3 окт. 2014 г.

К стратегическим планам образования

Перед съездом народного фронта активизировалось обсуждение стратегических проблем образования.

Катастрофически последовательно многие обсуждения носят откровенно процедурный характер, хотя претензии произносятся планетарного масштаба. Не могу удержаться, чтобы не сформулировать свой взгляд на самые острые стратегические задачи образования.

  1. Необходимо осознать и начать широко обсуждать в обществе бесперспективность процедурного подхода к задачам стратегического развития образования.

    На протяжении нескольких веков решалась задача массового просвещения силами ограниченного числа образованных людей. Традиционная система образования строилась для решения именно этой задачи: силами небольшого числа грамотных людей обучить массу безграмотных. Всеобуч. Процесс шел от интеллектуального досуга наиболее образованных лидеров через миссионерство одиночек и узких интеллигентских групп до массового индустриального конвейера обучения.

    К середине 20-го века эта не всегда сформулированная, но очевидная для понимания, задача оказалась выполнена. За это время сформировалось и закрепилось множество стереотипов организации образовательного процесса, которые были правомочны и выстраданы для тех задач, но которые мешают осознанию и реализации новых.

    Одним из признаков движения к осознанию новых задач можно считать переименование ведомства, ответственного за просвещение, с использованием понятия «образование» и увязкой его с наукой. Однако переименования министерства оказалось недостаточно, т.к. система практически не изменилась: те же образовательные учреждения, с теми же связями и ролевыми взаимоотношениями. Прекрасный демократичный закон «Об образовании», принятый в 1992 году и законодательно закрепивший распределение компетенций, при котором образовательное учреждение получает право самостоятельно строить образовательную политику, оказался недостаточным для изменения системы. Пока у государства не было средств финансирования и оно не рисковало давить на школы, новые права позволили ряду творческих коллективов выстроить новые образовательные модели, которые до сих пор остаются важными ориентирами педагогического развития. В то же время, многие другие школы, в которых не оказалось сильных и творческих коллективов, утратили качества, которыми обладали школы советского периода. По мере появления государственного финансирования все предусмотренные новым законом права оказались подмяты административным давлением в традиционном управленческом ключе и давление продолжает нарастать. Полагаю, это связано с тем, что старая модель управления неспособна справляться с многообразием образовательных форм, запрос на которое (многообразие) очевиден и неизбежен. Естественное стремление удержать управляемость проявляется в том, что система усиливает давление на нестандартные педагогические проявления.

    Поскольку в новых образовательных нормах так и не были заявлены новые цели системы образования, не определены заказчики образования, с функциями которого государство перестало справляться уже давно, не выстроены иные модели взаимодействия участников образовательного процесса, старая модель продолжает бороться со всеми разрушающими ее модернизациями. Попытки процедурно, без системного анализа привнести в систему образования модели бизнес-управления без базовых установок целеполагания привели к обилию надуманных и неадекватных методов, разрушающих старую систему и не формирующих новую. Само название «образование», обладающее высокой неоднозначностью смыслов, внесло дополнительную путаницу и размыло задачу осознания новых целей и задач общества в сфере образования. Практически все, что в нормативных документах относят к образованию, является обучением. И это не просто слова, т.к. от вкладываемого в них смысла зависят модели взаимодействия. Чем четче и однозначнее смысл слов, тем меньше разночтений и недоразумений.

    Таким образом, ключевой стратегической задачей я вижу выработку в обществе новой системы образования с нормативно определенными заказчиками разных типов, целями, задачами, новой структурой участников и моделью их взаимодействия. И основную энергию критики современного образования я бы старался направить именно в этом конструктивном русле. Мои идеи построения новой системы образования давно опубликованы. Но для выработки общественного консенсуса нужно несколько вариантов и подходов.
    Особо хочу подчеркнуть, что задачу создания новой системы образования нельзя поручать министерству. Не потому, что оно плохое или что там плохие специалисты, а потому, что задача министерства– управлять действующей системой. Новую систему должно формировать общество. Нельзя изменить систему из самой системы– нужен взгляд извне!

  2. К формулированию тактических задач нужно подходить из понимания стратегических целей.

    Когда и если осознана стратегическая задача по созданию новой системы образования и осознан ее планетарный масштаб, ибо проблема затрагивает все развитые страны, можно и нужно рассуждать о тактических задачах, т.к. процесс образования непрерывен и затрагивает все общество, а создать новую систему образования ни завтра, ни за месяц, ни за год мы не успеем. Но для этого важно наметить хотя бы ориентиры стратегии. Я убежден, что главным стратегическим ориентиром является многообразие образовательных форм и всяческая поддержка моделей, позволяющих строить индивидуальные образовательные траектории, программы.

  3. До выработки целостных стратегических планов нужно поддерживать такие тактические (процедурные) предложения, которые не ломают старые стереотипы поведения, но позволяют развивать новые. Однако это справедливо, в первую очередь, для общего образования. Профессиональное образование требует срочного вмешательства и оно требует тоже системной ломки. Без нее система уже сейчас не отвечает потребностям бизнеса. Низкая мотивация к обучению в школе, в значительной мере, связана с проблемами следующего уровня образования.

Под таким углом зрения предлагаю в числе приоритетных тактических задач общего образования рассмотреть следующие проблемы:

  • Проблема №1– бюрократизация всей системы образования, в том числе и прежде всего, с использованием современных информационных технологий.
  • Подавление педагогических инициатив в угоду надуманных критериев оценки качества образования, заимствованных из ресурсной легко формализуемой бизнес-сферы, подчинение образовательной логики финансовым правилам на основе этих привнесенных критериев.
  • Отчуждение всех участников образовательного процесса друг от друга с опорой на сомнительные формальные правила с неизбежным снижением мотивации, без которой сам образовательный процесс теряет смысл. Попытки приписать это отчуждение понятию «образовательной услуги», хотя сама модель отношений в форме услуги нигде, кроме образования, не несет негативного подтекста.

Мой список первоочередных задач:

  1. Обеспечить предусмотренное законом соблюдение зон компетенции всех участников образовательного процесса. Сегодня считается нормой вмешательство органов управления в зону компетенции образовательных организаций. Если бы прокуратура или иные органы власти столь же пристально наблюдали за распоряжениями муниципальных и региональных органов управления образованием, как они это делают с образовательными организациями, появился бы шанс обеспечить защиту директоров от ретивости их учредителей в вопросах, которые не лежат в зоне их компетентости. Тем самым, условия для организации образовательного процесса заметно бы облегчились.

  2. Ограничить вмешательство органов управления в распоряжение финансовыми средствами образовательных организаций, в том числе, обеспечение их электронными средствами, информационными системами. Все выделенные средства должны поступать в бюджет образовательных организаций, а их консолидированное использование в интересах развития централизованных моделей и систем должно формироваться исключительно по их инициативе.

  3. Исключить практику навязывания информационных систем. Для сбора данных мониторинга, формирования централизованных государственных баз данных предусматривать открытые протоколы обмена данными, чтобы обеспечить широкие условия конкуренции информационных систем независимо от системы сбора данных.

  4. Наказать Минобрнауки РФ срочно заняться ревизией нормативной базы документооборота с учетом применения электронных средств, электронной подписи, нормированием отчетности и сбора всевозможных данных мониторинга. В настоящий момент имеет место полная неразбериха со ссылками на старые нормативные документы. Чтобы отчетливо ориентироваться в нормативном поле, нужно быть специалистом, что далеко не каждая школа может себе позволить.

  5. Нормативно закрепить требование о необходимости согласования до начала учебного года плана всех мероприятий, в которых требуется отвлечение сил и средств образовательного учреждения от организации образовательного процесса. Любые вмешательства в согласованный план извне в течение учебного года, кроме форс-мажорных, касающихся безопасности, должны быть запрещены и наказуемы.

  6. Наказать Минобрнауки РФ защитить образовательные организации от непрофильных обязанностей, вмененных им новым законодательством, но находящимся абсолютно вне сферы деятельности образования. В том числе и прежде всего, подготовить изменения в законы, налагающие неправомочные обязательства на образовательные организации, например, по контролю за Интернет-трафиком. Разработать рекомендации и процедуры по организации работ для реализации непрофильных обязанностей, пока и если они остаются на ответственности образовательных организаций, например, по защите персональных данных.

  7. Разделить структуру образовательной организации на независимые структуры обучения и жизнеобеспечения. Это позволит, с одной стороны, сохранить отработанные технологии управления и контроля за обеспечением безопасности и здоровья обучающихся и, с другой стороны, вывести из под мелочного контроля образовательную составляющую. С руководителем образовательной структуры может заключаться срочный договор, в рамках соблюдения которого он будет защищен от необоснованного увольнения, поскольку не будет сотрудником учредителя. Для большинства образовательных организаций такое деление на первых порах пройдет формально и не окажет заметного влияния на устоявшиеся отношения. Для некоторых школ это позволит вернуть условия свободного образовательного развития. Кроме того, такое деление облегчает задачу гибкого перераспределения ресурсов между образовательными задачами без насильственных объединений, за которые высказывают претензии, в частности, в адрес Департамента образования Москвы.

Отдельно хочу обсудить проблему ЕГЭ, поскольку именно он сконцентрировал на себе весь негативный эмоциональный заряд критиков ситуации в образовании...

–> Вынесено в отдельный пост

PS. 28.5.2015 прочитал на круглом столе Общероссийского гражданского форума доклад «Антикризисная модель образования, согласующая интересы и ответственность всех участников» (подробнее о модели)

Отправить комментарий