19 янв. 2017 г.

Расфокусировка университетов

От того, как будут менять концепцию высшего образования, зависит изменение многих общественных институтов в стране. Подходы излагают самые разные. Есть риск, что пойдут либо по самому простому в конкретной ситуации пути, либо по самому экономичному в логике текущих бюрократических реалий. Направление изменений критично, поэтому тоже решил поучаствовать во всеобщем параде предложений.

Рамку рассуждений мне задают свежие публикации Дмитрия Пескова (АСИ) про чисто сетевую концепцию университета НТИ и Олега Бочарникова про первичность культурного аспекта для университета. Более традиционными векторами можно считать проекты 5-100 и «Открытый университет».

На меня в полной мере не ложится ни один из этих подходов, хотя многие технологические аспекты близки. Тонкость, на мой взгляд, в общей концепции. А она складывается постепенно по мере обсуждений и наблюдений. Некоторые важные аспекты будущей системы я отразил в статьях «Манифест новой системы образования: от просвещения к образованию» и «Карта знаний может перевернуть высшее образование». В первой рассмотрены общие контуры системы без концентрации на высшем образовании, а во второй только один технологический аспект– замена устаревшего образовательного ценза (в виде неинформативного диплома) профилем освоенных дисциплин на карте знаний.

Здесь я хочу обратить внимание на необходимость пересмотра логики построения высшего образования и места в нем университета.

Для разбора стереотипов нужно возвращаться в исходную точку сборки модели и пересматривать ее с учетом новых условий. Университет стал точкой пересечения нескольких задач:

  • формирование новых знаний (наука),
  • клуб интеллектуалов по обсуждению разных сложных проблем,
  • место для обучения.

Круг лиц, круг тем, уровень специализации позволяли все это выполнять в сравнительно небольших учреждениях– университетах. По мере роста, можно было создать новый. Таким образом, университет был элитарным местом с позиции науки, культуры, образования.

Но со временем учреждение нового университета перестало отвечать исходным задачам. Постепенно главным продуктом университета стало, по факту, высшее образование– приобретение профессиональных компетенций. Научный аспект университеты начали решать по разному. Сочетание науки и обучения уже не может иметь единого подхода в силу больших объемов задач в каждом направлении. Баланс каждый университет решает в своей логике. Философские дискуссии стали скорее исключением, чем практикой. Аспект культуры, о котором пишет Олег Бочарников, выглядит наименее очевидным в современной практике, если рассматривать его не как неотъемлемый аспект жизни университета, а как один из управленческих показателей внимания.

Задачи, которые решал узкий круг интеллектуалов в университетах, сегодня стали охватывать все общество:

  • все должны учиться всю жизнь
  • все участвуют в обсуждении самых разных проблем
  • наука проникает во все и представляет собой многоуровневую структуру с огромным количеством участников

Таким образом, можно утверждать, что университет разросся на все общество и требует более тонкой настройки:

  • либо упразднить университет как сущность, которой больше не существует, чтобы не путать ее с первыми университетами,
  • либо переосмыслить его в новых условиях, сохраняя ключевые аллюзии к первым реализациям.

Подозреваю, что общество морально не готово исключать университет из современной культуры как традиционную и уважаемую сущность, но тогда нужно выбрать эти ключевые аллюзии и исключить из университета остальные.

Ключевой аллюзией к классическому университету я считаю яйцеголовую элитарность: место сбора любителей напрягать мозги самыми разными проблемами науки, культуры, образования. Элитарное «PR-агентство академий наук и искусств», излагающее самые сложные и творческие задачи на доступном для нетупых непрофессионалов уровне. Но предполагающем мотивированное погружение и изучение с возможностью более плотного подключения. Не попса. Таким образом, я близок к позиции Олега Бочарникова.

Крайне важно отказаться от идиотской бюрократической затеи называть все высшие образовательные организации университетом. Высшее образование сегодня является деловой нормой большинства, необходимое для успешного позиционирования на рынке труда. При чем тут университет? Я бы университетом называл редкие многопрофильные учреждения, где занимаются наукой и обсуждают самые разные ее направления, независимо от направленности научной работы каждого. В нем должны работать ученые и становиться учеными. Хотя работать и становиться учеными можно не только в университете, но и в аспирантуре, в научных учреждениях.

Достаточно ли переименовать университеты обратно в институты, как было в советское время? Хорошее по смыслу слово: «Разновидность организаций, цели которых обращены в будущее».

Полагаю, нужно внимательнее рассмотреть задачи обучения и строить организационные структуры с учетом современных реалий. Прежде всего, следует признать, что в высшем образовании закрепилось представление об обучении как преимущественно лекционно-семинарская деятельность. В то же время, при наличии современных информационных технологий такая организация работы является предельно неэффективной. Изучение теории можно и нужно переводить в формат «перевернутого класса» для самостоятельного изучения теоретических основ с возможностью очно разбираться с возникшими вопросами и проблемами. Это, помимо повышения эффективности работы преподавателей и студентов, позволяет отказаться от вступительных экзаменов– кто угодно может осваивать по сети теоретические основы, было бы желание. Очное общение возможно только с успешно осваивающими программу по практическим поводам.

Оценку освоения дисциплин, изученных любым удобным для обучающегося способом, нужно проводить в независимом центре оценки. Проще всего их создавать на базе действующих вузов в логике неизбежной диверсификации их деятельности.

Что касается названия «институт», я не вижу разницы между способами обучения в традиционном институте и в школе, кроме тематики программ. Учитывая, что школа движется в сторону индивидуализации образовательных программ, нет никаких причин разрывать эту логику после старших классов. Более того, если перестанут всех детей одного возраста жестко вести по единым для всей страны программам, а дадут право выбора, многим не потребуется 11 лет для освоения общеобразовательной программы. Уже известны примеры изучения школьной программы за 1-2-3 года при мотивированном обучении. Это значит, что остальное время ученики могут осваивать с неменьшим успехом что-то еще полезное, в том числе курсы высшей школы. Почему бы все теоретические дисциплины вузов не считать профильной школой? По крайней мере, уровень бакалавриата ничто не мешает сбросить из вуза в профильную школу. Думаю, и магистратура в теоретических аспектах может осваиваться в том же режиме.

Что тогда остается институтам?

  • Построение индивидуальных образовательных программ по запросам обучающихся.
  • Координация, поддержка и учет обучения студентов по актуальной для института тематике, независимо от способа обучения.
  • Профориентационная деятельность в виде научно-познавательных мероприятий, вовлекающих обучающихся именно в те направления деятельности, которые актуальны вузу.
  • Организация производственной практики и стажировок на предприятиях своей направленности.
  • Подготовка специалистов по заявкам предприятий, в том числе готовых творческих коллективов.

Такая модель отношений института со студентами разрывает связь обучения и сопровождения образовательной траектории. Обучается теории студент, где хочет и как хочет. Институт может ему рекомендовать, но выбор остается за студентом. Продуктом института является знание рынка труда и образования по своей тематике, способность и готовность сопровождать движение студента по его индивидуальной образовательной траектории вплоть до рекрутинга. Подавляющему большинству студентов нужно хорошо продаться на рынке труда– это их цель обучения. Поскольку на рынке труда нужны не сертификаты о прохождении курсов, а практические компетенции, важным направлением работы института должно быть наличие связей с профессиональными организациями, которые готовы принимать на стажировку/практику студентов и давать им отзывы-оценки по достигнутым компетенциям.

Особо яйцеголовым студентам институт предлагает обучение в университетах. Передача адекватного студента в университет должна быть выгодна институту. Университеты должны патронироваться наукой и пополнять ее достойными кадрами.

Общая картинка

Обучение происходит по широкому спектру предложений в условной школе для любых возрастов.

  • Условность в том, что широкое разнообразие, которого в традиционной школе никогда не было.
  • Школа, потому что для всех по единым правилам.

Могут быть нюансы для несовершеннолетних в части усиленного контроля за их безопасностью и режимом дня, но они непринципиальны с точки зрения организации обучения.

Отвечая на вызов Пескова об исключительно сетевом обучении, полагаю, будут жить самые разные формы. Не верю в исключительно сетевое обучение. Оно дешевле. Оно технологичнее. Но мотивация к обучению возникает только в контакте между людьми. Не верю, что возможна жизнь в рамках исключительно сетевых контактов без очного общения. Более того, уверен, что есть люди, которые не готовы даже теорию изучать исключительно в компьютерном виде. Но верю и в таких фанатов, которые будут максимально выжимать все из сети и минимизировать личные контакты. Можно вспомнить Солярию Азимова. Значит, будет разнообразие, регулируемое потребностями людей.

Результаты обучения оцениваются в независимых центрах и попадают в единую базу подтвержденных компетенций на основе единой развивающейся карты знаний. Это позволяет динамично формировать свой образовательный профиль и сопоставлять его с динамично обновляемыми по мере необходимости профилями компетенций для соискания вакансий и поступления на очередные курсы.

Институты, поддерживаемые профильными ведомствами, мониторят профили перспективных для себя студентов и сопровождают их профессиональное развитие, содействуют повышению квалификации в востребованных направлениях и устройству на работу. Полагаю, они вытеснят с рынка чисто рекрутинговые агентства, потому что голый рекрутинг перестанет быть востребован.

Университеты как элитарные учреждения для научно мотивированных студентов будут центрами популяризации науки, культуры и образования, «ускорителями» студентов для научных траекторий.

Необходимо пожизненное финансирование каждому некоторого объема покрытия образовательных потребностей, раз уже очевидна необходимость обучения всю жизнь. Ежегодная норма может накапливаться, может расширяться за счет личных средств. Но государство должно стимулировать постоянное обучение, если оно хочет претендовать на статус великого в современном мире.

Реализация

Для построения такой картинки достаточно в этой логике начать строить любую новую структуру в сфере высшего образования. Тот же университет НТИ, если для него есть люди и средства. Хотя заметно мощнее для страны было бы в этом направлении начинать разворачивать «Открытый университет», а не подстраивать его новые технологические возможности под старые модели работы.

PS. Мелкий технологический штрих. Полагаю, такое изменение образовательного ландшафта требует от вуза разделения управления образовательным процессом и бытовыми нуждами на независимые структуры с разными принципами финансирования.

Отправить комментарий