эффективности. Гонор проявлять– большого ума не надо.

Некоторая уникальная образовательная ценность может содержаться в практических работах, особенно в случаях совмещения обучения с практической работой по теме. Что понимать под практикой– отдельная тема, как выясняется. Всем очевидно, что научиться оперировать без подзатыльников настоящего хирурга сложно. Берусь утверждать, что даже в сфере ИТ личное общение с профи невозможно заменить дистанционкой, хотя последствия отсутствия такого контакта менее болезненны, чем в случае с хирургом. Но даже дистанционно практика будет проходить не в таком массово-структурированном режиме, как в модели MOOC. Я понимаю практику как реальную, а не модельную деятельность– с реальной ответственностью и реальными результатами.

Проведем самоинтервью:

  • Зачем посещать ВУЗ? В чем можно выиграть при очном посещении по сравнению с обучением дистанционно? Кроме практических навыков и личных контактов, я не вижу ничего выигрышного.
  • Тогда чем отличаются выпускники разных ВУЗов с одной специализацией? Полагаю, практическими навыками, если не учитывать магию бренда (часто оправданную) и уровень однокашников: они изучают практически одни и те же курсы (бренд и уровень однокашников влияют на общий уровень специалиста, что выражается, как правило, в способности решать задачи, выходящие за стандартные рамки).
  • Можно ли предположить формирование таких же специалистов при наборе таких же учебных модулей в условно безымянных и разных ВУЗах или дистанционно? Думаю, да.
  • Есть ли тогда какой-то ущерб при чисто дистанционном обучении? Единственным, но существенным ущербом при чисто дистанционном обучении я вижу отсутствие непосредственного контакта с практикой и практикующими специалистами.
  • Есть ли тогда что-то, позволяющее выделить ВУЗу свой бренд? Полагаю, единственное, чем может выделиться конкретный ВУЗ– качеством практических навыков своих выпукников.

Таким образом, получается, что большие здания с помещениями для поточных занятий рискуют больше всего, если акцент теоретических занятий начнет перемещаться на индивидуальное изучение. Подобная перспектива довольно высока. Даже в школе зародилась и получает развитие модель «Перевернутый класс»– когда теорию изучают самостоятельно, а в классе совместно занимаются активной деятельностью на основе изученного и самостоятельно сделанного. Если эта модель будет активно развиваться, ВУЗам просто не останется ничего иного, как работать так же.

Я же думаю, что независимо от школьной практики ВУЗам нужно двигаться в эту сторону. Полагаю, сильным ВУЗом может оказаться маленькая научная или производственная лаборатория, сотрудники которой работают там и параллельно учатся. Но при этом старшие товарищи сознательно и целенаправленно погружают молодых и зеленых в секреты своего дела. А когда те вырастают, могут вполне квалифицированно выполнять соответствующий своей квалификации круг обязанностей и расти дальше.

Страхи относительно оккупации образовательного рынка западными MOOC-проектами при таком подходе оказываются несостоятельными, т.к. важнейшего элемента профессионального обучения– практики– они не дают. Более того, можно разгрузить себя от необходимости строить собственные теоретические курсы, а использовать их ресурсы. Самим же сконцентрироваться на практике, например, как это было только что описано.

Однако, такой подход уместен на старте. В свете необходимости обеспечивать независимость образовательного рынка и не зависеть от доброй воли зарубежного дяди, нужно иметь свою образовательную платформу. Кроме того, при наличии высокого уровня построения курсов, это еще и конкуренция за язык: если наши курсы и наша наука окажутся более эффективными, появится мотив изучения русского языка в мире. Сейчас об этом можно только мечтать, но было бы желание и амбиции.

Кроме того, в эпоху жуткого кадрового голода одним из крайне важных элементов подобной системы является база данных, содержащая образовательные траектории.

Если принять мою логику, нужно начать процесс вычленения единых учебных модулей в программах разных ВУЗов по разным специальностям. Эти модули должны быть стандартизованы. К ним должны быть разработаны КИМы. ВУЗы, заинтересованные в этих изменениях, должны сформировать траекторию для каждой специальности из стандартных модулей, минимально необходимую для итоговой квалификации, с учетом практических работ. Это позволит им вести кросс-вузовскую аттестацию со взаимозачетами.

Затем (или параллельно) можно начать формирование независимых квалификационных центров, которые примут на себя функции оценки прохождения данных модулей. Такими центрами могут стать некоторые ВУЗы, если качество их аттестации признают другие ВУЗы.

Наличие стандартных модулей откроет дорогу дистанционному их изучению с последующим зачетом для получения квалификации в соответствии с заявленной траекторией.

Самым ценным в этой модели является то, что она позволяет легко создавать новые специальности: ведь для них уникальными является несколько специфических курсов– остальные давно известны. При модульном обучении достаточно создать эти модули и заявить новую траекторию, включающую эти новые модули.

Обобщая изложенное, полагаю, что круг спирали вернулся к древнегреческим академиям: учитель и ученик должны встретиться для интересных совместных практических дел. Теорию, потребность в которой возникает в связи с этим, можно изучать самостоятельно. Чтобы ученик пришел и чтобы с ним было интересно, нужно формировать его задолго до юношеского возраста. Поскольку общеобразовательная школа движется к тем же моделям жизни, возрастные границы надо начинать стирать, а понятию «школа» возвращать смысл и интеллектуального досуга, и научной школы, а не безликого единообразного скучного отрезка времени до начала профессиональной деятельности.

Отправить комментарий