26 февр. 2016 г.

Услуга или насилие?

Многочисленные дискуссии часто сталкиваются в ценностном противостоянии об образовании как услуге. Вторым планом услуга представляется:

  • у одной стороны– учеником как потребителем услуги в контексте «что изволите»,
  • у другой– помощью в реализации образовательной потребности ученика.

В качестве альтернативы услуге называют разные варианты, но наиболее точным мне показалось определение Дмитрия Куликова на круглом столе (58-я минута), что образование– это насилие (не в контексте ремня, а в контексте принуждения). И цель этого насилия– воспроизводство всего социально ценного нашей страны.

В представление о насилии прекрасно вписывается частое утверждение, что обучение– это труд, а не развлечение, что нужно привыкать к трудностям, чтобы потом в жизни не было неожиданностей. Противопоставляя сторонникам разнообразия и выбора жизненные реалии, противники образования как услуги пугают неспособностью учеников к осознанному выбору и отказами от усилий по обучению без насилия.

Если опираться на деятельностную модель А.Н.Леонтьева, следует принять, что дискуссия носит не понятийный, а сущностный, ценностный характер:

  • если обучение проходит в режиме насилия, необходимости следовать внешней программе, в учениках формируется модель ведомого поведения, ибо любая иная входит в конфликт с образовательной средой;
  • если обучение проходит в режиме услуги (выбора), формируется модель осознанного ответственного поведения, ибо любая иная приводит к ситуациям проигрыша.

Если в той же логике рассмотреть издержки:

  • в режиме насилия

    • конфликтные ученики (сильные субъекты) находятся в стрессе от ограничений, поэтому ломаются или научаются противостоять негативным обстоятельствам;
    • лояльные ученики получают максимальную поддержку;
    • наиболее массовая часть научается лояльности и навыкам уклонения от насилия (нарушениям правил без последствий);
  • в режиме услуги (выбора)

    • активные ученики имеют возможность максимально реализовать свои интересы, в том числе, вне школы;
    • пассивные ученики находятся в стрессе от необходимости принимать самостоятельные решения и научаются , в том числе, использовать более активных в качестве своих ведущих;
    • наиболее массовая часть как-то распределяется между этими полюсами.

Полезно оценить, какие образовательные потребности формируются при обоих вариантах:

  • в режиме насилияизбежать избыточных усилий, но сдать экзамен;
  • в режиме услуги (выбора)что бы выбрать и ничего интересного не упустить.

Взрослые люди будут отстаивать в образовании те ценности, которые понятны и комфортны им. Представление об образовании как культуре именно здесь проявляется наиболее явно– каждый постарается провести в жизнь свои представления о культуре:

  • кто учился под нажимом и без него старательно увиливал от занятий, иного образования не поймет
  • кто в обучении видел возможности развития, примет выбор в образовании как норму

Тут и цели образования выглядят более рельефно:

  • Нам нужны капризные в выборе собственного пути фантазеры
    или лояльные исполнители?


  • Нам нужны готовые к ответственности за свой выбор и требующие того же от других
    или воспринимающие ответственность как наказание и относящиеся к чужой ответственности в логике «повезло/не_повезло»?


  • Нам нужно воспитание как осознанная модель поведения
    или как продукт пропаганды правильного поведения, которое можно втихую нарушить?

Отправить комментарий