15 сент. 2016 г.

Партия как чужие штаны

Чем ближе выборы и чаще скандальные истории, тем острее чувствуешь терзания своей беспартийности: что выборы единственный шанс что-то свое внести в политический процесс страны, давно известно. Неизвестно, насколько он шанс («неважно, как голосуют, важно, как считают») и насколько сам этот процесс эффективен и целесообразен для политики.

Да, можно буйно наблюдать на выборах, что заметно усложнит некорректные манипуляции. Да, известно, что «демократия это наихудшая форма правления, за исключением всех других» (Winston S. Churchill: «Democracy is the worst form of government, except for all the others»). Но наблюдательство не может устранить манипуляции с голосами полностью– я наблюдал в 2012 и понял, что при желании нас можно было обмануть. Но безвыходность политической системы – плохой мотиватор. Я, как склонный к перфекционизму, терпеть не могу вынужденные бессмысленные действия: если делать, то со смыслом и с пользой.

Что мне не нравится в партиях?

Что это способ наглядной «цветовой дифференциации штанов»: штамп принадлежности, система «свой-чужой», коллекция поведенческих маркеров в разных символьных представлениях– в виде терминов, изображений, знаковых фамилий, звуковых шаблонов. Подавляющее большинство ни на что другое не реагирует. По какой причине человек оказался в той или иной «партии», вопрос второй. Главное, определить, кто свой, а на кого гавкать или, спокойнее, от кого дистанцироваться. Это справедливо даже для тех, кто называет себя либералами, хотя, по смыслу, они должны быть самыми лояльными к чужому мнению. Видимо, не все: тех, кто стал поводом для таких упреков, оказалось достаточно.

Дальше все желательно закрепить обрядовыми процедурами, чтобы легче было идентифицировать своих. Лучше всего это отработали в организационном прообразе партий– в религиях: там самые ярые поборники церкви редко в состоянии содержательно обсуждать смысл и аргументы, зато идеально знают обрядовую сторону и загрызут по первой команде любого их нарушителя. Вечные войны между разными конфессиями, часто кровавые,– лучшее тому доказательство. Особенно на фоне признания практически всеми, что Бог един.

Виноваты ли руководители правящей партии в целенаправленном использовании административного ресурса на выборах, публикуемых последнее время и ранее? Легко допускаю, что нет. Кто составляет правящую партию? Кто видит в ней ресурс карьерного роста. Обосновано? Конечно! Львиная доля членов КПСС вступала туда именно за этим. Ленин об угрозе притока в правящую партию безыдейных карьеристов писал еще 100 лет назад. Чем сейчас стало лучше? Только хуже: тогда была впечатляющая идея и выше была доля «верующих в идею». Сейчас такая вера уже даже неприлична. Да, и идея партии порождена самой властью для поддержки себя-любимой, о чем честно и открыто нам напоминают из всех рекламных роликов. И в чем их упрекать? Что они хорошо понимают риски и перспективы? Если обеспечит успех своей партии, никто не будет разбираться, как и почему. Если провалит– аналогично. Кто не рискует...

Другие партии лучше? Нет. Они могут быть менее авторитарны, если они немногочисленны, но по мере роста неуклонно падают вероятность быть довольным их политикой и возможность влиять на нее.

Как влияет на развитие общества количество партий?

  • Если партия одна, меньше грязи на выборах с очернением других.
  • Если партий 2 и они примерно равновелики, то общество штормит меньше всего, ибо разница для простых граждан невелика– идет соревнование между верхушками этих партий. Обеим верхушкам честно наплевать на всех остальных, кроме манипуляций с поголовьем. Текущие выборы в США наглядно показывают, что 2 партии не освободили их от необходимости выбирать «от противного».
  • Если их больше 2, то повороты могут быть более заметными при смене правящей партии, но вероятность смены ниже, кроме совсем провальной политики. Если использовать новые технологии информационной «дымовой завесы», когда рядовой гражданин не в состоянии достоверно отличить правду от лжи (особенно, если это полуправда), то подавляющее большинство предпочтет позицию «от добра добра не ищут». Посему всем конкурентам остается только «черный PR». Чем мы и наслаждаемся. Если же партии разумно распределены власть имущими по секторам электоральных предпочтений и между их верхами заключены здравые управленческие соглашения, то видимость политической жизни налицо, а «верблюд идет».

Остается выбор, подыгрывать или язвительно посмотреть сбоку? Или, независимо от симпатий, постараться внести разнообразие в этот политический пасьянс, понимая, что в человеческих отношениях невозможно управлять абсолютно всем? Что когда-то что-то все равно пойдет не так, как планировалось? Значит, внося в расклад сил большую вариативность, приближать момент развития? Тогда нужно понять, кто из альтернативных политических сил самостоятелен, а кто в согласованной игре? А есть ли они вообще, самостоятельные и конструктивные?

Кто агрессивно кричит о «прогнившем режиме» хорош только для тех избирателей, кто готов «прогнивший режим» сносить любой ценой и потом, в случае сноса, поддерживать любой ценой новый. Понимают ли такие избиратели, что для сноса нужны одни компетенции, а для строительства совсем другие? Понимают ли они, что подавляющее большинство готово на снос только в безвыходной ситуации? Помнят ли они, что к власти обычно приходят не те, кто задумывает и делает подобные сносы «любой ценой»? Дай Бог Украине сил и здоровья, но прививку от «любой цены» они России освежили. «Мы за ценой не постоим» и так для нас норма. Только в 20 веке, навскидку, -05, -14, -17, -38, -39, -41, -68, -85, -91, -93... Но и «вагон качать» тоже не все готовы под «лишь бы не было войны».

На всех предыдущих этапах убеждал друзей и знакомых, что попытки изображать из себя политолога– лучший способ помочь манипуляторам-политологам, т.к. именно на эти мотивы они и ориентируются. Альтернатива, исповедуемая мной,– ничего не рассчитывать и голосовать, как душа просит. Помните из 90-х, «голосуйте сердцем»? А если ни к кому не лежит сердце? Дарить тем, кто «строем», «как надо»? Остается метод «от противного»– во всех смыслах этого слова. По мне, чем больше здравых и независимых альтернатив в Думе, тем лучше. Тем вероятнее в будущем «выбор сердцем», а не «от противного».

Есть ли альтернатива?

По мне, в созданной большевиками схеме формирования Советов содержательного смысла больше. Но практика советской власти показала, что и эта схема легко подминается при желании. Смысл там в выдвижении не абстрактных партийных «штанов» в лице персонажа из списка, лично неизвестного избирателю, а конкретного человека, которого избиратель знает и доверяет ему выбор следующего уровня. Но такое делегирование может работать только в случае полной независимости всех участников на всех уровнях. Как только независимость исчезает, исчезает весь эффект доверительности и ответственности. А с ними и демократии представительства, что мы наблюдали много лет.

Мне принцип доверительности представляется более продуктивным и ответственным. В прямой демократии мы неизбежно становимся заложниками консервативного выбора, ибо подавляющее большинство населения биологически консервативно. Но даже отстаивать модернистские позиции продуктивнее против тех консервативных представителей, которые более образованы и подвержены воздействию сложных аргументов. И людям, которые отдают себе отчет, что они не очень разбираются в тонкостях управления, было бы спокойнее делегировать свой голос тем, кому они доверяют.

Риски делегирования понятны: что мешает, например, просто перекупить голос у того, кому выбор безразличен? С другой стороны, в век резкого ускорения всех процессов остается все меньше времени на раскачку. Если придумать надежный механизм ответственного делегирования, партии можно безжалостно распустить– смысла в них не остается. Может, модные blockchain помогут?

PS. Про ягодки после выборов

Отправить комментарий