28 сент. 2016 г.

Лезвием бритвы

Столкновение произошло не вокруг голых девочек, а между либеральными свободами и общинными правилами: закон или мораль? Что первично, если есть разночтения? Имеет ли человек право смотреть и делать то, что он сам считает нужным в рамках действующего законодательства, или только то, что в обществе считают допустимым?

Революция в обществе произошла в 80-е, когда был провозглашен принцип «разрешено все, что не запрещено». До этого было наоборот: «запрещено все, что не разрешено». Это не было провозглашено явно, но по факту было именно так и закреплено в литературе сакраментальным «как бы чего не вышло». Этот принцип работает до сих пор, как минимум, в школе, например, в отношении отмены традиционных классных журналов на бумаге: в начале 2012 были сняты все возможные сомнения письмом министерства, но до сих пор по всей стране бьют челобитные начальству всех уровней с просьбой их отменить.

Последние годы, после митингов на Болотной и серии ответных «антиболотных» мероприятий, начался обратный накат на либеральные представления о правах гражданина с позиции общественной морали, как правило, с опорой на православные каноны. Как грибы после дождя, начали на законодательном уровне появляться всевозможные запреты, причем, как в старые добрые времена «по многочисленным пожеланиям трудящихся». Чтобы не было сомнений в «многочисленности», эти пожелания активно популяризируются в СМИ. Поскольку носители традиционных ценностей богато представлены в Государственной Думе, часто и многочисленность не нужна– достатчно права законодательной инициативы.

Понятие «либерал» стало ругательным– видимо, в качестве компенсации за слишком позитивный фон во времена правления «демократов». Негативную оценку агрессивные носители либеральных тезисов честно заслужили, ибо вели себя, как большевики. Как большевики опошлили идеи коммунизма, так наши демократы опошлили идеи либерализма. Люди склонны опошлять декларируемые убеждения. Подчеркиваю, либеральные «тезисы», а не ценности, потому что ключевая либеральная ценность– уважение чужого мнения, даже если оно в меньшинстве и отлично от мнения либерала: «Я не разделяю ваших убеждений, но готов умереть за ваше право их высказывать».

Закон маятника хорошо объясняет реванш многочисленных сторонников традиционных российских взглядов, опирающихся на православие и общественные ценности. Если от религии я далек, то ценности общественных групп как субъектов вполне уважаю и считаю, что они незаслуженно просели в лихие 90-е. Мне грустно, что их переоценка происходит часто в извращенной форме и чаще всего с опорой на религиозный фундамент. Стоит признать, что общественной активности не хватает. Утраченный в советское время общественный контроль за безбилетным проездом, за уличными конфликтами, антиобщественным поведением нам бы совсем не помешал. Сейчас даже сложно поверить в советскую модель билетных касс в транспорте!

Важно осознать, что не бывает абсолютного либерализма. Любой либерализм отстаивает право личности без ущерба другой личности. Не должно общество вмешиваться в мой внутренний мир, гей я, православный, мусульманин, педофил или дух святой– важно мое реальное поведение в отношении других людей. Баланс между личным и общественным в разных обществах может быть разным. Но он должен быть. Его можно обсуждать, подвергать сомнению, менять постепенно в соответствии с изменениями в обществе. Но его нужно беречь и изменять очень осторожно, чтобы он помогал взаимодействию и отношениям людей, а не порождал конфликты.

Никто не знает внутренних переживаний человека, смотрящего на фотографию оленя или голой девочки. Искусство и есть язык неявных переживаний, которые выражаются в различных формах и которые каждый может переживает по своему. Если переживания затрагивают многих, почитателей много. Если они очень индивидуальные, почитателей мало. Здоровые переживания возникают у человека или больные– это зависит, прежде всего, от его воспитания и психики. Произведения, провоцирующие заведомо негативные проявления, предусмотрены в законе и запрещены. Для них существует закон и привлекаются эксперты. Все остальное не может подавляться общественным мнением– это уже мракобесие. Человек– самое гибко приспосабливающееся к чему угодно существо, поэтому ничего фатально вредного для него как биологического вида не бывает. Все правила, принятые в обществе, условны: они вредны или полезны только при наличии самих правил. Значит, ничего трагичного в их нарушении нет. Зато конфликт вокруг любых правил для конкретных людей, участвующих в нем, гарантированно вреден. Поэтому важнейший принцип– «не навреди».

Складывается впечатление, что общество либо специально сталкивается по разным основаниям, либо власть не осознает рисков нагнетания противостояния. Чем выше уровень культуры общества, тем меньше требуется законов и запретов, ибо закон– это подпорка общественной морали: где общественной морали недостаточно, приходится привлекать государственную власть. Культура– это повседневность, ежедневная рутина, а не фото-, видео-, аудио- события в исполнении известных маэстро. Любопытно знать, блюстители морали, возмущенные выставкой с грифом «18+» и принудившие ее закрыть, используют ненормативную лексику в повседневной жизни в общественных местах? Офицеры-то? А поддержавшие их, пресекают столь же рьяно матершинников в общественных местах? Бросают мусор на месте проведения пикника? Или вывозят чужой мусор? Загораживают выходящим из транспорта проход в стремлении побыстрее самим туда впрыгнут и занять свободное сидячее место? Нежничают у всех на виду, подчас демонстративно, или пресекают такие непристойные с позиции общественной морали проявления?

Если сейчас начинают буйно поднимать вопросы морали, важно поставить первейший вопрос– уважение к другому. Он может быть религиозен или настойчиво рвет проявления любых внешних ограничений, разной сексуальной направленности, разного темперамента... но он должен с уважением относиться к взглядам другого и не получать в ответ неоправданных ограничений в своих правах и желаниях. В качестве другого может выступать и групповое мнение: если не принято в данном обществе стрелять из окон во время свадьбы, то не нужно стрелять, даже если очень хочется. Или играть свадьбу там, где стрельба принята. Если не принято в обществе ходить в хиджабе, придется жить так, как принято, или искать другие места, где к хиджабу претензий нет. Но и принуждать человека к определенным групповым формам поведения недопустимо. Если общество светское и организовало закрытую выставку в соответствии с законом, нужно любых воинствующих общественников жестко наказать за моральный и материальный ущерб. Сомневаешься в законности– обращайся в органы власти с жалобой.

Пафос общественных проявлений нужно направлять на повседневные отношения людей. Начнем искоренять повседневные нарушения морали, развивать культуру человеческих отношений, беречь нервы и желания друг друга, предотвращать неоправданные вмешательства в культурное пространство друг друга бранью, мусором, непристойным поведением... И удивительным образом исчезнут сомнительные конфликты, как случилось с выставкой, потому что при наличии взаимного уважения такие конфликты невозможны, потому что демонстрировать невоспитанность станет стыдно– как со стороны абстрактного маэстро, так и со стороны его зрителей. И ограничения в законе нужно ограничивать: чем больше ограничений в законе, тем признается слабее культура общества.

В заголовке я обыграл известное произведение И.Ефремова, в котором он высказал гипотезу, что красота– это подсознательное восприятие эффективности. Это же словосочетание обычно означает тонкое действие, требующее филигранного баланса. А еще лезвием бритвы бывает необратимо портят то, что другие считают важным. Культура, особенно в условиях социальных трансформаций,– очень тонкая материя, которую трудно удержать на высоте и легко свести к пошлой формальности. От культуры драматически зависит эмоциональное качество нашей жизни. Нам очень важно научиться держать баланс. Например, обращаясь к иллюстрации этого поста, как хранителям православных традиций комфортно сосуществовать с теми, кто считает любую религию анахронизмом, вяжущим руки? Полагаю, нужно это делать, уважая чувства другого, а не просто защищая свои.

Отправить комментарий