31 янв. 2017 г.

Учиться хором

Прекрасное музыкальное явление стало поводом для размышлений о жизни и об образовании.

30 января 2017 года наслаждался юбилейным концертом, посвященным 70-летию Льва Зиновьевича Конторовича, народного артиста России, профессора, заведующего кафедрой Современного хорового исполнительского искусства Московской консерватории.

  1. О мотивированном обучении

    Мои собственные дети занимались в детском хоре, который курировал юбиляр. Однажды мне посчастливилось наблюдать репетицию с его участием. Я как опытная училка с любопытством наблюдал, как совершенно лишенный каких-то авторитарных признаков на лице маэстро ходил между хористов, увлеченных беготней, и недоумевал, как же он их в чувство будет приводить?

    Начало репетиции, казалось, подтверждало мои опасения: старшие неторопливо встали на свои места, а мелюзга продолжала мотаться друг за другом даже когда начали петь. Но буквально в течение полминуты они прибежали на свои места. Однако сразу переключиться на пение не могли и продолжали друг друга смыкать. Пение прекратилось по команде Канторовича. Вопросительный взгляд на шалунов практически всех переключил. Только один не мог справиться с возбуждением от беготни. Опять начали петь. На этого неспокойного ноль внимания. Еще минута-две и он тоже входит в процесс.

    Незабываемое ощущение от совместного действа: явно видится, как Лев Зиновьевич играет на хоре. Я подчеркиваю: хор воспринимается как единый инструмент, на котором играет маэстро. При этом все получают удовольствие от процесса: он– от своей игры, дети– от исполнения своей роли, как индивидуально, так и в совокупности. И ему не нужно иметь нисколько авторитаризма, которым обязаны обладать все училки, чтобы контролировать согласованную работу детской аудитории. Он берет удовольствием от процесса. Когда он стал реже приходить на репетиции, дети начали уходить из хора. Именно он давал это незабываемое чувство радости совместного пения. Его ученица такой харизматичностью не обладала. Но это не та харизматичность, к которой мы привыкли: это невзрачная харизматичность Мастера!

    Случайно подсмотренная репетиция стала путеводной звездой моих бесконечных обсуждений будущего образования: что может сделать встречное движение учителя и ученика, каким удовольствием и напряжением может стать мотивированное обучение.

  2. О созвучии несозвучного

    Прекрасное многоголосие, часто с непростой мелодикой, вызвало неожиданную аллюзию к многочисленным столкновениям разных мнений и характеров. Каждый голос в хоре показался вправе представлять одно из мнений в дискуссиях.

    • В хоре они создавали совместную гармонию, давали несопоставимо более сочное звучание, чем каждый в отдельности.
    • В столкновении мнений каждый борется за свой голос, подавляя другой или склоняя его на свою сторону.

    Аналогии всегда неточны, но могут навести на полезные мысли. Тем более, в жизни очень много подобного.

    Мысль первая, что хор управляется централизованно и исполняет одну конкретную мелодию, рассчитанную заранее на много разных голосов. Отсюда вывод 1:

    • планы в стране, чтобы получалось сочно и красиво, должны обладать мелодикой на все голоса.

    Мысль вторая, что развитые сложные музыкальные произведения родились из природы. Естественные звуки, созвучия восприняты человеком и доведены до сложного и красивого звучания не при случайном стечении обстоятельств, а целенаправленно. Самой яркой иллюстрацией можно считать работу ансамбля «Стомп», где совокупность совершенно немузыкальных бытовых звуков превращают в увлекательные звуковые шоу. Значит, вывод 2:

    • чтобы получались вдохновляющие всех созвучия из разных мнений, нужно учиться их сочетать, а не подавлять или затыкать отличные от своего
  3. О страхах

    Мы все опасаемся за устойчивость своего существования. Но мир неустойчив. И неустойчивость, неопределенность нарастает. Навык стремиться к устойчивости может оказаться опасным. Для жизни в условиях неустойчивости, изменчивости нужно ценить разные мнения– лучше иметь выбор, чем оказаться в дураках из-за отсутствия альтернативы.

    Когда звучит один тон, один голос, это сначала нравится, потом раздражает, потом усыпляет. Если целый хор звучит в унисон, это сначала впечатляет как единение, потом удивляет, как что-то не очень естественное, наконец, воспринимается как громкая данность. Звук меняющийся в соответствии с условиями жизни не раздражает и не утомляет. А когда звуки множатся и сочетаются, они воодушевляют гораздо больше унисона. Это другое воодушевление: созвучная красота как широта возможностей, а не просто кратная мощь.

    Не надо бояться многоголосия. Нужно стремиться к нему. Созвучие сразу не достигается. И не всегда оно нужно. В детстве я не воспринимал сложную музыку без очевидной мелодики. Сейчас сложная музыка начала восприниматься. Правда, помногу тяжело: видимо, как все сложное, много не переваривается. Но сложно– не значит плохо. Лучше найти сложное созвучие, чем подавить чужой звук как лишний.

Отправить комментарий