11 июл. 2016 г.

Учить или учиться

Именно это граница, по которой проходят наиболее агрессивные дискуссии о перспективах системы образования. Отличие не лингвистическое, а сущностное– где локус контроля: на том, кто учит, или на том, кто учится?

Чем больше сторонники одной позиции приводят доводов в пользу своего подхода, тем больше раздражаются сторонники противоположного. Доходит до обвинения во враждебности и вредительстве противоположной стороны. И это совершенно справедливо, ибо эти подходы– антиподы! Можно ли их примирить? Можно ли уверждать однозначно ошибочность одного из этих антиподов?

Не лишены основания оба похода, потому что далеко не все дети расположены к самостоятельной образовательной активности, зато расположенные к ней в традиционной школьной модели чувствуют себя дискомфортно и неоправданно тормозятся в развитии.

Эта дискуссия имеет только один продуктивный выход– институциализация заказчика образования. Согласно части 4 статьи 43 Конституции РФ ответственность за получение детьми основного общего образования возлагается на родителей. В законодательстве ответственность родителей ограничена правом получать информацию, представлять интересы несовершеннолетних детей в качестве стороны образовательных отношений и выбирать место обучения. При этом прием в школу ограничен территориальными приоритетами, возможности образовательного выбора определяются управляющими структурами системы образования, а не родителями.

В результате, родители и педагоги в логике вертикального управления, принятой в стране, пытаются навязать государству через гражданские инструменты те подходы, которые им кажутся более правильными. Надежды на возможность спокойного выбора не «через голову» местных органов власти нет. Отсюда война за мнение высшей власти с обвинениями противоположной позиции вплоть до риторики сталинских времен.

Для обсуждения значимы деятельностные позиции участников. Модель ИРО (исполнитель-разработчик-открыватель) предполагает значительную неравномерность ролевых подходов: подавляющее большинство в обществе являются исполнителями и настроены консервативно, однако прогресс общества определяют разработчики и открыватели.

  • Если в этой дискуссии побеждает большинство (похоже, судя по принимаемым властью решениям), то ситуация консервируется и страна гарантировано остается в аутсайдерах прогресса.
  • Если побеждают новаторы, то стресс консерваторов выплеснется наружу и любая ошибка новаций будет подаваться как сознательное вредительство (что и происходит сейчас).

Единственный мирный выход– создать такую систему образования, которая позволяла бы учесть разные взгляды на образование, обеспечить саморегуляцию спроса и предложения, чтобы традиционалисты могли спокойно отдать ребенка в школу, где реализуется классическая школьная программа, а сторонники активной образовательной позиции ученика могли бы отдать ребенка в школу с широкими возможностями выбора и заметно большей ответственностью за результат ученика и родителей. Сам выбрал– сам отвечаешь. Сегодня такие родители вытесняются за рамки государственной школы.

Главное условие работы такой системы– независимая внешняя оценка: только ее результат должен являться основанием для любых конкурсных процедур со школы до поиска вакансий в пенсионном возрасте. И тогда она становится актуальна не в общем строю ЕГЭ/ОГЭ, а когда нужна квалификационная оценка самому испытуемому. Тогда навязший на зубах спор о едином экзамене исчезает в новой структуре, вырастающей на богатом опыте ЕГЭ.

Мое предложение о новой системе образования опирается на идею разделения школы на обслуживающего и обучающего субъектов. Отличие обслуживающего субъекта от современной школы в том, что у него отделяется функция обучения в независимую структуру. Независимый образовательный субъект действует на конкурсной основе в течение ограниченного срока на территории обслуживающего субъекта. Конкурс проводит заказчик образования, в роли которого могут выступать, в том числе, ассоциации родителей.

Отправить комментарий